Происхождение Руси. История ДНК-родов населения России. Г.В. Трутнев
О книгеПервая часть. Происхождение индоевропейцев1. Сведения о происхождении индоевропейцев

1. Сведения о происхождении индоевропейцев

 

1.1. Гипотезы о происхождении индоевропейцев.

Главным признаком русского этноса является русский язык, который лингвисты относят к восточнославянской группе индоевропейской семьи языков. Через реконструкцию формирования индоевропейского языка можно определить происхождение предков славян. Через сопоставление археологических и лингвистических исследований с материалами ДНК-генеалогии мы можем определить доминирующую гаплогруппу и субклад у индоевропейцев и предков славян. Затем реконструировать разветвление и расселение  представителей древних ветвей субкладов индоевропейцев и определить субклад  патриарха славян. По снипам можно определить время появления субклада патриарха славян. По соседним субкладам можно определить район проживания племени, от которого произошли славяне.

 

Для получения достоверного результата необходимо исследовать все возможные варианты формирования доминирующего субклада племени предков славян. В настоящее время у потомков славян и русских обнаружено множество гаплогрупп и различных субкладов. Однако это не отменяет наличие доминирующего субклада у племени или рода, вокруг которого начал объединяться этнос русских, а ранее этнос славян. Вероятно, в глубокой древности у племён предков славян было несколько субкладов и гаплогрупп. Однако это не отменяет возможности наличия рода патриарха славян, вокруг которого сформировалось племя славян. Будут исследованы все  гаплогруппы и субклады возможных патриархов славян и определён наиболее вероятный. Затем по реконструкции истории переселений этого ДНК рода будет реконструирована история славян.      

 

Начнем с исследования происхождения индоевропейцев. Под происхождением индоевропейцев обычно понимают историю формирования группы племён живших длительное время в некотором регионе,  у которых сформировался древний индоевропейский язык. Существует несколько гипотез происхождения индоевропейского языка и расположения прародины индоевропейцев. На сегодня главными конкурирующими гипотезами расположения индоевропейской прародины являются:

 

1. Североцентральноевропейская (лингвисты Л. Гейгер, Ю. Покорный, Г. Хирт, Ф. Шпехт, Г. Дечи и Дж. Крюгер 2000; археологи, антропологи и историки К. Пенка, M. Мух 1902, Г. Косинна, Г. Швантес, Л. С. Клейн  2010[3. Клейн. 2010]).
 

2. Югоцентральноевропейская или «балканская» (лингвисты Дж. Девото  1962, И. М. Дьяконов 1982 [4. Дьяконов][5. Дьяконов]; археологи П. Боск-(и-) Жимпера  1960, Х. Хенкен, Я. Маккаи 1991).

 

3. Восточноевропейская или «степная», «курганная» (лингвисты А. Шлейхер, О. Шрадер 1890, Т. Бенфей, Т. Сулимирский 1968; археологи  Э.Вале, Г. Чайлд 1926, М. Гимбутас, Дж. П. Мэллори  1989).

 

4. Ближневосточная, западноанатолийская или переднеазиатская «армянская» (лингвисты М. Мюллер, Т. В. Гамкрелидзе и В. В. Иванов 1984 [6. Гамкрелидзе]; археологи К. Ренфрю 1987, П. М. Долуханов 1984 [7. Долуханов], М. Звелебил 1988).

 

5. Теория «широкой прародины» (вся Европа или её существенная часть) (лингвисты Н. С. Трубецкой, Г. Краэ, В. П. Шмид; археологи и историки Г. Кюн,  К. Яжджевский, Л. Килиан 1983, А. Хойслер 1985,  Л. Л.  Зализняк, С. В. Конча).

 

6. Теория В. А. Сафронова 1989 [8. Сафронов], сочетает черты североцентрально-европейской, югоцентрально-европейской, восточно-европейской  и отчасти западноанатолийской гипотез.

 

7. Теория «циркумпонтийского очага» Е. Н. Черных 1987 [9. Черных 1987][10. Черных 1988], сочетающая  концепты восточневропейской и ближневосточной гипотез. [1. Клейн. 2012][2. Антропогенез].

 

Начало формирования  индоевропейского языка лингвисты определяют в пределах VI-V тыс. до н.э. В 1934 году профессор Эмиль Форрер из Швейцарии высказал мнение, что индоевропейский язык образовался в результате скрещивания двух неродственных языков [11. Forrer]. Н. С. Трубецкой, К. К. Уленбек, О. С. Широков и Б. В. Горнунг предполагали, что это скрещивание происходило между языком уральско-алтайского типа и языком типа кавказско-семитского [12. Горнунг].

 

В свою очередь, Дж. Кернс в своей работе, затрагивающей исследование основ местоимений в разных языковых семьях, пришел к двум заключениям — о близости индоевропейского, уральского и гипотетического алтайского языков в рамках данного признака, а также об отсутствии подобной связи между ними и всеми другими исследованными им языками, в частности дравидийским и семитским [13. Kerns][14. Хелимский]. Из гипотезы лингвистов следует, что для поиска индоевропейцев необходимо искать археологические следы переселения около VI тыс. до н.э. предков индоевропейцев из Сибири в Европу.

 

Местонахождение индоевропейской прародины [2. Клейн. 2015]. 

 

В связи с расселением индоевропейских племён в III тыс. до н.э.  единый индоевропейский язык перестал существовать, переродившись в языки отдельных племён. По лингвистическим исследованиям первым отделился праанатолийский язык. Согласно анатолийской гипотезе прародины, именно праанатолийцы остались в месте исконного проживания, а предки остальных индоевропейцев переселились на Балканы [15. Shevoroshkin].

 

Гамкрелидзе и Иванов выделили следующие этапы членения индоевропейской языковой области:

 

1. Период единства.

 

2. Разделение праиндоевропейского языка на два диалектных ареала: А (праанатолийский, пратохарский и праитало-кельто-иллирийский диалекты) и В (прагермано-балто-славянский и праарийско-греческо-армянский диалекты).

 

3. Отделение праанатолийцев.

 

4. Разрыв между ареалами А и В. Выделение пратохарского языка и разделения ареала В на две части: прагермано-балто-славянскую и праарийско-греческо-армянскую.

 

5. Период существования прагреческого, праармяно-арийского, прабалто-славянского, прагерманского, праиталийского, пракельтского, пратохарского и праанатолийского языков. При этом имели место контакты между прагреческим и праармяно-арийским; праармяно-арийским и прабалто-славянским; прагерманским, праиталийским и пракельтским.

 

7. Выделение праармянского языка [6. Гамкрелидзе].

 

Первая письменность известна в III тыс. до н.э. в Месопотамии и Египте. Первые тексты известны в Шумере в 26 веке до н.э. В II тыс. до н.э. в Египте, Месопотамии, Малой Азии появились тексты с описанием исторических событий.    Никаких письменных свидетельств по историческим событиям происшедшим ранее III тыс. до н.э.  ожидать не приходится. Поэтому прямых свидетельств (текстов) происхождения индоевропейцев не существует.

 

При комплексном сопоставлении материалов ДНК-генеалогии, археологических, исторических, лингвистических исследований, преданий записанных в Авесте, Махабхарате и  Вишну-пуране  можно для периода IV-II тыс. до н.э. определить археологические культуры, на территориях которых в разное историческое время жили племена бхарат, синдов (индов), бхригу, пани, ариев. Племена ариев в пояснениях не нуждаются, племена бхарат и синды были предками части современных индийцев. От племени бхригу произошли племена бригов, фригийцев и значительной части современных индийцев. Вероятно от племени пани произошли паннонцы  на Среднем Дунае. Племена  бхарат, бхригу, пани упоминаются в части древнеиндийских преданий, формирование которых можно отнести к периоду конца IV тыс. до н.э. 

 

Многие археологические культуры являются преемственными  к предыдущим и образуют последовательную цепь родственных археологических культур. После определения археологических культур на территории которых жили племена  бхарат, бхригу, пани, ариев  по ископаемым субкладам и характерным археологическим признакам мы попытаемся на максимально возможную глубину определить последовательность предковых археологических культур и таким образом реконструировать историю формирования индоевропейцев.  

 

В настоящее время постоянно публикуются новые сведения по ископаемым гаплотипам. В перспективе будут определены доминирующие гаплотипы основных археологических культур и можно будет проверить обоснованность предлагаемой реконструкции этногенеза индоевропейцев.

 

1.2. Сведения об установленных археологических культурах индоевропейцев.

Самые древние свидетельства в виде текстов и отдельных названий на   языках индоевропейской семьи обнаружены по  клинописям хеттов Анатолии периода 16-13 веков до н.э.,  сведениям о языке в государстве Митанни на Среднем Евфрате периода 17-13 веков до н.э., протогреческому языку древних Микен 14-13 века до н.э., а также по священным текстам Ригведы, позже записанных санскритом, гимнам Авесты, тохарским священным текстам Синдзяна в Западном Китае. Государства Микен, Митанни, Хеттская империя будут для нас основаниями для реконструкции истории индоевропейских племён периода 21-17 веков до н.э.  

 

На основании последовательности родственных археологических культур историки определили, что на территории культуры шнуровой керамики, боевых топоров (28-17 век до н.э.) жили племена индоевропейцев. Предполагается, что в период 28-17 веков до н.э. племена протохеттов и протолувийцев жили в районе современной Болгарии и Западной Турции. 

 

По археологическим данным, в период 22-20 веков до н.э. в  степной зоне Европы исчезают захоронения, но появляются на Южном Урале, включая  синаштинскую культуру (Anthony 2007)[16. Anthony 2007]. Палеоклиматологи выявили необычной силы засуху на Ближнем Востоке, начавшуюся около 22 века до н.э. и длившуюся около 100 лет (DeMenocal 2001)[17. DeMenocal 2001]. К следствиям резкого изменения климата, помимо падения Аккадского царства в Месопотамии и Древнего Царства в Египте, видимо, относился и уход людей из степей, превратившихся в пустыню [18. Рожанский. 2017]. Когда засуха закончилась, люди вернулись в степи, из археологических исследований и  письменных источников следует, что в период 20-17 веков до н.э. в степи от Карпат до Урала появились племена,  говорившие на языках индоевропейской семьи.

 

Из археологических исследований следует, что в период в 18-16 веков  до н. э. в Среднем Поволжье протекали активные миграционные процессы, вызвавшие переселение части племён индоевропейцев на Балканы, Анатолию и  в Переднюю Азию. Отголоски этих событий были зафиксированы в хеттских документах, иранской Авесте, ведийских текстах. 

 

В книге Н.В. Рындиной, А.Д. Дегтяревой «Энеолит и бронзовый век» сообщается: «Большинство археологов связывает древнейших индоиранцев с населением андроновской и срубной культурно-исторических общностей евразийской степной и лесостепной зоны [Кузьмина Е. Е., 1994]. Именно к носителям языков индоиранской группы применим термин «арии, арийцы», который служил самоназванием определенной индоиранской группы индоевропейских племен, впоследствии разделившейся на две ветви - индоарийскую и иранскую»[19. Рындина]. 

 

«Таким образом, индоиранские народы существовали на юге Восточной Европы… Отсюда и началось движение сначала в середине II тыс. до н. э. индоарийских племен, затем на рубеже II — I тыс. до н. э. — переселение западных иранцев на территорию Иранского нагорья. Восточноиранские народы по языку еще долго составляли основную массу населения степей Восточной Европы. Кстати, именно восточноиранскими являются языки древних среднеазиатских народов — бактрийцев, согдийцев, хорезмийцев»[19. Рындина]. 

 

«Привлечение письменных данных для реконструкции социально-политической жизни древних племен стало возможным благодаря использованию одного из самых ярких письменных источников древности — Ригведы. Поскольку, по мнению большинства исследователей, зарождение основных мифологических сюжетов, религиозной обрядности, мировоззренческих моделей индоариев происходило на территории Восточной Европы до вторжения в Индию, постольку правомерным стало и использование этого источника»[19. Рындина]. 

 

Из последующих исторических событий следует, что на территории срубной культурно исторической общности (18-12 век до н.э.) находились племена ариев и племена синдов (индов) говоривших на языках индоарийской группы. В книге Н.В. Рындиной, А.Д. Дегтяревой сообщается: «Индоиранские племена занимались скотоводством и земледелием, особое значение придавалось коневодству с использованием колесниц. Они имели развитую металлургию, сложную социально-иерархическую структуру общества вплоть до понятия «царь». Титул правителя обозначал буквально «управляющий конями», по отношению к привилегированной военной знати использовался термин «стоящий на колеснице». Знать имела стандартный набор снаряжения — копье, кинжал, колчан со стрелами, тесло, боевой топор. При погребении ее представителей был распространен обычай класть в могилу коня или же его шкуру с черепом и ногами. Одним из первых выделилось в качестве консолидирующего начала сословие жрецов, осуществлявшего через сложные обряды и ритуалы регулирование правовых, нравственно-этических норм. Переселение носителей индоиранских диалектов было длительным и долговременным процессом, не сопровождавшимся сменой аборигенного населения. При этом пришлые племена усваивали местный культурный комплекс, приспособленный к окружающей природной среде. Пути миграции археологически фиксируются отдельными инновациями в материальной культуре местных племен, являвшимися этническими индикаторами — появлением лепной андроновской, срубной керамики, характерных металлических изделий, распространением колесного транспорта и культа коня»[19. Рындина]. Следует отметить, что обычай захоронения с конём сохранился у древнерусских воинов - дружинников до принятия христианства в конце 10 века.

 

Происхождение срубной культурно исторической общности в настоящее время достоверно не определено. Археолог В. В. Отрощенко разработал в 1990-х годах концепцию развития срубной культурно-исторической общности от синташтинской, доно-волжской абашевской,  бабинской культур  и памятников потаповского типа Среднего Поволжья в процессе их этнокультурных взаимодействий [20. Отрощенко. 1990][21. Цимиданов]. В соответствии с ней исследователь выделил в среде общности покровскую и бережновско-маёвскую срубные культуры, которые сложились, по его мнению, на разной основе [22. Отрощенко. 1994]. Покровская срубная культура сложилась  в лесостепном междуречье Дона и Волги вследствие политических и культурных влияний носителей синташтинской культуры на позднеабашевское население, откуда и распространяется в другие регионы [23. Отрощенко. 1997]. 

 

Следует отметить, что  по археологическим исследованиям переселение носителей индоевропейского (синдского) митаннийского языка в Закавказье произошло около 18 века до н.э., до формирования срубной культуры. Следовательно, племена синдов жили на территории археологической культуры, племена которой участвовали в формировании    срубной культуры.  

 

По мнению большинства историков на территории культуры шнуровой керамики, боевых топоров (32-18 век до н.э.) были племена, говорившие на индоевропейских языках. Таким образом, на территории Восточной Европы периода 28-15 веков до н.э. существовало много различных этносов, говоривших на индоевропейских языках, обладавших  различными доминирующими гаплогруппами и субкладами. С помощью археологических исследований и ДНК-генеалогии можно выявить доминирующие субклады племён, живших в II тыс. до н.э. и говоривших на индоевропейских языках.

 

 

1.3. Обоснование региона формирования индоевропейского языка. Исследование субклада R1a>M459>M198>M417.

Для древних этносов характерно сохранение обряда захоронений на длительное время. Поэтому по доминирующим субкладам, обрядам захоронения и археологическим признакам можно реконструировать древнюю историю индоевропейцев, а так же выявлять присутствие определённых племен (этносов) индоевропейцев в разные исторические периоды на территориях разных археологических культур. 

 

Основные черты похоронного обряда довольно стабильны, но с течением времени меняются. Например, у славян, после принятия христианства покойников стали хоронить вытянуто на спине головой на запад. До принятия христианства в 10 веке восточные славяне кремировали покойников, останки хоронили в урнах. Обряд кремации в урнах появился на Ближнем Востоке в IV тыс. до н.э. у некоторых племён с доминирующим субкладом J2a. В середине   IV тыс. до н.э.  обряд кремации в урнах широко распространился в районе Среднего Дуная на территории Баденской культуры. 

 

Для древних этносов характерно сохранение обряда захоронений на длительное время. Поэтому по доминирующим субкладам, обрядам захоронения и археологическим признакам можно реконструировать древнюю историю индоевропейцев, а так же выявлять присутствие определённых племен (этносов) индоевропейцев в разные исторические периоды на территориях разных археологических культур. 

 

О времени распространения обряда кремации у предков славян ничего не известно. По материалам ДНК-генеалогии у современных потомков древних славян  наибольшей численностью обладают представители субкладов ветви R1a>M417>Z645>CTS3402, который появился около  23 века до н.э. У потомков индоариев и иранцев наибольшей относительной численностью обладают представители субкладов ветви R1a>M417>Z645>Z94. По археологическим исследованиям начиная с середины III тыс. до н.э. племена с доминирующими субкладами  R1a>M417>Z645>CTS3402 и R1a>M417>Z645>Z94 жили на территориях разных археологических культур и, вероятно, враждовали.  Общий предок славян и индоариев субклада R1a>M417>Z645 жил около 32 века до н.э. На основании общего происхождения языка у племён с доминирующими субкладами R1a>M417>Z645>CTS3402 и R1a>M417>Z645>Z94, можно  предположить, что  формирование индоевропейцев связано с историей племени с доминирующим субкладом R1a>M417>Z645. 

 

По археологическим исследованиям племена предков индоариев и иранцев с доминирующим субкладом R1a>M417>Z645>Z94 в древности были скотоводами, а племена предков славян, венетов, кельтов, италийцев, германцев были земледельцами и произошли от племён археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров (28-18 век до н.э.). Разделение предков славян и предков индоариев и иранцев произошло около 30 века до н.э. на территории современной Украины. В дальнейшем этот вопрос будет подробно исследован. Из этого следует, что предки славян и других европейцев субклада  R1a>M417>Z645>Z282 и предков индоариев и иранцев субклада R1a>M417>Z645>Z94 около 30 века до н.э. говорили на индоевропейском языке. Около 30 века до н.э. началось формирование нескольких ветвей индоевропейских языков включая арийскую и балтославянскую.

 

На территории культуры шнуровой керамики, боевых топоров в захоронениях по обряду скорченно на правом боку обнаружены ископаемые гаплотипы R1a>M459>M198>M417. Общий предок субклада R1a>M459>M198>M417 жил около 35 века до н.э. Следовательно, можно предположить, что до 35 века до н.э.  предки индоевропейцев хоронили покойников по обряду ингумации мужчин скорченно  на правом боку головой на запад, женщин скорченно на левом боку головой на восток. Подобный обряд захоронений впервые появился на территории археологической культуры Гумельница (48-41 век до н.э.) и в некоторых местах культуры Винча (54-40 век до н.э.). Таким образом, по предположениям части лингвистов и археологов, и археологическим признакам в V тыс. до н.э. племена предков индоевропейцев жили в Центральной Европе на территории культур Гумельница и, возможно, Винча.

 

У представителей археологической культуры ямочно-гребенчатой керамики из местонахождения Кудрукюла (Kudruküla) в Эстонии определена Y-хромосомная гаплогруппа R1a>M459>YP1272 [24. Lehti]. Можно предположить, что у племён субклада R1a>M459>M198 до V тыс. до н.э.  покойников хоронили вытянуто на спине. На основании ископаемых гаплотипов, можно предположить, что племена с доминирующим субкладом R1a>M459>YP1272 составляли значительную часть родов у племён культуры ямочно-гребенчатой керамики и, возможно, говорили на протоиндоевропейских языках.

 

Следует учитывать, что на индоевропейские языки в разное время перешли многие этносы с разными доминирующими субкладами. Напомним, что по исследованиям лингвистов протоиндоевропейский язык формировался на общей территории с протоуральскими  и протоалтайскими языками [13. Kerns][14. Хелимский]. По археологическим признакам и ископаемым гаплотипам этой ситуации соответствовали  племена с доминирующим субкладом R1a>M459>M198. По археологическим исследованиям и ископаемым гаплотипам, начиная с 28 века до н.э. распространение индоевропейских языков совпадает с расселением представителей субклада R1a>M459>M198>M417>Z645. На этих основаниях, можно предположить, что индоевропейский язык возник на основе языка племени с доминирующим субкладом  R1a>M198>M417. Остальные племена с разными доминирующими субкладами, в разное время входили в этнос индоевропейцев и переходили на индоевропейский язык. 

 

По географическому признаку до IX тыс. до н.э. на языках уральско-алтайского типа могли говорить племена с доминирующими гаплогруппами R1a и R1b. О древнем языке племён с доминирующим субкладом R1b ничего не известно. На языках  кавказкой семьи могли говорить племена субклада J2a. На афразийских языках могли говорить племена субклада E>M78. О языках гаплогруппы Т ничего не известно, допустимо предположить, что до XII тыс. до н.э. племена субклада Т1а>М70 говорили на языках уральско-алтайского типа. Возможно после переселения около XI  на Ближний Восток и затем около VI тыс. до н.э.  в Северную Африку  в V тыс. до н.э. племена субклада Т1а>М70 стали говорить на афразийских языках. Таким образом, из всех  гаплогрупп в районе Центральной Европы в IV тыс. до н.э. только представители субкладов  R1a>M459>M198>M417, R1b>M269 и Т1а>М70 могли говорить на протоиндоевропейском языке. 

 

По археологическим исследованиям распространение индоевропейских языков в Восточной Европе и Азии началось из Северного Причерноморья  в III тыс. до н.э. Из этого следует, что в первой половине  III тыс. до н.э. в Северном Причерноморье находились племена, говорившие на  индоевропейском языке. 

 

Отдельно по археологическим признакам невозможно реконструировать происхождение индоевропейцев. В книге «Древние миграции и происхождение индоевропейских народов» Л.С. Клейн заявил: «Единого древа культур, построенного на независимых основаниях и соответствующего древу языков, нет и не будет построено никогда. Это принципиально невозможно. Этногенез и культурогенез не совпадают»[25. Клейн. 2007].

 

Далее Л.С. Клейн сообщил: «Дело в том, что язык наследуется в основном как целое и изменяется только сугубо постепенно, иначе он не может функционировать. Во всех ситуациях взаимодействия и смешивания языков один остается основой, а другой дает примеси, более значительные в фонетике, менее – в лексике (слабо затрагивая основной фонд), еще меньше – в морфологии. Культура же может передаваться частями, может собираться из компонентов разного происхождения, взятых из разных источников, – в любых сочетаниях и пропорциях, может изменяться быстро и радикально. Через каждые несколько сотен лет она претерпевает внезапные и коренные преобразования. На каждом этапе образуются, по сути, новые культуры, у каждой – не один корень, а несколько; они расходятся в разные стороны, и выбрать этнически «главный» невозможно. Это невозможно потому, что ни количественные, ни качественные критерии – что ни взять за основу: керамику, способы погребения, устройство жилища и т. д. – не способны определить, с каким из вкладов сопряжена языковая преемственность. В каждом случае это происходит по-своему»[25. Клейн. 2007].

 

«Существует по несколько гипотез о происхождении каждой археологической культуры. Большей частью все они верны, выбрать «самую верную» невозможно. На деле археологи, двигаясь ретроспективно по линиям культурной преемственности и стремясь нащупать соответствие языковой преемственности, вынуждены через каждые несколько шагов останавливаться на развилке и гадать, какую из нескольких дорог избрать (Клейн 1955: 271; 1969: 30)»[25. Клейн. 2007].

 

«Для выбора они могут использовать только внеархеологические критерии, потому что внутри археологии таких критериев нет. Лишь в исключительных случаях, при особо благоприятных обстоятельствах (длительная изоляция, или резкое и целокомплексное переселение и т. п.) археологи могут собственными силами, по своим данным сделать надежное суждение о преемственности. Обычно же, осознанно или неосознанно, за нитью Ариадны они обращаются к лингвистике»[25. Клейн. 2007].

 

В качестве внеархеологической нити («нити Ариадны») связующей племена из преемственных  археологических культур  хорошо подходят  разветвления гаплотипов. По времени образования субклада и времени общего предка для ветви субкладов можно достаточно точно реконструировать расселения отдельных племён. Ископаемые гаплотипы дают точные территориальные и временные «привязки» для ветвей субкладов. В сочетании материалов ДНК-генеалогии, археологических и лингвистических исследований можно реконструировать историю происхождения индоевропейцев в период  до начала III тыс. до н.э.

 

По материалам ДНК-генеалогии распространение индоевропейского языка совпадает с расселением племён с доминирующими субкладами ветви R1a>Z645. Сопоставление истории распространения индоевропейских языков с расселением представителей гаплогрупп I, J, T, E, G, R1b показало, что во II тыс. до н.э. в составе племён индоевропейцев с различными доминирующими субкладами из ветви R1a>Z645 были представители субкладов J2a>L26, E>V13,  T1a>М70>L906 и других гаплогрупп и субкладов. 

 

По археологическим признакам и лингвистическим реконструкциям, можно предположить, что индоевропейский язык начал формироваться на территории археологической культуры Гумельница (48-41 век до н.э.) в районе Нижнего Дуная и Западного Причерноморья на основе языка племени с доминирующим субкладом  R1a>M417 при значительном влиянии языков соседних племён с доминирующими субкладами  T1a>М70>L906, J2a>L26 и G2a. Возможен вариант, по которому индоевропейский язык начал формироваться на основе языка племени с доминирующим субкладом T1a>М70>L906. Затем на язык племени T1a>М70>L906 перешли представители субклада R1a>M417 и их потомки стали главными распространителями языков индоевропейской семьи. В настоящее время нет никаких оснований для предположений об участии представителей субклада R1b>M269 в начальном этапе формирования индоевропейского языка.  На основании археологических исследований, можно предположить, что формирование самых древних групп индоевропейских языков началось в начале III тыс. до н.э. на территории современной Украины.

 

У каждого племени с доминирующими гаплогруппами I, J, T, E, G, R1b была своя история, которую можно реконструировать по археологическим признакам и ископаемым гаплотипам.  Останки представителей ископаемых гаплотипов c гаплогруппой I относились к кроманьонскому антропологическому типу.  После окончания ледникового периода около X тыс. до н.э. представители гаплогруппы  I первыми заселили территорию Европы. Племена гаплогруппы I полностью ассимилировались в других племенах.  Вероятно некоторые следы древнего языка племён гаплогруппы  I сохранились в скандинавских и германских языках.

 

Около VII тыс. до н.э. из Малой Азии в Европу переселились племена с доминирующим субкладом G2a. Эти племена стали первыми земледельцами Европы. В Европе на территории археологической культур линейно-ленточной керамики и кардиальной керамики обнаружены ископаемые гаплотипы субклада G2a.  Племена древних европейцев субклада G2a  полностью ассимилировались.  Не сохранилось никаких следов древнего языка европейских племён субклада G2a. На Кавказе представители субклада G2a говорят на языках сино-кавказской семьи. 

 

Около VI тыс. до н.э. из восточного побережья Средиземного моря в Южную Европу  переселились племена с доминирующим субкладом E>V13. В Испании на территории археологической культуры кардиальной керамики обнаружен один ископаемый гаплотип субклада E>V13. По расчетам А.А. Клёсова этот ископаемый гаплотип является предковым по отношению к современным европейцам субклада E>V13 [26. Клёсов. 2014]. 

 

На основании расселения современных представителей E>M215>V13 можно предположить, что во II тыс. до н.э. племя доминирующим субкладом  E>M215>V13 вошло в этнос индоевропейцев. По материалам сайта Eupedia субклад E>M215 начал расселяться из района Африканского Рога.  Современные представители гаплогруппы E>M215 широко распространены в Передней Азии, Африке, Европе. Древние племена гаплогруппы Е, предположительно, говорили на языках афразийской семьи.  

 

Около VI тыс. до н.э. из восточного побережья Средиземного моря на Балканский полуостров переселились племена с доминирующим субкладом J2a>PF4210. По археологическим признакам эти племена были создателями археологической культуры Винча. Современные представители субклада J2a живут в Передней Азии, на Кавказе, в Южной Европе, Индии. Вероятно  языки картвельской группы возникли на основе  языка племени с доминирующим субкладом J2a. Есть основания предполагать, что  у племён, говоривших на языках анатолийской группы индоевропейской семьи, доминирующий субклад был J2a. Из этого следует, что представители субклада  J2a оказали значительное влияние на формирование индоевропейского языка.

 

У племён протохеттов и протолувийцев, вероятно, доминирующие субклады были J2a и G2a. Из близости языков следует, что племена  субклада   R1a>M198>M417 и предки  протохеттов и протолувийцев длительное время жили на территории общей археологической культуры, в результате общения языки этих племён взаимно влияли друг на друга и обрели общие черты. Следует учитывать, что, по мнению многих лингвистов, языки протохеттов и протолувийцев не следует относить к индоевропейской семье. 

 

Около VI тыс. до н.э. из Северной Африки на Пиренейский  полуостров переселились племена  мегалитической культуры с доминирующим субкладом Т1a>Z709. По археологическим признакам эти племена были создателями  мегалитических культур Западной Европы. О языках племён мегалитической культуры с доминирующим субкладом Т1a>Z709 ничего не известно. В дальнейшем история перечисленных гаплогрупп и субкладов будет подробно исследована.

 

По материалам ДНК-генеалогии видно, что у представителей субклада R1a>М198 в период от 121 до 32 века до н.э. до нашего времени дожили потомки только 3 ответвлений: R1a>М198>YP1051 (65 век до н.э.), R1a>М198>M417>CTS4385 (35 век до н.э.) и R1a>М198>M417>Z645 (35 век до н.э.)[27. YFull]. На этом основании можно предположить, что племена с доминирующей гаплогруппой  R1a были пришельцами в Европе, в период от 65 до 35 века до н.э. жили в Причерноморье и лесах Восточной Европы. Следует отметить, что реконструируемая по материалам ДНК-генеалогии история древних переселений племени R1a>М198>M417 полностью соответствует истории формирования индоевропейского языка по реконструкциям лингвистов. 

 

По разветвлению субклада R1a>М198>M417>Z645 видно, что увеличение численности и расселения по значительным территориям произошло около 30 века до н.э. До этого времени индоевропейцы обладали незначительной численностью и жили на ограниченной территории. Особенно наглядно это видно при сравнении с разветвлениями субкладов G2a и J2a представители которых в V тыс. до н.э. расселились по территории от Центральной Европы до Среднего Востока у которых образовалось множество субкладов, потомки которых дожили до современности. 

 

Дерево гаплогруппы R1a периода XV – III тыс. до н.э.

 

На основании захоронений мужчин скорченно  на правом боку головой на запад, женщин скорченно на левом боку головой на восток, а также обряду кремации и захоронению в погребальных урнах, можно предположить, что племена протоиндоевропейцев субклада R1a>M198>M417 в период 48-41 веков до н.э. жили на территории археологической культуры Гумельница. По археологическим исследованиям, можно предположить, что на территории археологической культуры Гумельница жили представители субкладов G2a, J2a, R1a>M198>M417, T1a2, I1, I2 и др. Следует отметить, что представители субкладов G2a, J2 из археологических культур Гумельница и Винча, участвовали в формировании археологической культуры воронковидных кубков (40-27 век до н.э.) и около 23 века до н.э. вернулись в район Восточных Балкан. 

 

Вероятно племена субкладов J2a и G2a на территории культуры Гумельница первоначально говорили на языках кавказских и афразийских  семей. Также на территории культуры Гумельница жили племена мегалитической культуры субклада T1a2, которые могли говорить на языке уральско-алтайского типа. Этническая ситуация на территории культуры Гумельница (48-41 век до н.э.) соответствовала гипотезе Н. С. Трубецкого, К. К. Уленбека, О. С. Широкова и Б. В. Горнунга о формировании индоевропейского языка в результате скрещивания между языком уральско-алтайского типа и языком типа кавказско-семитского (афразийского) [12. Горнунг].

 

На основании материалов ДНК-генеалогии у нас есть возможность реконструировать историю формирования протоиндоевропейцев в период с VII тыс. до н.э., для этого необходимо реконструировать историю расселения в Европе представителей основных гаплотипов  R1a>M198>M417, G2a, J2a, R1b>M269, T1a2, I1, I2. Следует отметить, что на территории Европы представители всех этих субкладов в разное время перешли на индоевропейские языки. Затем после сопоставления полученных реконструкций для каждого этноса с доминирующими субкладами R1a>M198>M417, G2a, J2a, R1b>M269, T1a2, I1, I2 с результатами лингвистических и археологических исследований мы можем доказательно реконструировать историю формирования индоевропейцев в  период с VII по II тыс. до н.э.

 

4. Расселения племён мегалитических культур в IV тыс. до н.э.

В  настоящее время у историков общепризнано, что на территории археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров находились племена, говорившие на индоевропейских языках. Происхождение культуры шнуровой керамики, боевых топоров не выяснено, её  предшественниками были культуры воронковидных кубков, шаровидных амфор, Бодрогкерестур и племена мегалитической культуры которые оставили археологические памятники на территории современной Волыни в северо-западной Украине. 

 

Дольмены Германии (http://janbily.de/Megaliths/ger_map.html

[28. Мегалиты Германии].

 

Племена западных мегалитических культур оставили яркие археологические следы, однако нет никаких оснований считать, что на территории Западной Европы до IV тыс. до н.э. были племена,  говорившие на протоиндоевропейских языках. По материалам ДНК-генеалогии нет никаких признаков присутствия в Западной Европе на территории племён мегалитических культур представителей субклада R1a>M198>M417. По ископаемым гаплотипам представители субклада R1a>M198>M417 появились в Центральной Европе на территории современной Германии в середине III тыс. до н.э. в составе племён шнуровой керамики, боевых топоров [26. Клёсов. 2014].

 

Это так называемый "Großsteingrab Degernau" ("большой камень могила в Degernau"), почти идентичную форму памятника, как вы можете найти в России и Индии. Deggernau это небольшая деревня ок. 14 км СВ от Вальдшуте. (http://janbily.de/Megaliths/ger_map.html

[28. Мегалиты Германии].

 

По археологическим признакам прослеживается миграция племён  мегалитических культур из районов современной средней и северной Германии через Польшу, Западную Украину, Крым, Приазовье, Северный Кавказ, Закавказье, Иран, Афганистан, в Индию. В книге Л.С. Клейна сообщается:  «Находки из Гёлицш, близ Мерзебурга (Восточная Германия). Там тоже лук и колчан гравированы на внутренней стенке каменной гробницы. Не просто лук и колчан, а точно такие же, как в Новосвободной! Связь несомненная. Да и новосвободненская керамика черного лощения очень напоминает так называемые воронковидные кубки — керамику IV—III тыс. до н. э. севера Центральной Европы, связанную там тоже с мегалитами. Правда, гробница в Германии более поздняя, относится ко второй половине III тыс., а новосвободненская — к первой. Однако важна не конкретно данная гробница, а представленная ею культура, а она существовала долго. И на Кавказе у мегалитической традиции нет местных корней, а в Центральной и Западной Европе — очаг мегалитизма с давними, уходящими в IV тыс. традициями. Значит, всё же оттуда — сюда»[3. Клейн.2010].

 

О языках  племён культуры  воронковидных кубков (40-27 век до н.э.) ничего не известно. По археологическим признакам на территории культуры  воронковидных кубков жили потомки местных аборигенов, скотоводы, пришедшие с территории западной мегалитической культуры, земледельцы - потомки пришельцев из Малой Азии археологических культур линейно-ленточной керамики, Лендьель, Винча и, возможно, Гумельницы. В составе племён - потомков культуры Гумельница могли быть племена, говорившие на протоиндоевропейских языках.  В книге В.А. Сафронова «Индоевропейские прародины» сообщается: «Из праиндоевропейской культуры воронковидных кубков выделилось две культуры - культура шаровидных амфор и культура шнуровой керамики. Культура шаровидных амфор зародилась на периферии культуры воронковидных кубков в Куявии (Польша). Первые перемещения ее проходили в западном и южном направлениях; носители культуры шаровидных амфор вошли в миграционный поток с индоариями (археологический эквивалент - кубано-днепровская культура с повозками, см. главу 12)» [8. Сафронов. Часть 3, глава 15]. 

 

По археологическим признакам и названиям рек в формировании культуры шаровидных амфор (34-28 век до н.э.) принимали участие племена, переселившиеся из территории современных северной Франции и средней Германии. В северной Франции известна культура Сены-Уазы-Марны  (около 43 — 32 века до н. э.) существовала на севере Франции в окрестностях рек Уаза и Марна. Наиболее примечательной особенностью данной культуры являются мегалитические гробницы галерейного типа, снабжённые плитой с круглым отверстием, отделяющей вход от главной погребальной камеры (аналогичная особенность свойственна дольменам Северного Кавказа ). Подобную же конструкцию имели гробницы, вырубленные в известняковых скалах долины Марны. На карте мегалитических памятников Германии переселенцы из северной Франции оставили мегалитические памятники в западной, восточной и южной Германии.

 

Следует отметить совпадение древних названий рек Верра (Везер) в Германии и Висла в Польше. Адам Бременский в 1075 году записал: «Самыми выдающимися реками Саксонии являются Эльба, Зале и Wisara, которую сейчас называют также Wissula или Wirraha» [29. Адам]. Латинская форма Visurgis у Тацита позволяет раскрыть значение германского слова  Visuri и его родительного падежа Visurjos. Это имя, как и французской  Vézère (приток Дордоньи) и Vesdre в Бельгии (приток Ourthe, также называвшейся Wesere), происходит в конечном счёте из индоевропейского корня *u̯eis - «течь, растекаться», который имеется почти во всех индоевропейских языковых группах — особенно в кельтском, германском, романском и балтийском языках [30. Pokorny]. Реками с таким же происхождением как Везер/Верра являются  Вишера в Новгородской области, La Vis во Франции,  Wear (от *Visuria) в Северной Англии,  Vesouze (приток Meurthe), Wiesaz в Вюртемберге, Vesonze в Wallis,  Visance  во Франции, деп. Orne, Bisenzio в Этрурии, Besançon во Франции, Viešintà в Литве, Visa в Норвегии и Швеции, а также Vistula, сегодня Wisła [31. Krahe]. Из этого следует, что племена, жившие в районе реки Везер, переселялись в разных направлениях и переносили название родной реки на реки в новых местах поселений. Возможно, название реки Висла происходит от племён мегалитической культуры, живших до середины IV тыс. до н.э. по реке Везер в современной Средней Германии. О времени возникновения этих названий ничего не известно. Возможно распространение названий рек Вишера, Висла, Везер произошло в III - II тыс. до н.э. в ходе переселения индоевропейцев  с востока на запад.  

 

В книге Гордона Чайлда сообщалось: «В Вестфалии и Тюрингии переселенцы из области Сены—Уазы—Марны из Парижского бассейна  ввели могилы с галереей и со входом через амбразуру. Хотя в длинном каменном цисте в Фрицларе, близ Цюшена, плиты стен украшены таинственными узорами, параллели которым имеются на западе, инвентарь могил включает главным образом предметы северных типов, вроде бутылеобразных сосудов с обручиком вокруг горлышка»[32. Чайлд].

 

«Вальтерниенбург - бернбургской группе родственна культура, названная позже по ее наиболее характерному предмету культурой шаровидных амфор. Характерный сосуд этой культуры, как и другие сосуды, находимые обычно вместе с ним, представляет собой, очевидно, копию кожаных изделий и всегда имеет весьма своеобразный орнамент вокруг шейки, с полосками, опускающимися на плечики сосуда. Эти типичные сосуды всегда встречались в сопровождении трапецевидных топоров и зубил из кремня (часто из особой породы полосатого кремня, добывавшегося в Галиции), наконечников стрел двух видов — с поперечным лезвием и черешковых, просверленных зубов и кабаньих клыков, янтарных бус и, к востоку от Одера, орнаментированных пряжек для пояса»[32. Чайлд ]. 

 

В Schwörstadt (на полпути между Вальдшуте и Базель) стоит так называемый "Гейденштейн" (языческий камень). Это камни с древних больших дольменов (портал гробницы), очень похожие на те, которые вы можете найти в Индии.  (http://janbily.de/Megaliths/ger_map.html)

[28. Мегалиты Германии].

 

В книге Гордона Чайлда сообщалось: «Находки шаровидных амфор сосредоточены преимущественно в бассейне рек Заале—Эльба и в районе Хавеланда (Бранденбург), но они встречаются и к северу от этой области вплоть до Рюгена, к югу до Чехии включительно, а к востоку через Галицию до Волыни и Подолии включительно. В Чехии шаровидные амфоры иногда встречаются на холмах в укрепленных поселениях, но даже на Волыни и в Подолии их обычно находят лишь в характерных (сложенных из плит) каменных ящиках с перегородками внутри, вмещавших до 6 костяков. Даже в станице Новосвободная, в долине Кубани (стр. 214), керамика из каменных ящиков, разделенных (внутри) плитами с амбразурой, напоминает по виду шаровидные амфоры»[32. Чайлд].

 

У  В.А. Сафронова сообщается, что в Польше могилы КША (культуры шаровидных амфор) занимали верхнее стратиграфическое положение в куявских курганах, относящихся к КВК (культуре воронковидных кубков) (Вислянский, 1970). Существует ряд данных вертикальной стратиграфии, указывающих на более древнюю хронологическую позицию вальтерниенбург - бернбургской группы КВК  в Германии (средний восток) относительно КША и КШК (культуры шнуровой керамики). Самая преобладающая часть комплекса КША, судя по числу выделенных в ней типов и подтипов, происходит от среднегерманских амфор [8. Сафронов]. 

 

Таким образом, по археологическим признакам подтверждается переселение из современных северной Франции и средней Германии племён создавших культуру шаровидных амфор. По исследованиям В.А. Сафронова начало археологической культуры позднего триполья совпадает со временем появления культуры шаровидных амфор в Восточной Европе: «Стратиграфические данные показывают, что на поселениях трипольской культуры позднего периода залегает керамика КВК (культуры воронковидных кубков) и КША (культуры шаровидных амфор). Сейчас никого не удивляет такая ситуация, из которой следует, что эти культуры сыграли свою роль в дезинтеграций массива трипольской культуры и в процессе "исчезновения триполья". Племена культуры шаровидных амфор (34-28 век до н.э.) участвовали в формировании новосвободненской культуры  на западе Северного Кавказа (28-22 века до н.э.). Позже потомки племён шаровидных амфор  участвовали в формировании   фатьяновской культуры (22-15 век до н.э.)» [8.Сафронов].  

 

В период 32-28 веков до н.э. племена шаровидных амфор и потомки племён воронковидных кубков расселились по территории Северного Причерноморья, Приазовья и Северного Кавказа. В период засухи 23-20 веков до н.э. часть потомков этих племён переселились на север и участвовали в формировании индоевропейцев на территории археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров. Другая часть расселилась по Кавказу. Третья часть племен переселилась на Балканских полуостров и участвовали в формировании этносов древних греков, хеттов, лувийцев. 

 

В составе племён западной мегалитической культуры и культуры воронковидных кубков определяются представители субкладов T1a, G2a, J2a, I1, I2 и др. Нет никаких доказательств нахождения в составе племён западной мегалитической культуры и культуры воронковидных кубков племён говоривших на индоевропейских языках. 

 

На основании сопоставления археологических и лингвистических исследований с материалами ДНК-генеалогии мы не можем обосновать  доминирующий субклад у племени индоевропейцев живших в IV тыс. до н.э. Для обоснования доминирующего субклада индоевропейцев необходимо исследовать происхождение основных древних европейских субкладов и определить какие гаплогруппы и субклады не соотвествуют сведениям о древних индоевропейцах, а какая гаплогруппа и субклад наиболее близко подходит к системе лингвистических и археологических признаков индоевропейцев, живших на территории археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров, существовавшей в период 28-18 веков до н.э. 

 

Литература

1. Клейн Л. С. Происхождение индоевропейцев и археология // Культуры степной Евразии и их взаимодействие с древними цивилизациями. Кн.

 

2. Материалы международной научной конференции, посвященной 110-летию со дня рождения выдающегося российского археолога Михаила Петровича Грязнова. — СПб.: ИИМК РАН, «Периферия», 2012. — С. 25—27. — ISBN 978-5-906168-01-6-2.2. Где находилась прародина индоевропейцев? Новые данные генетики (рус.). Антропогенез.РУ (19 февраля 2015). — «Главные конкурирующие гипотезы – ближневосточная (Гамкрелидзе, Иванов, 1984), западноанатолийская (Renfrew, 1987) и центральноевропейская (Дьяконов, 1982; Клейн, 2010). Теория В.А. Сафронова (1989) сочетает черты анатолийской и центральноевропейской гипотез, к ней близок поздний вариант теории К. Ренфрю.»  Проверено 12 сентября 2015.

 

3. Клейн Л. С. Время кентавров: Степная прародина греков и ариев. — СПб.: Евразия, 2010.

 

4. Дьяконов И. М. О прародине индоевропейских диалектов. Вестник древней истории. — 1982. —№ 3 (161). — С. 3—30.

 

5. Дьяконов И. М. О прародине индоевропейских диалектов. Вестник древней истории. — 1982. —№ 4 (162). — С. 11—25.

 

6. Гамкрелидзе Т. В., Иванов В. В. Индоевропейский язык и индоевропейцы: Реконструкция и историко- типологический анализ праязыка и протокультуры: В 2-х книгах. — Тбилиси: Издательство Тбилисского университета, 1984.

 

7. Долуханов П. М. Неолитическая революция в Передней Азии: экологические, культурно-исторические и лингвистические аспекты // Лингвистическая реконструкция и древнейшая история Востока. Тезисы и доклады конференции. Ч. 1. — М.: «Наука», Глав. ред. восточной лит-ры, 1984. — С. 29—31.

 

8.  Сафронов В. А. Индоевропейские прародины. — Горький: Волго-вятское книжное изд-во, 1989. 

 

9. Черных Е. Н. Протоиндоевропейцы в системе Циркумпонтийской провинции // Античная балканистика / Отв. ред. Л. А. Гиндин. — М.: Наука, 1987. — С. 136–147.

 

10. Черных Е. Н. Циркумпонтийская провинция и древнейшие индоевропейцы // Древний Восток: этнокультурные связи / Под. ред. Г. М. Бонгард-Левина; Академия наук СССР; Институт востоковедения АН СССР. — М.: Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1988. — С. 37—57.

 

11. Forrer Е. Neue Probleme zum Ursprung der indogermanichen Sprachen. «Mannus», B. 26, 1934.

 

12. Горнунг Б. В. К вопросу об образовании индоевропейской языковой общности. Доклад на VII международном конгрессе антропологических и этнографических наук. — Μ., 1964.

 

13. J. C. Kerns. Eurasiatic Pronouns and the Indo-Uralic Question. Fairborn, Ohio, 1967.

 

14. Хелимский Е. А. Труды В. М. Иллич-Свитыча и развитие ностратических исследований за рубежом // Зарубежная историография славяноведения и балканистики / Отв. ред.: А. С. Мыльников, АН СССР, Институт славяноведения и балканистики. — М. : Наука, 1986. — С. 269.

 

15. Shevoroshkin V. Indo-European Homeland and Migrations // Folia Linguistica Historica. — 1986. — Т. VII, № 2. (Стр. 227—228).

 

16. Anthony 2007 - Anthony D.W. The Horse, the Wheel, and Language: How Bronze-Age Riders from the Eurasian Steppes Shaped the Modern World. Princeton and Oxford: Princeton University Press, 2007. 554 p.

 

17. DeMenocal 2001 - DeMenocal P.B. Cultural Responses to Climate Change During the Late Holocene // Science. 2001. V. 292. S. 667-673.

 

18. Рожанский И.Л.  Литовские татары. ДНК-родословные и их корни в степях Евразии. Вестник Академии ДНК-генеалогии. Volume 10, No. 5. May 2017. Стр. 1721.

 

19. Рындина Н.В., Дегтярева А.Д., Энеолит и бронзовый век. Учебное пособие по курсу «Основы археологии», М., 2002. 

 

20. Отрощенко В. В. О возможности участия полтавкинских и катакомбных племён в сложении срубной культуры // Советская археология. — 1990. — № 1. — С. 107—112.

 

21. Цимиданов В. В. Срубная общность в свете циклических теорий развития // Донецкий археологический сборник. — Донецк, 2006. — № 12. — С. 70—102.

 

22. Отрощенко В. В. О двух линиях развития культур племён срубной общности // Проблемы скифо-сарматской археологии Северного Причерноморья. — Запорожье, — 1994. — Вып. — 2. — С. 150—153.

 

23. Отрощенко В. В. К вопросу о покровской срубной культуре // Эпоха бронзы и ранний железный век в истории древних племён южнорусских степей. — Саратов, 1997. — Ч. 1. — С. 70—72.

 

24. Lehti Saag et al. Extensive farming in Estonia started through a sex-biased migration from the Steppe, March 2, 2017.

 

25. Клейн Л.С. «Древние миграции и происхождение индоевропейских народов». Санкт-Петербург, 2007.

 

26. Клёсов А.А. статья «Ископаемые гаплогруппы и гаплотипы». Вестник ДНК-генеалогии.  Июль, 2014.

 

27. Сайт YFull YTree v5.02 (дата обращения 14.04.2017).

 

28. Страница Мегалиты Германии (http://janbily.de/Megaliths/ger_map.html) (дата обращения к сайту 28 июня 2016 г.). 

 

29. Адам Бременский. Деяния архиепископов гамбургской церкви. — Немецкие анналы и хроники X—XI столетий. — М., 2012. — С. 297–449. 

 

30. Julius Pokorny: Indogermanisches etymologisches Wörterbuch, Bern 1959, S. 1134.

 

31. Hans Krahe: Sprache und Vorzeit, Heidelberg 1954, S. 51.

 

32. Гордон Чайлд. У истоков европейской цивилизации. М.: Издательство иностранной литературы, 1952.