Происхождение Руси. История ДНК-родов населения России. Г.В. Трутнев
О книгеЧетвертая часть. История каганата Русь1. История племён в исторической области Мазовия с 15 века до н.э. до 5 века н.э.

1. История племён в исторической области Мазовия с 15 века до н.э. до 5 века н.э.

 

1.1. Сведения о каганате Русь.

В Повести временных лет сообщается: «В год 6360 (852), индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом» [1. ПВЛ. Лихачев]. Вероятно около 852 года было посольство Руси в Царьград, о котором у авторов Повести временных лет были сведения, но византийских источников не сохранилось. Затем в истории о призвании Рюрика сообщается:  «И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, – вот так и эти». Далее: «И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же – те люди от варяжского рода, а прежде были словене» [1. ПВЛ. Лихачев].

 

Из содержания Повести временных лет следует, что в районе Балтийского моря существовал народ русь, который  киевские поляне относили к группе племён варягов. Народ варяги – русь, или русские варяги создали каганат Русь, который в 852 году направил посольство в Константинополь, а в 860 (866 в ПВЛ) году совершил  нападение на Константинополь (Царьград). 

 

В Повести временных лет сообщается: «А славянский народ и русский един, от варягов ведь прозвались русью, а прежде были славяне; хоть и полянами назывались, но речь была славянской. Полянами прозваны были потому, что сидели в поле, а язык был им общий – славянский» [1. ПВЛ. Лихачев]. Из этой фразы следует, что русские варяги говорили на славянском языке, но в составе славянских племён русские не упоминаются. О происхождении русских варягов  в Повести временных лет ничего не сообщалось. Из этого следует, что авторы Повести временных лет не знали, или не стали упоминать о древней истории полян и русин, даже о тех событиях, которые были  описанны в Вилькина-саге. Также авторы Повести временных лет не знали, или не стали упоминать о происхождении названия Русь. 

 

Следует отметить, что в Повести временных лет ничего не сообщалось о нашествии гуннов и о готах Германариха. Это соответствует римским источникам, по которым славяне стали упоминаться в середине 6 века. Вероятно авторы Повести временных лет считали достоверными только римские и византийские источники и поэтому исключили сведения о племенах русин, которые в 8-9 веках жили в верховьях Волги, Западной Двины, Днепра и возглавлялись предками Гостомысла. Также в Повести временных лет не упоминаются племена русин, жившие в 9 веке районах Среднего Днепра, Днестра и в Закарпатье, о которых сообщалось в Баварском географе. Таким образом, в Повести временных лет русины представлены исключительно как варяги, что не соответствует другим источникам и сведениям ДНК-генеалогии. 

 

По сведениям Баварского географа и археологическим исследованиям племена русин были земледельцами в районе Среднего Днепра и Восточного Прикарпатья. По арабским источникам русины были купцами. По сведениям В.Н. Татищева  из утерянной Иоакимовской летописи племена русин жили в верховьях Волги до завоеваний варягов. По материалам ДНК-генеалогии  потомки рода Руса субклада R1a>Y2902, начиная с 1 века до н.э. широко расселились по Центральной и Восточной Европе, а представители субклада R1a>Y2902>Y2910 стали основой этноса великоруссов. Далее мы исследуем эти противоречия и  реконструируем историю формирования русского народа и государства Русь на основе объективных сведений ДНК-генеалогии.      

 

Первое датируемое известие о каганате Русь содержится в Бертинских анналах и относится к 839 году. В Бертинских анналах сообщается о посольстве византийского императора Феофила к императору Людовику Благочестивому 18 мая 839 года. С византийским посольством были посланы некие люди, которым Феофил просил оказать содействие по возвращению на родину: «Он также послал с ними тех самых, кто себя, то есть свой народ называли Рос, которых их король, прозванием каган, отправил ранее ради того, чтобы они объявили о дружбе к нему [Феофилу], прося посредством упомянутого письма, поскольку они могли [это] получить благосклонностью императора, возможность вернуться, а также помощь через всю его власть. Он [Феофил] не захотел, чтобы они возвращались теми [путями] и попали бы в сильную опасность, потому что пути, по которым они шли к нему в Константинополь, они проделывали среди варваров очень жестоких и страшных народов. Очень тщательно исследовав причину их прихода, император [Людовик] узнал, что они из народа свеонов, как считается, скорее разведчики, чем просители дружбы того королевства и нашего, он приказал удерживать их у себя до тех пор, пока смог бы это истинно открыть»[2. БА. Волынец]. 

 

Из текста следует, что в 839 году существовало королевство народа Рос (Русь), которое возглавлялось каганом, и глава королевства находился в регионе Балтийского моря. Следует отметить совпадение названия народа рос с племенем росомонов (мужей рос) в рассказе  Иордана «О происхождении и деяниях гетов». Византийцы называли народ не русами, а росами, предположительно, по аналогии с названием демонического библейского народа рош [3.Сюзюмов], либо из-за отсутствия в языке буквы «у» (греческий «ипсилон» читался как «ю»).  

 

Расположение каганата Рос (Русь) исторической наукой не определено. История каганата Рос (Русь) неизвестна. В Повести временных лет о каганате Рос (Русь) и происхождении народа русин ничего не сообщается. В Повести временных лет отмечается, что днепровские славяне от балтийских варягов прозвались русью, варяги – русь говорили на славянском языке и княжеский род Рюриковичей был призван из Балтийского региона [1.ПВЛ. Лихачев]. Из текста Повести временных лет следует, что днепровские славяне варягами называли племена разных этносов, происходивших из прибрежных районов Балтийского моря. Вероятно слово варяги обозначало жителей морского побережья и соответствовало славянскому - поморы. 

 

Князь Рюрик считается основателем Русского государства, поэтому к его происхождению всегда уделялось особо пристальное внимание. Самые древние письменное упоминание о происхождении Рюриковичей известны с 1520 годов  в «Сказании о князьях Владимирских». В летописи Михаила Медоварцева конца 1520-х гг. (ГИМ Синод. 939) [4. Медоварцев] появляется число поколений, отделяющих Пруса от Рюрика: «А от Пруса четвертое на десять колено Рюрик». Согласно Степенной книге середины 1550-х – 1563 г. Рюрик и его братья происходят «от племени Прусова», «и сему Прусу тогда поручено бысть властодръжьство в березех Вислы рекы, град Мадборок, и Турун, и Хвоиница, и пресловыи Гданеск, и ины многи грады по реку, глаголемую Немон, впадшую в море; иже и доныне зовется Пруская земля»[5. Степенная книга].

 

В книге древних родов России именуемой «Бархатной книгой» (1687г.) написано: "Егда всесильный и единый от Троицы Господь наш Иисус Христос изволи вочеловечитися от Пресвятыя Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии, и во время Его святительного на землю пришествия, Августу Цесарю Римскому, обладающу всею вселенною, и раздели вселенную в содержание братии своей... Братажъ своего Пруса постави в березех Вислы реки, в град Мадборок и Турун и Хвоиницы и преславный Гданеск, и иных многих градов по реку, глаголемую Немон, впадшую в море; и до сего числа по имени его зовется Пруская земля. А от Пруса 14 колено Рюрик"[6. Родословная книга]. 

 

Вероятно в 9 веке на месте городов Мадброк, Турун, Хвоиницы, Гданеск находились центры разных племён. Из исследования списка племён «Баварского географа» следует, что на нижней Висле в районе городов Мадброк (Мариенбург), Турун (Торунь – Хелминская земля), Хвоиницы (Хойницы – Кониц), Гданеск (Гданьск) находилось королевство Зеруян (№ 35): «Зеруяне (Zeriuani), у которых одних есть королевство и от которых все племена славян, как они утверждают, происходят и ведут свой род»[7. Дьяконов].

 

Ряд упоминаний Руси (или Русий) имеется у Адама Бременского и его комментатора, относящихся ко времени около 1075 г. Так, перечисляя балтийские острова, Адам называет заселенную славянами Фембру, «тот, которым владеют раны (руги, руны)», а также «третий остров, называемый Семланд, смежный с Русью и Поляками, населенный сембами и пруссами, отличающимися человеколюбием»[8.Адам].

 

Комментатор Адама Бременского  сообщил, что польский король Болеслав в союзе с Оттоном III (ум. 1002) подчинил всю Славонию, Руссию и Пруссию. «Славония» — это либо Западное Поморье, либо вся территория балтийских славян. Руссия здесь занимает область между Славонией и Пруссией [9. Кузьмин].

 

Таким образом у нас есть основания считать, что упомянутый в 839 году в Бертинских анналах каганат Рос (Русь) соответствует упомянутому в «Баварском географе» королевству Зеруян и находился южнее полуострова Самбия (современной Калининградской области). 

 

Следует отметить, что в 860 году для похода на Константинополь в низовьях Вислы  было удобно собрать дружины из Балтийского региона. Поход русин на Константинополь в 860 году был отражён в нескольких византийских источниках. Патриарх Фотий, переживший осаду Константинополя, в одной из речей-проповедей сразу же после ухода русин так охарактеризовал их: «Народ незаметный, народ, не бравшийся в расчёт, народ, причисляемый к рабам, безвестный — но получивший имя от похода на нас, неприметный — но ставший значительным, низменный и беспомощный — но взошедший на вершину блеска и богатства; народ, поселившийся где-то далеко от нас, варварский, кочующий, имеющий дерзость [в качестве] оружия, беспечный, неуправляемый, без военачальника, такою толпой, столь стремительно нахлынул будто морская волна на наши пределы…»[10. Фотий].

 

Из текста патриарха Фотия следует, что в первой половине 9 века каганат Русь находился за пределами интересов Византии. Из текстов патриарха Фотия можно понять, что причиной похода русин было чрезмерное наказание купцов русин. Из этого следует, что Русь в 860 году была крупным торговым центром и для отстаивания своих торговых интересов смогла  организовать поход на нескольких сотнях кораблей с участием около 8 тысяч воинов. 

 

Вероятно Русь было самоназванием каганата, а западные народы новый союз племён называли древним названием Зеруян (Zeriuani). Можно предположить, что ранее русины назвались сериянами, или входили в союз племён с общим названием серияне. Следует отметить, что средневековых сербов, тоже называли сериянами и у современных сербов распространён субклад R1a>Y2902 рода Руса. 

 

В Повести временных лет не сообщается никаких сведений, которые можно сопоставить с  племенами русин на территории волынцевской культуры, также ничего не сообщается о королевстве Зеруян (Zeriuani). В Повести временных лет сообщается: «В год 6360 (852), индикта 15, когда начал царствовать Михаил, стала прозываться Русская земля. Узнали мы об этом потому, что при этом царе приходила Русь на Царьград, как пишется об этом в летописании греческом»[1.ПВЛ. Лихачев]. 

 

Далее в  Повести временных лет сообщается: «В год 6367 (859). Варяги из заморья взимали дань с чуди, и со словен, и с мери, и с кривичей. А хазары брали с поля, и с северян, и с вятичей по серебряной монете и по белке от дыма»[1.ПВЛ. Лихачев]. Далее в  год 6370 (862) в Повести временных лет рассказывается об изгнании варягов и призвании князя Рюрика из племени русь: «Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, – на Белоозере, а третий, Трувор, – в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля»[1.ПВЛ. Лихачев].

 

Затем в Повести временных лет рассказывается о поселении в Киеве бояр Рюрика – Аскольда и Дира и последующем их набеге на Константинополь: «В год 6374 (866). Пошли Аскольд и Дир войной на греков и пришли к ним в 14-й год царствования Михаила»[1.ПВЛ. Лихачев]. По Византийским источникам в 866 году не было набега руси на Константинополь. Описание из Повести временных лет соответствует набегу 860 года. 

 

По археологическим исследованиям нет оснований считать, что во второй половине 9 века из района Среднего Днепра мог быть организован поход на Константинополь. В середине 9 века на месте Киева было три небольших поселения, через которые проходил незначительная  транзитная торговля. В районе Нижнего Днепра и верховий Северского Донца в середине 9 века доминировали племена мадьяр (венгров) и они бы не позволили организовать набег на Константинополь. Если бы набег 860 года был бы организован из района Среднего Днепра, то в византийских источниках нашло бы отражение позиция мадьяр (венгров)  по отношению к этому набегу. Кроме этого в Повести временных лет, которая описывает древнюю историю племени полян, было бы обязательно отмечено участие племени полян в набеге 860 года. Вероятно искажение исторических сведений было связано с политическими интересами Киева в 11 веке.

 

Из анализа исторических источников у нас есть основания считать, что в период от первой половины 9 века до середины 10 века в низовьях реки Висла существовал союз племён, который назывался каганат Русь. Для реконструкции происхождения каганата Русь, славянских племён кривичей, ильменских словен и великорусского этноса необходимо исследовать район Юго-Восточной Прибалтики в период  от 13 века до нашей эры до 10 века нашей эры. 

 

1.2. Сведения об археологических культурах Юго-Восточной Прибалтики II-I тыс. до н.э.

На основании перечисленных в предыдущем разделе источников есть основания предполагать, что каганат Русь в первой половине 9 века находился в районе около исторической области Мазовия. Мазо́вия, реже Мазовша, Мазовецкая земля (польск. Mazowsze, Ziemia mazowiecka, лат. Masovia, нем. Masowien), — историческая область в центральной Польше. Главный город — Варшава. Жители Мазовии называются мазовшанами. 

 

Границы Мазовецкого княжества в 1211 году.

 

По прусским преданиям название Мазовии происходит от князя Мазо, который в 6-7 веках возглавлял аварскую колонию в районе западнее Мазурских озер. Границы исторической области Мазовия значительно изменялись, но центральная часть территории сохраняет преемственность населения в период от 14 века до н.э. по настоящее время.  

 

Западная Европа во второй половине II тыс. до н. э. Археологические культуры:

1 — Фуд-Вессель; 2 — Уэсэкс; 3 — бретонская; 4 — Сены-Уазы-Марны; 5 — нордийская-пошерзонская;

6 — нордийская-шишлейская; 7 — унструцкая; 8 — гробовско-смердовская; 9 — балтийская;

10 — сосницкая; 11 — бондарихинская; 12 — тшинецкая; 13 — станово-фельшесечская;

14 — комаровская; 15 — белогрудовская; 16 — сабатиновская; 17 — отоманская или фюзешабонская; 18 — монтеору… 

 Фрагмент Рис. 5.  [11. Седов].

 

В книге В.В. Седова «Славяне. Историко-археологическое исследование» сообщаются следующие сведения об археологических культурах: «В середине и второй половине II тысячелетия до н. э. в Западной Европе по археологическим данным наблюдается весьма пестрая этнокультурная ситуация (рис. 5). Выявляется множество археологических культур, некоторые из которых функционировали непродолжительное время (57)»[11. Седов].

 

На карте археологических культур второй половины II тыс. до н.э. для нашего исследования представляет интерес район нижней и средней Вислы и границы археологической культур: №6 — нордийская-шишлейская, №8 – гробовско-смердовской, №9 – балтийской, и северо-восточная зона ареала среднеевропейской историко-культурной общности полей погребальных урн. На этих территориях сформировались разные этносы, которые сохраняли свою обособленность и постоянность границ более 3 тысячелетий до  германского завоевания Южной Прибалтики в 13 веке. Следует отметить, что остров Рюген и Западная Померания во второй половине II тыс. до н.э. находились на территории нордийско-шишлейской культуры.

 

В книге В.В. Седова «Славяне. Историко-археологическое исследование» сообщается: «Наиболее крупное культурно-историческое образование индоевропейцев на протяжении семи — восьми столетий существовало в срединной части Европы. В среднем бронзовом веке это были культура курганных могил и сменившая ее среднеевропейская культура полей погребальных урн»[11. Седов].

 

«На позднем этапе эволюции рассматриваемой культуры получают все более широкое распространение бескурганные захоронения по обряду трупосожжения. Это был постепенный процесс, завершившийся во второй половине 13 века до н. э. полным вымиранием обычая сооружать курганы и обряда трупоположения. Новая обрядность — захоронение останков кремации в урнах на бескурганных могильниках («полях погребений») — дала название новому крупному образованию — среднеевропейской культурно-исторической общности полей погребальных урн, датируемой 13- 8/7 веками до н. э.(59)[11. Седов].

 

«Несомненна близость духовной культуры населения, создавшего среднеевропейскую культуру полей погребальных урн. Повсеместное распространение на всей ее территории однотипного погребального обряда и обряда трупосожжения свидетельствует о господстве единых представлений о загробной жизни, согласно которым огонь помогал душам умерших освободиться от тела и вознестись на небо. В погребальные костры, чтобы облегчить «полет души», население иногда клало крылья птиц. О единстве духовных начал населения говорят сходные представления о символах жизни и амулеты-обереги (60). При раскопках во множестве пунктов встречены разнообразные подвески с украшениями в виде птичьих голов. Такими же изображениями украшались бронзовые сосуды и предметы вооружения, а на позднем этапе и повозки, в которых хоронили умерших высших представителей общества. Обычно изображались лебеди и другие водоплавающие птицы, служившие солнечными символами, связывающими небесную и земную сферы, и параллельно символами плодородия. Стилизованные изображения птиц в сочетании с концентрическими кругами, колесами, крестами и бычьими рогами свойственны всему ареалу среднеевропейской общности полей погребальных урн и зафиксированы еще только в тех регионах, в которых сказывается ее влияние»[11. Седов].

 

Вероятно широкое распространение индоевропейских языков в Центральной и Западной Европе произошло вследствие расселения племён из территории культуры полей погребальных урн. В книге В.В. Седова сообщается: «Самое же главное заключается в том, что древнеевропейская атрибуция среднеевропейской общности полей погребальных урн надежно определяется археологическими материалами. Ранние древности исторических кельтов, иллирийцев, италиков и некоторых других европейских этносов, о чем несколько подробнее будет сказано ниже, генетически восходят к этой общности»[11. Седов].

 

«Картография памятников рассматриваемой историко-культурной общности достаточно определенно свидетельствует о повышенной плотности заселения ее ареала, особенно это касается поздних стадий ее развития. Избыток населения стал одной из основных причин начавшейся миграции его в разных направлениях»[11. Седов].

 

Из рассказа готского историка Иордана следует, что в 3-6 веках венеты (венеды, венды) жили в районе Средней и Верхней Вислы и говорили на славянском языке. Во второй половине II тыс. до н.э. районы Средней и Верхней Вислы находились в северо-восточной зоне полей погребальных урн. В период от второй половины II тыс. до н.э. и до распространения христианства в Польше в районе Средней и Верхней Вислы наблюдается последовательная преемственность обряда захоронений и основных археологических маркеров. На основании истории расселения славян из Повести временных лет, исторических сведений о венетах и венетском языке и археологических исследований, можно предположить, что племёна, жившие в районе Средней и Верхней Вислы в период от второй половины II тыс. до 1 века до н.э.  говорили на индоевропейских языках венетской группы.

 

О венетах в книге В.В. Седова сообщается следующее: «Из среднеевропейской культуры полей погребальных урн эволюционировала еще культура эсте в северо-восточных землях Италии — в провинциях Падуя и Венеция (79) Во II тыс. до н. э. эта область была мало заселена, и в начале I тыс. до н. э. здесь расселяются племена из ареала среднеевропейской общности полей погребальных урн — из-за Альп»[11. Седов].

 

«На основании топонимики и исторических данных носители этой культуры надежно отождествляются с венетами, язык которых современная лингвистика выделяет в самостоятельную группу индоевропейской семьи, связанную рядом изоглосс с италийскими, кельтскими, иллирийскими и германскими языками (81). Язык венетов зафиксирован в кратких надписях, обнаруженных в античном Атесте (современный Эсте), Винченце, Падуе, Спине, Лаголе, то есть в основном в ареале культуры эсте»[11. Седов].

 

Ареал Лужицкой культуры (выделено зелёным)

 

По интересующему нас региону Юго-Восточной Прибалтики в книге В.В. Седова сообщаются следующие сведения: «Ещё одна этноязыковая группа сформировалась в северо-восточной части ареала среднеевропейской общности полей погребальных урн. Эта территория, включавшая бассейны Вислы, Одера и верхней Эльбы, не была затронута гальштатским воздействием, и в начале железного века здесь продолжала свое развитие лужицкая культура. Коренным ареалом ее являются западные области Польши (Великопольша, Силезия, Любусская земля и  Поморье), смежные регионы Германии (Саксония и Бранденбург) и северные части Чехии и Словакии. Здесь на основе одной их групп культуры курганных погребений (предлужицкой) она и сформировалась. Около 1200 года до н. э. племена лужицкой культуры расширили свою территорию на восток до водораздела Вислы с Днепром и Днестром (85)»[11. Седов].

 

Лу́жицкая культу́ра существовала в период 12-4 веков до н.э., была распространена на территориях современных Германии, Польши, Чехии, Белоруссии (Полесье) и западной Украины (Волынь)[12.Лозко]. По оценке  Б. А. Рыбакова на территории лужицкой культуры жили племена разных этносов, среди которых были племена венетов (венедов, вендов). Представитель лужицкой культуры из Halberstadt-Sonntagsfeld (Саксония-Анхальт, Германия), живший в 11 веке до н. э., был носителем  Y-хромосомной гаплогруппы R1a>Z280.  

 

В книге В.В. Седова сообщается: «Могильники лужицкой культуры насчитывают по нескольку сот захоронений и функционировали столетиями. Так, некрополь в Лясках насчитывал свыше 1800 погребений. Останки трупосожжений, собранные с погребальных костров, хоронились в круглых или овальных ямах. Выделяется три основные разновидности погребений: 1) помещение остатков кремации в глиняных сосудах-урнах, обсыпанных остатками погребальных костров; 2) безурновые захоронения, в которых кальцинированные кости перемешаны с золой и углями; 3) помещение остатков кремации без урн и без остатков погребального костра. В отдельных случаях могилы обставлялись камнями. Погребальные урны иногда покрывались мисками. Изредка встречаются так называемые подклёшевые захоронения — урны в них накрывались большим сосудом, опрокинутым вверх дном»[11. Седов].

 

«Лужицкая культура не была единой на всей территории распространения, а её локальные группы не были стабильными. Так, в начальной стадии эволюции культуры выявляются западнопольская, верхнесилезско-малопольская, константиновская и саксонско-лужицкая группы. В последующий период число их увеличивается, теперь выделяются: нижнесилезская, западновеликопольская, восточновеликопольская, среднепольская, келецкая, тарнобжегская и ульвовекская группы. В позднее время образуются еще бяловицкая, среднесилезская, горицкая, гужицкая, биллендорфская (белинская), чешско-силезская, или силезско-платенская, и моравская группы. Это были неустойчивые культурные образования с неустановившимися границами, которые и дробились, и объединялись при некотором перемещении населения»[11. Седов].

 

В позднем бронзовом веке земли, примыкающие с юга к Балтийскому морю, заселили племена лужицкой культуры. Здесь выделяются две группы этой культуры — поморская и вармийско-мазурская, разделяемые нижним течением Вислы. В самом начале железного века в значительной части юго-восточной Прибалтики имел место значительный прилив лужицкого населения, который охватил не только Мазурское Поозерье, но и западные области территории Литвы и Латвии. Здесь получает распространение шероховатая керамика неизвестных ранее форм, находящая полные аналогии в материалах лужицкой культуры Среднего Повисленья и бассейна Одера (88)»[11. Седов].

 

Археологические культуры в 4 веке до н.э.:  

 

«Западнее нижней Вислы, на Кашубской возвышенности в те же столетия складывается поморская культура, этническая атрибуция носителей которой надежно не определена [11. Седов].

 

«Ещё в 20–30-х годах XX в. Ю. Костшевский обращал внимание на тесную связь культуры западнобалтских курганов и поморской культуры, рассматривая их как две группы единой археологической культуры»[11. Седов].

 

Культура самбийских курганов, или западнобалтийских курганов, — существовала в период 6 – 1 веков до н. э., находилась на территории современных Калининградской области, западной Литвы, восточной  Польши, западной Белоруссии. Была генетически связана с жуцевской культурой [13. Кулаков. 1985].

 

Формирование культуры самбийских курганов совпадает с появлением скифов в Северном Причерноморье и вытеснением части племён киммерийцев в Центральную Европу. Вероятно переселение скифов привело к последовательным переселениям многих племён Центральной Европы. Из района Средней Вислы племена венетов и других неизвестных племён переселились в район Юго-Восточной Прибалтики и под влиянием местных племён участвовали в формировании поморской культуры и культуры самбийских курганов.

 

В книге В.В. Седова сообщается: «В 6–5 веках до н. э. на земли лужицкой культуры и соседних с ней культур Чехии и Словакии неоднократно совершали набеги скифы (91) Среди скифских находок встречается довольно много характерных наконечников стрел, некоторые из них обнаружены в валах лужицких городищ с их внешней стороны. Часть городищ была сожжена или разрушена скифами. На городище Вицин раскопками открыты скелеты женщин и детей, погибших во время одного из набегов. Здесь же найден клад бронзовых украшений последней четверти 6 — первой половины 5 века до н. э.»[11. Седов].

 

«Вместе с тем в ареале лужицкой культуры встречается немало скифских украшений, в том числе многочисленные бронзовые височные кольца (есть и в погребениях лужицкого населения), характерные для лесостепных областей Скифии, и предметы, являющиеся произведениями искусства, выполненные в «зверином стиле». Они свидетельствуют о том, что между скифами и средневропейским населением существовали и мирные взаимоотношения»[11. Седов].

 

Ранние скифские предметы ничем не отличались от киммерийских. Вероятно часть киммерийских племён после поражения от скифов поселились на территории лужицкой культуры, а затем переселились в район полуострова Ютландия и западной Померании. В составе этих переселенцев были  племена бургундов (балтийских гуннов). В Ютландии племена кочевников были ассимилированы местными германскими племенами, но сохранили древние племенные названия. Возможно на основе кочевников киммерийцев произошло германское племя кимвров.

 

После переселения кочевников в район Ютландии и Западной Померании потомки племён лужицкой культуры вернулись на свои земли. В книге В.В. Седова сообщается: «Польские и чешские археологи полагают, что скифские набеги привели к некоторому упадку лужицкой культуры. Вслед за набегами скифов в висло-одерские области лужицкой культуры началась широкая инфильтрация племен поморской культуры»[11. Седов].

 

«Около 550 г. до н. э. начинается миграция племен поморской культуры на территорию лужицкой культуры. В течение полутора столетий переселенцы из Польского Поморья расселились на значительной части бассейна средней и верхней Вислы и в смежных районах бассейна Одера. Миграция населения поморской культуры на юг была обусловлена вторжением в их земли носителей культуры лицевых урн. Последние представляют собой специально изготовленные для погребений грушевидные глиняные сосуды с натуралистическими или схематическими изображениями человеческого лица. Туловища их украшались геометрическими узорами или различными изображениями (коня, всадника, повозки, сцен охоты и др.). Поверхность урн черная, прочерченные орнаменты заполнялись белой пастой. Крышки имели вид шапки с небольшими полями»[11. Седов].

 

«Такие лицевые урны получили распространение наряду с Польским Поморьем в Ютландии, южных регионах Скандинавии и бассейне Эльбы. Более ранние находки подобных урн широко представлены в Этрурии (Италия). В Северную Европу лицевые урны были явно привнесены переселенцами, этнос которых определить не представляется возможным. Материалы поморской культуры свидетельствуют о том, что пришлое население растворилось в среде более многочисленного аборигенного» [11. Седов].

 

Этру́ски (итал. Etruschi, лат. Etrusci, Tusci, др.-греч. τυρσηνοί, τυρρηνοί,  самоназвание: Rasenna, Raśna ) населяли в I тыс. до н. э. северо-запад  Апеннинского полуострова (область — древняя Этрурия, современная  Тоскана) между реками Арно и Тибр и создавшие развитую культуру, предшествовавшую римской и оказавшую на неё большое влияние.

 

Точных сведений о происхождении этрусков не обнаружено. По преданиям, записанным Геродотом, этруски — это выходцы из Лидии, области в Малой Азии. Тиррены или тирсены были вынужденны покинуть родину из-за катастрофического неурожая и голода. Тит Ливий записал предание о северном происхождении этрусков от приальпийских племён. В рамках данной гипотезы, этруски - расены состояли в родстве с альпийскими ретами. 

 

Реты (лат. Raeti, ромш. Rhaeti) — древние племена, обитавшие в долинах Западных и Центральных Альп. Происхождение достоверно не известно, античные авторы отождествляют ретов с этрусками. Ретский алфавит относится к группе «северноэтрусских». Ретский язык грамматически и лексически близок к этрусскому языку. О ретах Страбон писал: « Далее, по порядку следуют части гор, обращённые к востоку и к югу; их занимают реты и винделики, области которых примыкают к областям гельветов и бойев, ибо их территории лежат вблизи равнин этих племён. Область ретов простирается до части Италии, расположенной над Вероной и Комом (между прочим, «ретийское» вино, которое, как кажется, не уступает прославленным сортам вин италийских областей, производится у подошвы Ретийских Альп), а также доходит до местностей, по которым протекает Рен; к этому племени принадлежат лепонтии и камуны. Винделики и норики занимают большую часть внешней стороны предгорья вместе с бреунами и генаунами (последние принадлежат уже к иллирийцам ). Все эти племена от времени до времени совершали набеги не только на соседние части Италии, но также на страну гельветов, секванов, бойев и германцев. Ликаттии, клаутенатии и венноны являлись самыми отважными воинами среди всех винделиков, а среди ретов — рукантии и котуантии»[14. Страбон].

 

На материале античных источников и данных археологии можно сделать вывод о том, что в этногенезе этрусков участвовали доиндоевропейские племена из Малой Азии, переселенцы с ареала Чёрного и Каспийского морей во II тыс. до н. э. и переселенцы из верхнего и среднего Дуная. В процессе формирования этрусской общности встречены следы эгейских и эгейско-анатолийских эмигрантов. В подтверждение тому приводятся результаты раскопок на о. Лемнос (Эгейское море), где были встречены надписи, близкие грамматическому строю этрусского языка. 

 

Вероятно союз городов этрусков состоял из нескольких этносов разного происхождения и говоривших на разных языках. Этруски  поселились на побережье и завоевали территории нескольких племён включая италиков, латинов, умбров.  Возможно предки племени создавшего поморскую культуру происходили от племён винделиков – соседей ретов.  Возможно часть племён венетов в 8 веке до н.э. осели в районе Венетии, а часть поселились в районе будущей Тосканы. Затем после завоеваний этрусками часть племён венетов и венделиков вошли в состав Этрурии, а часть переселились на побережье Северного моря и далее в Померанию. Вероятно племя ругов происходило от создателей поморской археологической культуры.   

 

В книге В.В. Седова сообщается: «Расселение носителей поморской культуры в Висленском и Одерском бассейнах не сопровождалось какими-либо ощутимыми перемещениями местного лужицкого населения. Оно не покидало мест своего проживания. На первом этапе поселения и синхронные им могильники носителей лужицких и поморских древностей сосуществовали на одной территории параллельно. Но очень скоро начался процесс метисации пришлого населения с аборигенами: образуются общие поселения и могильники. Этому способствовали одинаковые хозяйственные уклады, быт и уровни общественного развития лужицких и поморских племен, их этническая близость»[11. Седов].

 

«В той части ареала лужицкой культуры, где расселились переселенцы из Польского Поморья, наблюдается процесс смешения культурных элементов, их нивелировка. Так, в могильниках постепенно уменьшается число коллективных захоронений, что было свойственно обрядности поморской культуры. Доминирующими становятся характерные для лужицкого населения индивидуальные погребения. Постепенно исчезает обычай сооружать для погребений каменные ящики, что было типично для поморской культуры, зато широко распространяется типично лужицкая особенность — захоронения в грунтовых ямах в глиняных урнах или без них. Подобная ситуация смешения выявляется и в развитии керамики, и в металлических изделиях. В погребальной обрядности все большее и большее распространение получает обычай накрывать остатки захоронений крупным колоколовидным сосудом — клёшем (от польского klosz). Результатом внутрирегионального взаимодействия лужицкого и поморского населения стало становление нового образования — культуры подклёшевых погребений (94)»[11. Седов].

 

«Эта культура датируется 400–100 гг. до н. э. Первоначальная территория её — бассейны среднего и верхнего течения Вислы и притока Одера Варты — ограничена зоной смешения лужицкого и поморского населения. В среднелатенский период ареал культуры подклёшевых погребений расширяется до среднего течения Одера на западе и до западных, окраинных регионов Волыни и Припятского Полесья на востоке. Наиболее восточными памятниками её являются могильники Млынище близ Владимира Волынского и Дрогичин недалеко от Пинска (рис. 10)»[11. Седов].

 

Археологические культуры 2 века до н.э.

а — могильники культуры подклёшевых погребений;  б — первоначальный регион поморской культуры; в — территория расселения племен поморской культуры; г — ареал лужицкой культуры;

д — ясторфской культуры (германцы); е — западного гальштата (кельты); ж — восточного гальштата (иллирийцы); з — западно-балтских курганов (западные балты); и — территория восточных балтов;

к — ареал милоградской культуры; л — скифской культуры; м — дакийских племен.

Рис. 10 [11. Седов].

 

В книге В.В. Седова сообщается: «Могильники культуры подклёшевых погребений бескурганные. Курганы, свойственные поморской культуре, исчезают при формировании новой культуры. Только в северных, окраинных регионах ее ареала изредка население еще продолжало сооружать курганы. Захоронения в грунтовых могильниках совершались по обряду трупосожжения. Собранные с погребального костра остатки кремации умерших помещались в глиняных урнах и прикрывались (далеко не во всех случаях) сосудом больших размеров, опрокинутым вверх дном. Такой ритуал появился еще в лужицкой культуре в периоде IV эпохи бронзы. Тогда это была редкая обрядность, но зафиксирована на широкой территории. В условиях внутрирегионального смешения лужицкого населения с пришлым из земель Польского Поморья этот тип обрядности в силу каких-то причин теперь получил доминирующее распространение, став маркером нового культурно-исторического образования. В коренных землях поморской культуры этого не наблюдается»[11. Седов].

 

Глиняная посуда культуры подклёшевых погребений отражает синтез лужицкой и поморской культур. Часть керамики является прямым продолжением лужицкой. Другая часть керамики эволюционировала из поморской посуды.  Бытовали и сосуды, ранее распространенные как в лужицких, так и в поморских древностях, в частности горшки с высокой цилиндрической шейкой. Вся глиняная посуда делалась ручным способом, без применения гончарного круга [11. Седов].

 

Материалы археологии отчетливо свидетельствуют, что, действительно, ближайшими соседями носителей культуры подклёшевых погребений были западные балты и отношения с ними были весьма тесными. Об этом говорят нередко встречаемые в памятниках культуры западнобалтских курганов глиняные сосуды, напоминающие лужицко-подклёшевые, а также орудия труда и украшения, весьма близкие двум культурам. Некоторые металлические изделия (втульчатые топоры, массивные шейные гривны, браслеты и др.) были одинаково характерны как для культуры подклёшевых погребений, так и для западнобалтских курганов. Ещё более тесная связь выявляется между культурой подклёшевых погребений и древностями Польского Поморья. Территории их разделяла переходная полоса, в которой сочетались элементы той и другой культур [11. Седов].

 

Около середины 5 века  до н.э. Геродот  писал о том, что янтарь привозят с реки Эридана от энетов (венетов). Об индах, из земли которых, лежащей у берегов северного океана, привозят янтарь, добываемый где-то в реке, писал Софокл (5 век до н.э.). Сообщал об энетах Скилах (4 век до н.э.). Об индах, занесенных бурей к берегам Западной Германии, упоминал в I веке до н.э. Корнелий Непот. Немного подробнее говорят о венедах римские историки. В Певтингеровых таблицах - дорожниках, составленных в самом начале новой эры при императоре Августе, дважды упоминается племя венетов. Они являются соседями бастарнов, обитавших в Карпатах, итов и даков, занимавших низовья Дуная [15. Мавродин]. 

 

Вероятно племена венетов (вендов) в период 5-1 веков до н.э. жили на территориях поморской культуры, культуры западнобалтских курганов и культуры подклёшевых погребений. О языке балтийских венетов (вендов) ничего не известно. Славяне никогда не назвали себя венетами или вендами. Истории формирований поморской культуры, культуры западнобалтских курганов и культуры подклёшевых погребений не имеют ничего общего с описанием расселения славян в Повести временных лет, поэтому у нас нет оснований считать, что на территориях этих археологических культур  до 2 века до н.э. были племена, говорившие на славянских языках. 

 

1.3. Сведения о пшеворской археологической культуре.

По археологическим исследованиям  племена культуры подклёшевых погребений (венетов, вендов) не могли быть создателями пшеворской культуры. Кельты хоронили покойников по обряду ингумации, поэтому они тоже не могли быть  основателями пшеворской культуры. В районе Среднего Дуная славяне в 3 веке до н.э. жили на территории латенской археологической культуры под властью племени из этноса волохов. Из названия племени следует, что волохи говорили на языке италийской группы. Возможно племя велетов относилось к этносу волохов. Следует учитывать, что на территории Польши неизвестно о племенах, говоривших на языках италийской группы. Таким образом, из известных племён на территорию современной Польши латенскую археологическую культуру могли занести племена дунайских славян или бастарнов. По историческим сведениям о племенах бастарнов на территории Польши ничего не известно.     

 

Ранее я предположил, что славяне появились в районе  Вислы в конце 3 века до н.э. из района Среднего Дуная и расселились по схеме, описанной в Повести временных лет. Из реконструкции распространения славянских языков и последующих исторических событий следует, что славянское племя ляхов участвовало в формировании пшеворской культуры и распространение славян на территории современной Польши происходило на территории этой культуры. 

 

На юге и юго-западе соседями носителей культуры подклёшевых погребений — в первое время были племена лужицкой культуры Малопольши, Силезии и Любусской области, не затронутые миграцией поморского населения. Южнее, за Карпатскими горами находился обширный ареал фракийских племен [11. Седов].

 

Вероятно первоначально в конце 3 века славяне поселились на границе племён лужицкой культуры Малопольши с племенами подклёшевых погребений, или племенами кельтов. В древности между различными союзами племён оставались значительные незаселённые территории «взаимного страха». Обычно территории племён разделял густой лес или горный хребет. Переселенцам позволяли поселиться на этих пустынных пограничных землях и использовали их в качестве буферной зоны. 

 

Пшеворская культура сформировалась на основе  культуры подклёшевых погребений при влиянии латенизированных культур. В книге В.В. Седова сообщается: «Около 400 г. до н. э. начинается мощная экспансия кельтов. Из рейнских и верхнедунайских земель они несколькими потоками устремились на восток (рис. 13). К середине 4 века до н. э. кельты освоили Среднее Подунавье, а в начале следующего столетия вторгаются на Балканский полуостров в земли, заселенные иллирийскими и фракийскими племенами. Кельтская миграция продолжалась и в первой половине 3 века до н. э., кельты осели в Нижнем Подунавье, а отдельные группы их достигли верхнего Днестра. В процессе расселения кельты легко смешивались с местным населением, но всюду распространялась латенская культура кельтов (103)»[11. Седов].

 

В начале 3 века  до н. э. часть кельтов пересекла Судеты и, оторвавшись от основного их массива, поселилась на плодородных землях Силезии. Во 2 веке до н. э. другая группа кельтов преодолела Карпаты и разделилась на две части. Часть кельтов продвинулась в Силезию и осела среди ранее пришедшего сюда кельтского населения, другая группа их расселилась в верхнем течении Вислы, среди проживавшего здесь населения, представленного культурой подклёшевых погребений (104)[11. Седов].

 

Расселение кельтов: а — ареал кельтов в начале железного века; б — территория расселения кельтов и распространения кельтской культуры; в — направления движения кельтов.

Рис. 13 [11. Седов].

 

Напомним, что в Повести временных лет записано следующее предание о расселении славян: «Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели. Так одни, придя, сели на реке именем Морава и прозвались морава, а другие назвались чехи. А вот еще те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи – лутичи, иные – мазовшане, иные – поморяне»[3.ПВЛ. Лихачев]. 

 

Вероятно в этой части Повести временных лет произошло смешение древних славянских преданий со сведениями римских источников. По последовательности изложения эпизод расселения славян относится к периоду до появления авар во второй половине 6 века. Волохами славяне называли племена говоривших на италийской группе языков. Волохи были в составе кельтов в период экспансии 4-1 веков до н.э., также волохи (валахи – предки румын) в 8 веке вытесняли славян из района нижнего Дуная и реки Тиса. Но в 6 веке на Балканском полуострове зафиксированы все основные славянские племена, следовательно, первичное расселение славян на север произошло значительно раньше 6 века.  

 

На основании распространения славянских субкладов R1a>CTS1211> YP237>YP234, реконструкций формирования славянского языка и археологических исследований, я предположил, что описанное в Повести временных лет первичное расселение дунайских славян произошло в конце 3 века до н.э. Вероятно расселение славян на север происходило по реке Морава (северному притоку Дуная) и через перевал в верховья Вислы. Описанное в Повести временных лет переселение славян на Вислу, соответствует археологическим следам второй волны переселения «кельтов» во 2 веке до н.э. 

 

На основании сведений древнеримских писателей, можно предположить, что основу кельтских племён в районе Силезии во 2 веке до н.э. составляли лугии, которые активно воевали с римлянами в годы Маркоманской войны (160-180 годов). Большинство исследователей, основываясь на данных археологии, считают, что лугии были составной частью конфедерации племен различного этнического происхождения. Из племён, которые принадлежали к объединению лугиев, Тацитом названо пять: гарии, гельвеконы, манимы, гелизии и наганарвалы [16. Граков].

 

В книге В.В. Седова сообщается: «Наиболее мощное кельтское воздействие на развитие культуры подклёшевых погребений приходится на 2 век до н. э. Постепенно оно активизируется, и к концу этого столетия культура транформируется в новую, получившую наименование пшеворской (по большому могильнику близ г. Пшеворска на юго-востоке Польши, раскопанному еще в начале 20 века)»[11. Седов].

 

«Пшеворская культура, как подметил К. Годловский, появляется прежде всего в регионах, подвергшихся наибольшему влиянию со стороны латенской культуры, тогда как в местностях, не затронутых этим воздействием, некоторое время еще продолжали функционировать поселения и могильники культур подклёшевых погребений и поморской (105) Постепенно пшеворская культура распространилась по всему ареалу культуры подклёшевых погребений, а затем и вышла за его пределы. На западе в территорию этой культуры вошли области по течению Одера, где прежде проживали кельты, а в последнем столетии до н. э. и верхнее течение Вислы. К концу 2 века до н. э. перестают функционировать собственно кельтские поселения и могильники в Силезии, в конце 1 века до н. э. и на остальной части Польши. Таким образом, кельты, расселившиеся в землях севернее Карпат, были полностью ассимилированы славянами. В Малопольше известен целый ряд кельтско-пшеворских памятников, отражающих этап ассимиляции кельтского населения»[11. Седов].

 

Становление пшеворской культуры а — ареал культуры подклёшевых погребений;

6 — территория расселения кельтов; в — памятники с несколькими находками кельтских изделий;

г — памятники с находками кельтских монет; д — единичные находки кельтских предметов;

е — ареал пшеворской культуры в период латена; ж — область зарубинецкой культуры.

(Рис. 18) [11. Седов].

 

В книге В.В. Седова сообщается: «Поселения пшеворской культуры во всех отношениях тождественны предшествующим, одинаковы и топографические условия их расположения. Польские археологи отмечают, что скопления поселений подклёшевой и пшеворской культур образуют единые микрорегионы, и видят в этом один из показателей непрерывности населения и развития древностей. Захоронения пшеворской культуры нередко расположены на могильниках культуры подклёшевых погребений, свидетельствуя о том, что смены населения при становлении новой культуры не было»[11. Седов].

 

 «Количество урновых захоронений позднелатенского периода в пшеворских могильниках невелико, что также принадлежит к традиции культуры подклёшевых погребений. Однако теперь остатки трупосожжений не накрывались, как прежде, опрокинутыми вверх дном сосудами. Раскопками открыты могильники переходного периода, содержащие и захоронения культуры подклёшевых погребений, и пшеворские могилы. Таковым,  в частности, является некрополь Бодзаново в окрестностях Александрува Куявского, в котором выявлены и подклёшевые, и раннепшеворские захоронения, сопровождавшиеся однотипными сосудами-кружками (106). Подобные могильники исследовались и в других местах (107)»[11. Седов].

 

 «Кельты в процессе ассимиляции и метисации сменили обряд трупоположения, свойственный им, на славянский. В могильниках пшеворской культуры Силезии и междуречья Варты и Вислы лишь изредка встречаются захоронения по обряду ингумации, сопоставимые по всем деталям с собственно кельтскими (108)»[11. Седов].

 

«Во второй половине 1 века до н. э. пшеворское население распространяется в юго-восточном направлении, осваивая области верхнего Днестра и Западной Волыни (129). В середине 1 века н. э. пшеворское население этих земель смешалось с проникшими сюда носителями зарубинецкой и липицкой культур, и в результате здесь образовалась особая культурная группа — волыно-подольская (вторая половина 1–2 веков н. э.). Она характеризуется сочетанием характерной пшеворской керамики раннеримского времени с лепными горшками, мисками и дисками-сковородками, свойственными зарубинецким древностям, а также гончарной и лепной посудой, обычной для памятников липицкой культуры (130) Во 2–3 веках в Верхнем Поднестровье имел место приток новых, сравнительно немногочисленных групп пшеворского населения. Следами этой миграции являются отдельные погребения с предметами вооружения, характерного для пшеворских древностей позднеримского периода»[11. Седов].

 

«Новые изменения в керамическом материале пшеворской культуры наблюдаются во II в. н. э. и в позднеримский период. Бытовавшие ранее сосуды, имеющие кельтские и ясторфские параллели, постепенно выходят и употребления. Их заменяют горшкообразные сосуды с широким утяжеленным дном; сосуды на поддоне; кувшины; трехручные вазы; сосуды с горизонтальным валиком. Все они связаны с германским миром и находят аналогии в синхронных древностях северо-западных и северных соседей пшеворского населения. Распространение этой керамики следует рассматривать как свидетельство проникновения германцев в пшеворскую среду. При этом нельзя не отметить, что на всех этапах эволюции пшеворской культуры бытовала и глиняная посуда, сохранявшая местные традиции. Очевидно, ядро носителей этой культуры, несмотря на вторжения иноплеменников, оставалось неизменным»[11. Седов].

 

Следует отметить, что в настоящее время нет никаких исторических сведений об участии славянского племени ляхов в формировании и распространении  пшеворской культуры. Из преданий Вилькина-саги и исторических событий 4 и 5 веков следует, что начиная со 2 века на территории пшеворской культуры широко расселились племена вандалов и бургундов, которые не говорили на славянских языках.  Из последующих исторических событий 5 века следует, что часть потомков племён пшеворской культуры участвовали в создании славянских пражской и суковско-дзедзицкой археологических культур. При этом достоверно известно, что племена лугиев, вандалов и бургундов не говорили на славянских языках. О языке прибалтийских ругов ничего не известно.

 

Поскольку племена вильцев и велетов (вельтов) говорили на славянском языке, то, можно предположить, что распространение славянского языка на территории пшеворской культуры произошло в 2-1 веках до н.э. в результате  расселения племён лехов (ляхов).  

 

1.4. Сведения об оксывской и вельбарской археологических культурах.

Во 2 веке до н.э. в низовьях Вислы образовалась оксывская археологическая культура, которая существовала на этой территории до второй половины 1 века. В южной части территории оксывской культуры жили племена лехов и вандалов, на побережье были племена ругов. Вероятно в Повести временных лет племена оксывской археологической культуры называли варягами.  Оксывскую культуру сменила вельбарская культура, на территории которой жили племена готов. Затем в 3 веке готы покинули район нижней Вислы. 

 

По Гетике  Иордана в 6 веке на нижней Висле жили  племена видивариев, которые происходили из разных этносов. В.Е. Еременко в статье «Поморская культура, кельты в южной Польше и поморская версия сложения латенизированных культур» сообщил следующие сведения: «Р. Волонгевич убедительно доказал отсутствие генетических связей между поморской и оксывской культурами. По его мнению, оксывская культура образовалась на основе взаимодействия культурных традиций хелминско-куявской группы пшеворской культуры и ясторфского населения Щециньского Поморья»[17. Еременко].

 

В книге В.В. Седова «Славяне в древности» сообщается: «Оксывская культура сложилась ранее переселения готов из Скандинавии, ее ранние памятники относятся к концу 2 века до н.э. Занимала она земли между нижним течением Одера и низовьями Вислы. Позднее западные районы ее территории были заселены населением ясторфской культуры»[18. Седов. 1994].

 

«Погребальными памятниками рассматриваемой культуры являются бескурганные могильники, в основном с захоронениями по обряду трупосожжения. Остатки кремации с золой и углями обычно ссыпались на дно могильной ямы, изредка попадаются и урновые захоронения. На отдельных могильниках зафиксированы и единичные трупоположения. В начале нашей эры в связи с расселением готов в Польском Поморье получают распространение курганы типа Одры—Венсеры. Они сооружались из камней и иногда дополнительно обкладывались концентрическими каменными кольцами, именуемыми «кругами». Подобные круги из камней известны на могильниках и вне курганов. В это же время над многими бескурганными захоронениями появляются каменные вымостки. Основным типом погребений в курганах являются трупоположения, число которых возрастает и среди грунтовых захоронений»[18. Седов. 1994].

 

«Орудия труда в оксывских древностях представлены ножами, поясными скрепами, глиняными и костяными пряслицами. Весьма разнообразны фибулы. Из предметов вооружения имеются мечи (двусторонние латенского облика и односторонние, аналогичные находкам в ясторфской культуре)»[18. Седов. 1994].

 

Из преданий Вилькина-саги следует, что в первой половине 1 века территория Нижней Вислы находилась под властью союза племён вилькинов (вильцев): «Гл. 21. Был конунг, по имени Вилькин, славный победностью и храбростью. Силою и опустошением он овладел страной, что называлась страной вилькинов, а теперь зовется Sviðioð, и Gautland’ом, и всем царством шведского конунга, Skánœy, Sealand, Jutland, Vinland (AB: Vindland) и всеми царствами, какие к тому принадлежат. Так далеко простиралось царство Вилькина конунга, как страна, обозначенная (его именем). Таков и прием рассказа в этой саге, что от имени первого вождя принимает название его царство и народ, им управляемый. Таким образом и это царство названо страной вилькинов от имени конунга Вилькина, а народом вилькинов люди, там обитающие — все это, пока новый народ не приял владычество над той страной, отчего вновь переменяются имена»[19. Веселовский].

 

Первоначально сага была сложена в 4 веке после смерти римского императора Константина Великого. В настоящее время нет надежных сведений от том что авторы саги понимали под странами «Sviðioð и Gautland». Следует отметить, что по Вилькина-саге страна Sviðioð была отдельно от царства шведского конунга. По археологическим исследованиям в 4 веке нашей эры племена готов контролировали районы Восточной Померании, Нижней Вислы, Западного Буга, Волыни, Южного Буга, Северного Причерноморья, Нижнего Днепра. 

 

Вероятно страна Gautland  находилась в восточном районе на территории Южной Скандинавии (Сконе), а страна Sviðioð соответствовала общине свионов из  рассказа Тацита: «44. За лугиями живут готоны,  которыми правят  цари,  и  уже несколько  жестче,  чем у других народов Германии,  однако еще не вполне самовластно.  Далее,  у самого Океана,  — ругии и лемовии; отличительная  особенность  всех  этих  племен  —  круглые  щиты, короткие мечи и покорность царям.

 

За ними, среди самого Океана, обитают общины свионов; помимо воинов и оружия,  они сильны также флотом.  Их суда примечательны тем,  что  могут  подходить  к  месту  причала  любою  из   своих оконечностей,  так  как  и  та  и  другая имеют у них форму носа. Парусами свионы не пользуются и весел вдоль бортов не  закрепляют в ряд одно за другим;  они у них, как принято на некоторых реках, съемные, и они гребут ими по мере надобности то в ту, то в другую сторону.   Им   свойственно   почитание  власти,  и  поэтому  ими единолично,  и не  на  основании  временного  и  условного  права господствовать,  безо  всяких  ограничений повелевает царь»[20. Тацит].

 

Если сопоставить рассказ Тацита с преданиями Вилькина-саги, то под страной Sviðioð следует представлять район вокруг островов Зеландия и Фюн. По Вилькина-саге у Нордиана - сына конунга Вилькина на острове Зеландия жили 4 сына: «Гл. 27. У конунга Нордиана в Зеландии (а Seolandi) было четыре сына: одному имя Эдгейр, другому Aventroð (так в А, В; нет в M¹), третьему Viðolfr Mittumstangi, четвертому Аспильян»[19. Веселовский].

 

Полуостров Ютландия, острова Зеландия, Фюн, Борнхольм.

 

Повторим, в рассказе готского историка Иордана при описании народов Скандзы (Скандинавии) упомянут король Родвульф: «Над ними был немного лет тому назад королем Родвульф. Он, презрев свое королевство, укрылся под защиту Теодериха, короля готов, и нашел там то, чего искал»[22. Иордан]. Вульф – англосаксонская фамилия, а также личное имя, обозначает название волка соответствует имени Вильк. Возможно имя короля Родвульфа обозначает «фамилию» конунга Нордиана - сына Вилькина из Вилькина-саги. По историческому времени и завоеванным территориям король Родвульф из рассказа Иордана полностью совпадает с конунгом Нордианом – сыном Вилькина из Вилькина-саги.   

 

На территории современной Дании в раннем железном веке прослеживаются несколько традиций, влияние культур Гальштат и Латен; многочисленны находки римского импорта первых веков нашей эры. К этим эпохам относятся жертвенные места, исследованные в торфяниках Д.; среди находок – деревянное судно из Йортспринга (Хёртспинга), рассчитанное на 20 воинов, длиной свыше 13 м (здесь же 150 деревянных щитов, около 200 железных и костяных наконечников копий, 8 мечей и др.), детали деревянных повозок, мумифицированные трупы убитых людей (возможно, принесённых в жертву), луры, клады бронзовых и золотых сосудов и др. 

 

Уникальны т. н. Солнечная колесница (бронзовая модель повозки с фигурой коня и орнаментиров. позолоченным диском) из Труннхольма (Трундхольма), котлы с рельефными изображениями из Гуннеструпа (Гундеструпа) и Бро (Бра) и др. Как в торфяниках, так и в некоторых курганах, где захоронения производились в дубовых гробах, сохранились изделия из органических материалов, в т. ч. деревянные резные ножны мечей, складные стулья, посуда. Кроме поселений, изучены следы размежевания древних полей. К периоду римских влияний относятся богатые находки оружия, снаряжения и др. предметов в торфяниках: Вимосе (Вимозе), Торсберг, Нидам, Иллеруп и др.[21. Гавритухин].

 

Один из центров власти в эпоху Великого переселения народов на территории Дании, судя по многочисленным находкам из драгоценных металлов и остаткам «дворца», располагался в Гудме (о. Фюн). Исторические взаимосвязи разных территорий нагляднее представляются по средневековым границам.

 

По преданию из Вилькина-саги после смерти конунга Вилькина  конунг русков Гертнит напал на царство Вилькиновых людей, которые возглавлял Нордиан – сын Вилькина. В генеральном сражении Нордиан проиграл Гертниту и признал его власть. Далее: «Конунг Гертнит подчинил себе всю землю вилькинов и, прежде чем отправился обратно в свое царство, посадил Нордиана правителем над тою страною, что мы зовем Sviðioð (M¹: Sioland, AB: Sialand)»[19. Веселовский]. Вероятно Нордиан стал властвовать на островах Фюн и Зеландия. По моему предположению поражение Нордиана и распад союза племён вилькинов (вильцев) произошло в середине 1 века. 

 

Дания в 12-13 веках

 

Затем в Вилькина-саге сообщается: «Гл. 26. Состарился конунг Гертнит, стал маломощным, и посадил сына своего Озантрикса правителем и дал ему все царства Вилькиновых людей и царский титул. Долгое время правил тем царством Озантрикс, а его под-конунгом был Нордиан. Немного времени спустя посадил конунг Гертнит сына своего правителем в Греции, того что назывался Ильей, и дал ему достоинство ярла, был он великий властитель (M¹ муж сильный) и сильный витязь.

 

Заболел конунг Гертнит и во время этой болезни потребовал к себе главнейших правителей и мудрейших мужей, устроил все свое царство и сказал, как, по его мнению, должно держать его, по его смерти. Тут он дал титул конунга своему сыну Вальдимару и посадил его конунгом над всей Русью и Польшей и всей восточной половиной своего царства (M¹: «Ruzcialand ok Pulaernaland», а владел он почти большею восточною частью света, hæimsens. Последнее и в А, В). Немного спустя конунг Гертнит скончался в великой чести, и его сыновья долгое время правили царством»[19. Веселовский].

 

Вероятно во второй половине 1 века под властью Озантрикса находился район верховий Вислы, Днестра и Тисы, под властью Вальдемара находился район Среднего Днепра и верховий Южного Буга, под властью Ильи находился район Нижнего Днепра и Северного Причерноморья. 

 

В середине 1 века в дельте реки Висла поселились племена готов. По рассказу Иордана: «{25} С этого самого острова Скандзы, как бы из мастерской, [изготовляющей] племена, или, вернее, как бы из утробы, [порождающей] племена, по преданию вышли некогда готы  с королем своим по {26} имени Бериг. Лишь только, сойдя с кораблей, они ступили на землю, как сразу же дали прозвание тому месту. Говорят, что до сего дня оно так и называется Готискандза.

 

Вскоре они продвинулись оттуда на места ульмеругов, которые сидели тогда по берегам океана; там они расположились лагерем, и, сразившись [с ульмеругами], вытеснили их с их собственных поселений. Тогда же они подчинили их соседей вандалов, присоединив и их к своим победам»[22. Иордан]. 

 

По исследованиям историков готы дали название Gothiscandza той местности на южном берегу Балтийского моря, где они высадились, приплыв на трех кораблях с «острова Скандзы». Вероятнее всего, это было побережье близ дельты Вислы. Про часть готов, а именно гепидов, так и сказано у Иордана (Get., § 96): они осели на острове, образуемом Вислой (Висклой). Название «Готискандза» объясняется либо как «Godaniska» (в дальнейшем Гданьск), в связи с Коданским заливом, упомянутым Помпонием Мелой (Mela, III, 31, 54), либо как «Gutisk-andja», что значит «готский берег». Последнее вероятнее (ср. L. Schmidt, S. 196) [23. Комментарий].

 

На основании рассказа Иордана, можно предположить, что племена вандалов жили в районе Нижней Вислы и участвовали в создании оксывской археологической культуры. По археологическим исследованиям и сведениям Иордана получается, что на территории оксывской культуры жили племена венетов, ругов, вандалов, славян -лехов и вильцев. Затем в период 2-3 веков в районе Нижней Вислы стали господствовать племена готов. 

 

В книге В.В. Седова «Славяне в древности» сообщается: «Как показал исследователь вельбарской культуры Р. Волонгевич, картина ее становления и эволюции была сложной и неодинаковой в разных районах. Так, в Кашубско-Крайенском поозерье отчетливо фиксируется появление нового населения: вельбарские могильники основываются здесь в новых местах, а прежние оксывские при этом прекращают функционировать. В этом микрорегиоие известны каменные круги со стелами, которые не знала оксывская культура и которые имеют полные аналогии только в Скандинавии. В других микрорегионах Польского Поморья (низовья Вислы, Словинское побережье, Дравское поозерье) притока нового населения не было: новые могильники не устраивались, население продолжало хоронить умерших на прежних местах. Вместе с тем, под сильным влиянием пришлых групп населения местная культура сравнительно быстро трансформируется — оксывская культура перерастает в вельбарскую»[18. Седов. 1994].

 

«Выделяется две фазы развития вельбарской культуры. В ранней фазе, называемой любовидзской и датируемой от 50 до 150 гг. и.э., ее ареал (рис. 75) ограничивается срединными и восточными районами Польского Поморья (от Дравы и Реги на западе до Пасленки на востоке) и северными окраинными землями Великопольши (до излучины Варты на юге). На следующей стадии (цецельской), определяемой второй половиной 2 — началом 3 в., часть регионов, занятых ранее носителями вельбарской культуры (Кашубско-Крайенское и Дравское поозерья, Словинское побережье), запустевают, но зато вельбарские памятники появляются в Мазовии и Подлясье, явно свидетельствуя о миграции значительных масс населения из Польского Поморья в юго-восточном направлении вдоль Вислы и Западного Буга»[18. Седов. 1994].

 

«Вельбарская культура была новообразованием. Какую-то, по-видимому, небольшую часть ее населения составили переселенцы из Скандинавии — готы и гепиды, принесшие в Польское Поморье обычай сооружения каменных погребальных насыпей и каменных кругов, некоторые типы вещей, неизвестные в этих землях. Под влиянием переселенцев все большее и большее распространение получает обряд трупоположения»[18. Седов. 1994].

 

 Первый этап миграции готов к Черному морю:

а — исходный регион вельбарской культуры; б — памятники вельбарской культуры, основание которых относится к последним десятилетиям II в.; в — ареал пшеворской культуры накануне миграции вельбарского населения к Черному морю; г — регионы балтских племён: 1 — культура западнобалтских курганов; 2 — штрихованной керамики; 3 — латвийский вариант культуры штрихованной керамики; 4 — днепро-двинская культура; 5 — верхнеокская культура; д — области позднезарубинецкой культуры; е — ареал котинов; ж — территория расселения сарматов; з — ареал культуры Поянешты — Выртешкой; и — северо-восточная граница Римской империи.

Рис. 29. [11. Седов].

 

«Можно полагать, что первоначально готы были небольшим племенем, расселившимся в отдельных местностях Польского Поморья среди населения, представленного оксывской культурой. Поселившись в массе инородного населения, готы по пути к Черному морю присоединили к себе многие негерманские группы населения и дополнительно пополняли миграционный поток по мере продвижения»[18. Седов. 1994].

 

Следует отметить, что расселение готов в Мазовии и Подлясье во второй половине 2 века по времени произошло после, описанного в Вилькина-саге, поражения союза племён русков Озантрикса от союза племён саксов и балтийских гуннов (бургундов) возглавляемых фризом Аттилой. Напомним, что по археологическим исследованиям в середине 2 века выявлено переселение племен саксов из района восточного побережья Северного моря в район верхнего Днестра. 

 

До переселения готов в Мазовии и Подлясье жили племена венедов и лехов. После прихода готов часть венетов и лехов остались под властью готов, а часть переселилась в район реки Неман. В районе реки Неман на основе племён венетов и  лехов в период до 6 века до н.э. сформировались племена кривичей, говоривших на языке лехитской группы.

 

Для наглядности повторим результаты исследований переселения готов из книги В.В. Седова «Славяне. Историко-археологическое исследование»: «В последних десятилетиях 2 века н. э. в ряде микрорегионов Польского Поморья (Дравское и Кашубско-Крайенское поозерья, Словинское побережье) археологами наблюдается значительное уменьшение числа поселений, прекращают функционировать и многие могильники. Зато памятники вельбарской культуры появляются в Мазовии, Подлясье и Западной Волыни (рис. 29). Это достаточно надежное свидетельство начала миграции носителей вельбарских древностей в юго-восточном направлении. По мере продвижения массы вельбарского населения оседали на правобережье нижнего течения Вислы и далее широкой полосой по Западному Бугу — основному водному пути к Причерноморью»[11. Седов. 2005].

 

 «В Мазовии, Подлясье и на Волыни вельбарские переселенцы встретились с местным населением, представленным пшеворскими древностями (209). Картина взаимодействия между аборигенами и пришлыми племенами была сложной. В ряде регионов на первых порах пшеворское и вельбарское население жило раздельно, чересполосно, в других — сразу же фиксируется смешение пришельцев с местными жителями. Носители вельбарской культуры в таких местностях подселялись к пшеворскому населению. Только в очень немногих случаях в условиях продвижения вельбарских племен выявляется оставление пшеворскими жителями мест своего обитания. Постепенно в Мазовии, Подлясье и Западной Волыни культурные различия между пришлым и аборигенным населением нивелируются. Доля вельбарских элементов при этом возрастает, и складывающая единая культура приобретает вельбарский облик»[11. Седов. 2005].

 

Далее после завоевания готами Восточной Померании, Иордан сообщил: «Когда там выросло великое множество люда, а правил всего только пятый после Берига король Филимер, сын Гадарига, то он {27} постановил, чтобы войско готов вместе с семьями двинулось оттуда. В поисках удобнейших областей и подходящих мест [для поселения] он пришел в земли Скифии, которые на их языке назывались Ойум.

 

Филимер, восхитившись великим обилием тех краев, перекинул туда половину войска, после чего, как рассказывают, мост, переброшенный через реку, непоправимо сломался, так что никому больше не осталось возможности ни прийти, ни вернуться.

 

Говорят, что та местность замкнута, окруженная зыбкими болотами и омутами; таким образом, сама природа сделала ее недосягаемой, соединив вместе и то и другое»[22. Иордан].

 

По мнению В.В. Седова страна Ойум у Иордана соответствует районам Мазовии, Подлясья и Волыни: «Вельбарская культура функционировала в Мазовии, Подлясье и на Волыни в течение двух столетий, до последних десятилетий 4 века. Очевидно, это и была «желанная земля», именуемая на языке готов Ойум. Иордан отмечает, что она окружена болотами, и, действительно, эта территория почти со всех сторон оконтуривается крупными болотистыми пространствами — на севере Наревскими болотами, на востоке — Пинскими, на западе — болотистой местностью на пограничье с Любелыциной. Готское Aujom (Oium) — страна, изобилующая водой (ср. немецкое (Аu(е) — местность, окруженная водой или богатая ею) (211)» [11. Седов. 2005].

 

На основании рассказа Иордана и сведениям римских историков, можно предположить, что до переселения саксов в середине 2 века и готов во второй половине 2 века районы Мазовии, Подлясья и Волыни находились под властью сармат, которых возглавлял  род русков потомков Озантрикса – сына Гертнита. 

 

Далее Иордан сообщил: «Та же часть готов, которая была при Филимере, перейдя реку, оказалась, говорят, перемещенной в области Ойум и завладела желанной землей. Тотчас же без замедления подступают они к племени спалов  и, завязав сражение, добиваются победы»[22. Иордан].

 

До настоящего времени историкам не удалось определить этнос племени спалов. Следует отметить, что у Иордана ничего не сообщается о войне готов против сармат. По моему предположению племя спалов господствовало в районе Волыни и по археологическим признакам соответствует племенам фризов, саксов, германцев переселившихся после завоеваний фриза Аттилы и хавка Тидрека Бернского.

 

В книге В.В. Седова «Славяне. Историко-археологическое исследование» сообщается: «Необходимо заметить, что вельбарская культура Мазовии, Подлясья и Волыни, в отличие от древностей исходного региона — Польского Поморья, — характеризуется заметным присутствием пшеворских культурных элементов. На могильниках это проявляется в некоторых деталях погребальной обрядности (наличие в захоронениях фрагментов вторично обожженной керамики, сосудов-приставок и т. п.), на поселениях — в большом распространении пшеворской лепной посуды и в конструкциях жилых построек. Только на правобережье нижней Вислы сохраняется обычай сооружения каменных курганов и кругов со стелами. В Мазовии, Подлясье и на Волыни вельбарское население уже не знало курганной обрядности, погребения совершались на грунтовых могильниках по обряду кремации умерших. Не подлежит сомнению, что основные массы пшеворского населения этих земель вошли в состав носителей вельбарских древностей и оказали заметное влияние на дальнейшее развитие погребальной обрядности и материальной культуры»[11. Седов. 2005].

 

После нашествия гуннов в конце 4 века основная часть готов покинули территории Мазовии, Подлясья, Волыни и переселились на юг за Дунай. Вероятно часть венетов, лехов, русин и готов  переселились в леса на северо-востоке. После прекращения гуннских набегов и поселения гуннов на территории современной Венгрии потомки венетов, лехов и  русин переселились в район Верхней Вислы, Волыни и участвовали в формировании  пражско-корчаковской археологической культуры (5-8 век). 

 

1.5. Реконструкция истории разделения славянских языков.

В древности племена часто совершали значительные миграции и меняли названия, наиболее объективным показателем истории  славян является реконструкция формирования и распространения славянских языков и диалектов. В соответствии с Повестью временных лет расхождение славянских языков началось после переселения из района Среднего Дуная. 

 

Наиболее древней ветвью славянского языка должен быть язык племён дунайских славян и племени морава. О древних дунайских славянах ничего не известно. Появление в районе  реки Десна лучевых височных колец в 8-9 веках свидетельствует о переселении славян с Дуная [11. Седов]. Возможно дунайские славяне жили в районе римского города Савария – столицы римской провинции Паннония (современный венгерский Сомбатхей). Затем часть племён дунайских славян в 8 веке переселились в район рек Десна и Сейм и назвались северянами. Также племя северян в 7-10 веках, известно на правом берегу нижнего Дуная на территории Болгарии [24. Кобычев]. Вероятно северяне из района Дуная  переселились вместе вятичами и   радимичами. Потомки северян – севрюки  в 16 веке говорили на особом диалекте русского языка, который фактически был отдельным славянским языком. 

 

Название племён морава происходит от реки Морава – северного притока Дуная протекающей по Чехии, Словакии, Австрии. Название реки упоминается уже у Плиния и Тацита как Marus. В Сербии протекает река Мора́ва (серб. Велика Морава, лат. Margus) — река в Сербии, правый приток Дуная. Вероятно племена славян переселившиеся в 6-7 веках из района северной Моравы перенесли название реки на южную Мораву. Вероятно часть этих племён расселилась в районе города Салоники, славянское название Солунь. В Фессалониках (Салониках) жили монахи братья Кирилл и Мефодий,  которые знали  местный славянский язык, на основе которого братьями была разработана славянская письменность. В настоящее время язык средневековых славян из района города Салоники (Солуни) называется старославянским языком [25. Селищев]. Современные исследователи относят этот говор к восточной группе южнославянской ветви праславянского языка.

 

В 9 - 11 веках старославянский являлся литературным языком большинства славянских народов и оказал влияние на формирование многих молодых тогда славянских языков. С самого начала старославянский был языком книжно-литературным и никогда не использовался в качестве средства бытового общения. В опубликованных в 1919 году «Лекциях по фонетике старославянского (церковнославянского) языка» Ф. Ф. Фортунатов предложил разграничить понятия «старославянский язык» и «церковнославянский язык», назвав язык, на котором были написаны первые памятники славянской литературы, «старославянским», а современный язык церковной литературы «церковнославянским»[26. Фортунатов].

 

Генеалогическое древо живых и мертвых славянских языков по Чангу, Кэткарту, Холлу и Гарретту (2015)[27. Чанг]

 

В результате расселения славян по Восточной Европе на различных территориях начали формироваться диалекты. Существует три группы диалектов: восточная, западная и южная. В западнославянской группе были 3 подгруппы: лехитская, серболужицкая и чешско-словацкая. Южнословацкая  была в диалектном отношении наиболее дифференцированной.

 

Из описания Повести временных лет, археологических исследований и диалектов славянского языка следует, что древнеславянский язык сложился в 3 веке до н.э. в районе Паннонии в результате смешения языков переселенцев славян (борисфенитов) из района Среднего Днепра на территории Великой Скифии, языков местных племён и языка волохов (италийцев). 

 

Затем в конце 3 века до н.э. часть дунайских славян переселились в район реки Морава – северного притока Дуная. Часть племён осела в районе реки Морава и стали называться морава. В 5-6 веках эти племена переселились в район города Салоники (Солунь) и их племённой язык стал основой старославянского языка.

 

В конце 3 века до н.э. из района реки Морава часть славянских племён переселились по рекам Висла, Припять и вернулись на историческую родину в районе  Среднего Днепра. В районе реки Висла часть славянских племён осталась, стала называться лехами (ляхами). Племена лехов расселились по значительной территории и сформировали пшеворскую археологическую культуру. Язык племени лехов стал основой польского, словацкого, чешского и верхнелужецкого языков.

 

Племена славян, переселившиеся в район Припяти и Днепра, основали зарубинецкую культуру. В середине 1 века зарубинецкая культура прекратилась.  Потомки  племён зарубинецкой культуры из района Припяти переселились в район верховьев Днестра и соединились с племенами юго-восточных лехов. На основе языков этой группы племён стали формироваться украинский и белорусский языки. 

 

Племя полян – юго-восточная часть зарубинецких племён на Среднем Днепре в конце 1 века до н.э. были завоёваны сарматами – русинами. О языке сармат – русин не сохранилось никаких сведений, вероятно, этот язык вымер в начале I тыс. нашей эры. На основе славянского языка племени полян стал формироваться русский язык.

 

В конце 4 века нашествие гуннов привело массовым переселениям. В этот период сформировались говорящие на славянских языках союзы племён венетов, антов, хорват, сербов и др. Часть племён русин и полян переселились в район реки Висла. Часть славянских племён поселились в районе Карпатских гор и Среднего Дуная. На территории пражско- корчаковской и пеньковской археологических культур произошло частичное смешение различных диалектов древнеславянского языка. Затем в 6 – 7 веках  часть этих племён переселились на Балканский полуостров. В 8 веке часть племён Балканского полуострова переселись  на север от Южной Прибалтики до верховьев Дона.  В результате многочисленных смешений на Балканском полуострове сформировались старославянский, словенский, сербский, македонский и болгарский языки. 

 

Восточная Европа в 5-6 веках

 

В 2016 году на очередном заседании Президиума РАН 26 сентября лингвист А. В. Дыбо выступила с докладом, в котором она сообщила, что её коллектив, совместно с генетиками, построил древо, согласно которому единый праславянский язык примерно во 2-м веке нашей эры распался на две группы: восточнославянскую и все остальные. При этом,  пшеворскую и зарубинецкую археологические культуры она относит к праславянским. 

 

По археологическим исследованиям разветвление древнеславянского языка началось во 2 веке до н.э. Возможно в результате массовых переселений и смешений языков в период 4-8 веков математические модели показали расхождение славянских языков во 2 веке.

 

По моей гипотезе русский язык начал формироваться в 1-4 веках в районе Среднего Днепра на основе славянского языка полян. После нашествия гуннов в конце 4 века часть племён полян и русин переселились в верховья Днепра и смешались с местным населением тушемлинской культуры. Спасаясь от гуннов в район верховьев Днепра переселилось часть племён венетов и лехов. В период 5-7 веков в районе верховьев Днепра начал формироваться великорусский этнос и русский язык. В 8 веке на север и северо-восток стали переселяться племена из Балканского полуострова. Русские племена стали расселяться в верховьях Западной Двины, Волги, Оки. 

 

По материалам ДНК-генеалогии у современных  русских, украинцев и белорусов, поляков наблюдаются различные доминирующие субклады. У современных русских наибольшей относительной численностью обладают три субклада N>L708 (11,3%), R1a>Z92>YP569 (10,5%) и  R1a>Y33> Y2902 (10,2%) [28. Рожанский]. Вероятно у племён венетов и их потомков кривичей доминирующий субклад был   R1a>Z92>YP569. По моей гипотезе субклад  R1a>Y33>Y2902 был рода Руса. Субклад N>L708 был доминирующим у племён чуди, весь, меря, мурома и др., которые говорили на финно-угорских языках. По моему мнению, субклады  R1a>Z92>YP569, R1a>Y33>Y2902 и  N>L708 являются маркерами истории формирования русского этноса и русского языка в районе верховьев Днепра, Западной Двины, Волги, Оки в период 5-12 веков. 

 

Центр расселения ветви субкладов R1a>Z92 находится в районе Юго-Восточной Прибалтики и был доминирующим у племён венетов, которые жили на территории поморской культуры (6-2 век до н.э.). По археологическим исследованиям формирование  племени кривичей произошло в период 2-4 веков в районе города Вильнюс (до 1918 г. Вильна) на реке Вилия в Литве. Вероятно в период 2-4 веков в районе Юго-Восточной Прибалтики находились племена, говорившие на славянском языке лехитской группы. По археологическим исследованиям и историческим сведениям в Северной Белоруссии племена кривичей составляли значительную численность у современных белорусов представители субклада R1a>Z92>YP569 составляют около 10,4%.

 

Для белорусов и украинцев характерна значительная доля представителей субклада I2a>L621, у белорусов - 16,2%, украинцев - 15,7%, русских - 6,7% [28. Рожанский]. У боснийских хорват представители субклада I2a>L621 составляют около 71%. По историческим исследованиям до переселения в 6 веке на Балканский полуостров часть племени белых хорват жили в районе города Перемышль, на реке Сан – притоке Вислы. По моей гипотезе распространение субклада I2a>L621 в районе Волыни произошло в результате переселения в первой половине 2 века саксов фриза Аттилы. По моему мнению, субклад I2a>L621 является маркером  формирования украинского и белорусского языков в районе Волыни.

 

Для жителей Польши характерно значительная относительная численность представителей субкладов R1a>M458>L260 - 16,2% (велеты) R1a>M458>CTS11962 - 11,1% (вильки) [28. Рожанский]. Вероятно на территории Польши значительное распространение субкладов ветви R1a>M458 произошло в период пшеворской археологической культуры (2 век до н.э. – 4 век). 

 

По исследованному комплексу признаков на территории исторической области Мазовия до 2 века до н.э. доминировали племена венетов, у которых был распространён субклад R1a>Z92. О языке венетов ничего не известно. До 5 века нашей эры племена венетов составляли основную численность жителей территории будущей Мазовии. 

 

В период от 2 века до н.э. до середины 2 века на территории будущей Мазовии доминировали  племёна лехов и вильцев, говорившие на лехитском языке. В период от середины 2 века до конца 4 века на территории будущей Мазовии доминировали племена готов, обладавших субкладом I1a и говорившие на готских языках. 

 

В конце 6 века аварами западнее Мазурских озер из разных этносов была сформирована группа племён, которая доминировала на территории современных восточной Польши, Калининградской области и Литвы. По имени князя Мазо эта территория стала называться Мазовией. До 7 века на территории Мазовии о присутствии племён русин ничего не известно и не обнаружено никаких археологических или иных признаков. Из этого следует, что племена русин, создавшие в первой половине 9 века каганат Русь, в низовьях Вислы могли появиться после 7 века.  

 

Литература

1. Повесть временных лет. Изд. 2-е, исправленное, дополненное. – Спб.: "Наука", 1991. Подготовка текста, перевод, статьи и комментарии Д. С. Лихачева. Под редакцией В. П. Адриановой-Перетц.

 

2. Бертинские анналы. Год 839.Текст переведен по изданию: S. Prudentii annales sive Annalium Bertinianorum pars secunda. Ab anno 835 usque ad 861 PL. T. CXV. P. 1852 Col. 1375 – 1420. Перевод - Волынец А. 2005. Сайт «Восточная литература»(дата обращения к сайту 20 октября 2017г.).

 

3. Сюзюмов М. Я. К вопросу о происхождении слова Pωζ, Pωσια, РОССИЯ. Вестник древней истории, 1940. № 2.

 

4. Русская летопись с Воскресенского списка. СПб., 1793-1794. Ч. 1-2; ПСРЛ. СПб., 1856-1859. Т. 7-8.

 

5. Полное собрание русских летописей, Том 21. Ч. 1. Книга Степенная царского родословия (1-10 степени). СПб., 1908. 

 

6. «Родословная книга Князей и Дворянъ россiйскихъ и выѣзжихъ». Издательство: В Университетской Типографии у Н. Новикова. Москва. 1787г.

 

7. Дьяконов И. В. Перевод «Баварского географа». 2005.

http://www.vostlit.info/Texts/rus12/Bav_geogr/text.phtml?id=61(дата обращения 15.11.2016).

 

8. Адам Бременский (11 в.)  (Adam, 2-18(22))

 

9. Кузьмин А.Г. «Начало Руси: Тайны рождения русского народа».

 

10. Вторая гомилия патриарха Фотия на нашествие росов. Поход 860 г. на Константинополь и первое крещение Руси в средневековых письменных источниках. Древнейшие государства Восточной Европы: 2000 г. Проблемы источниковедения. Пер. П. В. Кузенкова. — М.: Восточная литература, 2003 (дата обращения к сайту 20 октября 2017г.).

 

11. Седов В. В. Славяне. Историко-археологическое исследование. М.: Институт Археологии Российской Академии наук, Знак, 2005 г.

 

12. Галина Лозко. Українське народознавство. Видання третє, доповнене та перероблене. Київ. Видавництво «АрТек» 2006. С.21

 

13. Кулаков В. И. Памятники археологии древней Самбии // Археологические памятники европейской части РСФСР. М. - 1985. - С.82-92. 

 

14. Страбон. ГЕОГРАФИЯ в 17 книгах. Репринтное воспроизведение текста издания 1964 г. М.: «Ладомир», 1994. Книга 4.

 

15. Мавродин В.В. "Происхождение русского народа" (Л., 1978).

 

16. Граков Б.Н., Моравский С.П., Неусыхин А.И. Древние германцы (Сборник документов). — Государственное социально-экономическое издательство, 1937. 

 

17. Еременко В.Е. Поморская культура, кельты в южной Польше и поморская версия сложения латенизированных культур. http://www.archaeology.ru

 

18. Седов В.В. Славяне в древности. Москва: Издательство «Научно-производственное благотворительное общество «Фонд археологии», 1994.

 

19. Веселовский А. Н. Русские и вильтины в саге о Тидреке Бернском. СПб., 1906.

 

20. Корнелий Тацит. «О происхождении германцев и местоположении Германии». Сочинения в двух томах. Т.1. Анналы. Малые произведения. Л., Наука, 1969. Перевод А. С. Бобовича.

 

21. Гавритухин И.О. Исторический очерк. Статья Дания. Большая Российская энциклопедия.2005.

 

22. Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Спб. Алетейя. 1997

 

23. Комментарий рассказу Иордана «О происхождении и деяниях гетов» на сайте «Восточная литература». 

http://www.vostlit.info. (дата обращения к сайту 20 ноября 2017г.).

 

24. Кобычев В. П. В поисках прародины славян — Москва: Наука, 1973

 

25. Селищев А. М. Старославянский язык. Часть 1: Введение. Фонетика. — М.: Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства Просвещения РСФСР, 1951.

 

26. Фортунатов Ф. Ф. Избранные труды. М., 1957. Т. 2. С. 5-6.

 

27. Chang W., Cathcart C., Hall D., Garrett A. Ancestry-constrained phylogenetic analysis supports the Indo-European steppe hypothesis (18.2.2015). Проверено 31 июля 2015.

 

28. Рожанский И.Л. Загадки Русской равнины: монголы, финно-угры и викинги. Переформат, 3.02.2015.

http://pereformat.ru/ (дата обращения 11.05.2015).