Происхождение Руси. История ДНК-родов населения России. Г.В. Трутнев

5. История племени бхригу

 

5.1. Реконструкция истории предков племени бхригу. Исследование субклада R1a1a1-М417.

Из преданий Махабхарата, археологических исследований и расселения представителей субклада R1a>Z93 следует, что  племена бхарат и предков синдов в V тыс. до н.э. жили на территории Северного Причерноморья. В 7-й мандале «Ригведы» (гимны 18, 33 и 83.4-8) описывается «Би́тва десяти́ царе́й»[1. Ригведа].  В составе участников битвы упоминается племя бхригу.  В «Ригведе» и в позднейшей литературе Бхригу рассматриваются как жреческий род, установивший жертвоприношения на огне, а основателем этого рода считается мудрец Бхригу [1. Ригведа. Стр. 665]. По индусским преданиям Бхригу является основателем рода, члены которого называются Бхаргавы (Бхригуиды). Многие из них стали известными воинами или мудрецами. Среди его потомков упоминаются цари Парашурама, Сагара и мудрец Аурва. Вишну-пурана подробно описывает историю царя Парашурамы. По индусским преданиям Парашурама жил во время битвы на Курукшетре (около 31 века до н.э.), но от участия в битве уклонился. 

 

Время жизни царя Парашурама (около 31 века до н.э.) совпадает с расчётным временем начала разветвления субклада R1a>M417>Z645. Поскольку современные представители ветви R1a>M417>Z645 составляют более 99,9% гаплогруппы R1a, то можно предположить, что широкое распространение древних индоевропейских языков началось в III тыс. до н.э. после начала разветвления субклада R1a>M417>Z645. Следует отметить, что к настоящему времени индоевропейские языки анатолийской группы вымерли, а доминирующие субклады у племён хеттов и лувийцев  не известны.

 

По исследованиям археолога Л.С. Клейна предполагается, что племена фригийцев и бригов происходят от бхригу, у этих племён  покойников кремировали и останки хоронили в урнах [2. Клейн. 2007]. Около 12 века до н.э. часть фригийцев переселилась в Среднюю Азию. От племён фригийцев обряд кремации распространился в Индии. 

 

В современной Индии самыми многочисленными представителями гаплогруппы R1a являются представители ветвей субкладов  R1a>M417> Z645>Z94>Z2124 и R1a>M417>Z645>Z94>L657. Представители субклада R1a>M417>Z645>Z94>Z2124 во II тыс. до н.э. хоронили покойников по обряду трупоположения. Обнаружены ископаемые гаплотипы субклада R1a>Z2124 в Поволжье и  Южном Приуралье. Ископаемых гаплотипов субклада R1a>M417>Z645>Z94>L657 не обнаружено, вероятно, это связано с обрядом кремации. Современное расселение представителей субклада R1a>L657 соответствует истории переселений племён фригийцев.  Таким образом, по материалам ДНК-генеалогии следует, что у племени фригийцев был  доминирующий  субклад  R1a>M417>Z645>Z94>L657. Из археологических исследований распространения  обряда кремации и захоронения останков в урнах следует, что для представителей ветви субкладов R1a>M417>Z645 самое древнее предание связано с племенем бхригу. 

 

Мы уже исследовали историю племён с доминирующими субкладами T1a1, G2a, J2a, E1b1b, R1b-M269. По похоронным обрядам, основному языку и другим археологическим признакам представители этих субкладов не могли быть доминирующими в племени бхригу. Наиболее вероятным доминирующим субкладом племени бхригу предполагается R1a>M417>Z645.  Таким образом, для реконструкции происхождения племени бхригу необходимо реконструировать историю племени с доминирующим субкладом R1a>M417. 

 

На основании ископаемых гаплотипов, археологических исследований и расселения современных представителей древних ветвей гаплогруппы R1a можно реконструировать древнюю историю племени с доминирующим субкладом R1a1а1-М417. Племена R1a и R1b происходят от общего предка с гаплогруппой R1, у которого была мутация – снип M173. По расчетам профессора А.А. Клёсова патриарх рода R1 жил около 26 тысяч лет назад в районе Южной Сибири [3. Клёсов.2014]. В Южной Сибири найдены останки древнего человека жившего около 20 тыс. лет назад и у него обнаружена гаплогруппа R1 [3. Клёсов.2014].    Племена рода R1, вероятно, занимались охотой на мамонтов и крупных зверей и вслед за стадами совершали сезонные миграции на несколько сотен километров. 

 

Самые древние ископаемые гаплотипы гаплогруппы R1a обнаружены в Восточной Европе и в Сибири. У одного мезолитического обитателя Южного Оленьего острова (№ I0061) в Карелии, жившего около 52 века до н.э., был определён субклад R1a1b-YP1272[4. Mathieson]. У другого мезолитического обитателя Южного Оленьего острова (I0221/ UZ0040) была обнаружена Y-хромосомная гаплогруппа J. Субклад R1a1b-YP1272 был определен у представителя культуры ямочно-гребенчатой керамики похороненного в районе поселения Кудрукюла (Kudruküla) в Эстонии [5. Saag][6. Клёсов.2017]. По материалам сайта Eupedia представители субклада R1a1a2-YP1051 были обнаружены на территории современной Болгарии [7. Eupedia]. Из археологических исследований распространения археологической культуры ямочно-гребенчатой керамики  следует, что представители субклада R1a1b-YP1272 могли переселиться на север из района Причерноморья в VI-V тыс. до н.э.

 

Дерево субкладов R1a в период XX-IV тыс. до н.э. [7. Eupedia]

 

Более 99,9%  представителей гаплогруппы R1a являются потомками ветви субклада R1a1а1-М417. По сведениям сайта YFull YTree субклад R1a1а1-М417 образовался около 65 века до н.э., начал разветвляться около 35 века до н.э. Предковый субклад R1a1а-M17/М198 образовался около 121 века до н.э., начал разветвляться около 65 века до н.э.[8. YFull YTree]. Для древних субкладов каждое разветвление  соответствует формированию нового племени, часто разветвление соответствует переселению на новые территории. Поскольку в Европе у субклада  R1a1а-M17/М198 не обнаружено разветвлений в период 121-65 веков до н.э., то можно предположить, что до 70 века до н.э. в Восточной Европе не было представителей этого субклада и около 65 века до н.э. племя с доминирующим субкладом R1a1а-M17/М198 переселилось в район Черного моря из региона, в котором пока определено очень мало гапротипов с подробными снипами.  

 

Следует отметить, что по материалам сайта Eupedia  в районе гор Загроса в западном Иране обнаружены представители субклада  R1a-М420 [7. Eupedia]. Однако, в настоящее время не определено, в какое время представители субклада  R1a>М420 переселились  в Загрос. 

 

Можно предположить, что в VI тыс. до н.э. существовало много ветвей гаплогруппы  R1a, но до современности на территории Европы дожили потомки четырёх субкладов: R1a2-YP4141; R1a1b-YP1272; R1a1а2-YP1051 и наиболее многочисленный R1a1а1-М417. 

 

Карта бассейна реки Тарим и пустыни Такла-Макан.

 

Самые древние ветви гаплогруппы R1a обнаружены в ископаемых гаплотипах таримских мумий. Тари́мские му́мии — мумифицированные  тела европеоидов 18 до н.э. - 2 века н. э., сохранившиеся в засушливых условиях пустыни Такла-Макан  близ  Лоуланя (могильники Гумугоу (Кявригуль), Сяохэ, Аяла Мазар). Также мумии были найдены на восточном конце бассейна реки  Тарим  вокруг Турфана, близ Нии, Черчена и вдоль южного края  Таримского бассейна  в  Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая.

 

Краниометрические данные свидетельствуют об антропологическом сходстве таримских мумий с носителями  афанасьевской  и андроновской  культур Южной Сибири. Исследование ДНК семерых мужских мумий из могильника долины Тарима — Сяохэ (Малая Речка или «Кладбище №5») западнее озера Лобнор (3980 ± 40 лет назад) показало, что все они относятся к Y-хромосомной гаплогруппе R1a [9. BMC Biology]. На 2012 год из 12 определённых Y-хромосомных гаплогрупп 11 относится к субкладу R1a1a, 1 — к парагруппе K*[10. Университет  Цзинлинь].  

 

Расчётами по стир мутациям, выполненным А.А. Клёсовым, определено, что общий предок таримских гаплотипов R1a и гаплотипов R1a русской равнины жил около XXI тыс. до н.э., это соответствует времени образования гаплогруппы  R1a  [11. Клёсов. 2016]. Таким образом, в таримских мумиях обнаружено самое древнее ответвление гаплогруппы  R1a. Можно предположить, что переселение предков бхригу субклада R1a1а-M17/М198 около  VII тыс. до н.э. произошло из района реки Тарим в современном северо-западном Китае.

 

По археологическим исследованиям можно реконструировать  распространение в VIII тыс. до н.э. керамической посуды и культуры проса из Китайской провинции Ганьсу, затем в район реки Тарим, далее в Центральную Азию и район современного Северного Казахстана. Далее керамика распространилась в регионе Каспийского моря. Затем из Северного Прикаспия попала на Нижний Дон, а из юго-восточного Прикаспия распространилась по горам Загроса, Армянскому нагорью и Верхнему Евфрату.

 

С учётом распространения керамики и проса, можно предположить, что переселение в Приазовье  представителей субклада R1a1-М459(SRY1532.2)  произошло в VII тыс. до н.э. из района современного северо - западного Китая, или Средней Азии.

 

Два ископаемых гаплотипа субклада R1a1а-M17 (LOK_1980.006 и LOK_1981.024.01), а также гаплогруппы K, С3 обнаружены в Южной Сибири на участке Локомотив ранненеолитического Глазковского некрополя в Иркутске (60—48 век до н.э.)[12. Нур М]. Глазко́вский некро́поль расположен в центре города Иркутск, в районе Кайской горы на левом берегу реки Ангары, известен с 1887 года. Основная часть находится на территории парка Парижской коммуны в Свердловском районе Иркутска. Здесь обнаружены погребения двух культур — ранненеолитической китойской [13. Археология. М., 1996] и глазковской культуры бронзового века.

 

Могильник «Локомотив», составная часть Глазковского некрополя, расположен на двух участках – на территории дачи «Луна», в зоне первых усадеб улицы Понтонной, и на западной экспозиции левого борта лога в парке им. Парижской коммуны. Погребальные комплексы не сопровождаются надмогильными и внутримогильными сооружениями. Погребенные находятся в вытянутом положении на спине и головами ориентированы на северо-восток. Во многих могилах отмечены парные и групповые захоронения. У половины погребенных отсутствуют черепа. Данные могилы представляют собой своеобразные клады древних вещей. В отдельных захоронениях фиксируется до 600 предметов из камня и кости.

 

Предметы из захоронений Глазковского некрополя

 

Керамика встречается в захоронениях крайне редко. Это круглодонные сосуды, гладкостенные, а также украшенные сеткой-плетенкой и отпечатками шнура. Дно могильных ям, костные человеческие останки и предметы сопроводительного инвентаря окрашены охрой. Абсолютный возраст могил – 50-40 век до н.э. Могильник содержал не менее 300 захоронений [13. Археология. М., 1996]. 

 

В Китойской культуре широко представлены орудия, связанные с рыболовством. Это гарпуны, рыбки-приманки, составные рыболовные крючки. Каменные наконечники стрел чаще всего треугольные с вогнутым основанием. К предметам вооружения и охоты относятся костяные, каменные и вкладышевые кинжалы, наконечники дротиков и копий. К орудиям труда — всевозможные ножи, шилья и проколки, скребки и скребла, игольники и иглы. Многие изделия (топоры, тесла, ножи) изготовлены из нефрита. Костюмы погребенных были богато украшены всевозможными подвесками из зубов и когтей животных (они же использовались в качестве бус). Головные уборы украшались расщепленными клыками кабана, кольцами из мрамора, нефрита, перламутра. Найдены бусы из камня и раковин, костяные браслеты. Нередки произведения пластичного искусства — головки лосей, рыбок-амулетов, голова бородатого мужчины из мрамора. Кости диких животных, захоронения собак свидетельствуют о высокоразвитом охотничьем хозяйстве, а предметы, связанные с рыболовством, — о значении этой сферы хозяйственной деятельности. Сложная структура погребального обряда позволяет предполагать наличие значительной социальной градации и разноэтнического состава населения, о чем свидетельствуют суммарные краниологические данные исследования женских скелетов. Влияние Китойской археологической культуры фиксируется далеко на западе.

 

По исследованиям археологов Китойская археологическая культура имеет много общего с Кельтеминарской археологической общностью. Волнисто-струйчатый орнамент на сосудах, найденных возле г. Красноярск, чрезвычайно близок способу украшения керамики Кельтеминара, шигирской культуры Западной Сибири и Урала (Окладников, 1957, с. 43) [14. Сверчков. Стр. 68]. Можно предположить, что представители субклада R1a1а-M17/М198 участвовали в формировании Кельтеминарской археологической общности, из территории которой переселились в Причерноморье.

 

В VII–III тыс. до н. э., в период так называемого «лявляканского плювиала» климат пустынь Средней Азии был намного более благоприятен для обитания, что обусловило широкое освоение человеком территории Арало-Каспийского региона, включая Северные Каракумы и Внутренние Кызылкумы уже в конце VII тыс. до н. э. (Мамедов, 1968; Кесь, Итина, Виноградов 1970; Виноградов, 1981, с. 19–40; Байпаков, Бороффка, Савельева, Ахатов, Лобас, Ержанова, 2004, с. 252; Boroffka et al., 2003– 2004; Boroffka et al., 2006, с. 725, 730–731)[14. Сверчков.  Стр. 58].

 

На базе прикаспийского зарзийского возникают джейтунская и кельтеминарская культуры, прибалханская группа (Джебел, Дамдамчешме II) положила начало неолиту Восточного Прикаспия и Устюрта (айдаболская культура). Материалы устюртских стоянок в системе аналогий занимают промежуточное положение между Кельтеминаром и прикаспийскими пещерными комплексами [14. Сверчков. Стр. 76].

 

Неолитические памятники и культуры Северной Евразии:1 — буго-днестровская культура; 2 — днепро-донецкая культура; 3 — нарвско-неманская культура; 4 — льяловская культура; 5 — неолит Кольского п-ова; 6 — джейтунская культура; 7 — китойская культура; 8 — исаковская и серовская культуры; 9 —ямочно-гребенчатая культурно-историческая общность [15. Археология. М.2006].

 

Серия калиброванных радиоуглеродных дат полностью подтвердила хронологию кельтеминарской культуры, предложенную ранее А. В. Виноградовым (Виноградов, 1981, с. 132–133). Дарьясайский этап датируется около 6000–5500 гг. до н. э.; джанбасский — около 4000–3000 гг. до н. э. (Szymczak, Khudzhanazarov, Fontugne, Michniak, 2004, с. 28–30; Szymczak, Khudzhanazarov, 2006, с. 234). 

 

Показательно, что все исследователи отмечают хронологический разрыв от 500 до 1500 лет, существующий между двумя этапами и объясняемый наступлением засушливого периода. Вероятно, это послужило главной причиной, из-за которой кельтеминарские племена (и родственные им прикаспийские племена айдаболской группы) около середины VI тыс. до н. э. вынуждены были перемещаться на столь дальние расстояния. Надо полагать, какая-то часть населения могла переселиться в более благоприятные районы в пределах привычного ареала [14. Сверчков. Стр. 76].

 

Кельтеминарская культурная общность, которая помимо Хорезма и Внутренних Кызылкумов, включала в себя группы памятников в Западном и Южном Казахстане: к северу и востоку от Арала (древняя дельта Сырдарьи); северные и южные склоны хребта Каратау [14. Сверчков. Стр. 63].

 

По исследованиям археологов территории Центрального и Восточного Казахстана демонстрируют смешанное происхождение каменного инвентаря: наряду с влиянием южной микролитоидной пластинчатой техникой есть орудия, изготовленные из отщепов. Преобладание отщеповой индустрии, как и макролитоидных форм, похоже, к северу увеличивается. Усть-Нарымская культура Восточного Казахстана и сходные группы Центрального Казахстана сложились при непосредственном участии кельтеминарской культуры в контакте с сибирским и алтайским неолитом [14. Сверчков. Стр. 63].

 

Кельтеминарская общность расширила сферу своего влияния на весь евразийский центр, что очень хорошо документировано распространением наконечников кельтеминарского типа от Волжско-Уральского междуречья до Северо-Восточного Казахстана [14. Сверчков. Стр. 67]. В районе восточного Прикаспия находилась территорию отдельной айдаболской археологической культуры, которая имела некоторые отличия от кельтеминарской культуры.

 

По археологическим исследованиям в сложении днепро-донецкой культуры, судя по формам сосудов и отсутствию кельтеминарских наконечников стрел, и нисколько не умаляя значение кавказских культур, основное участие приняли племена айдаболской культуры. Из антропологических исследований и  материалов ДНК-генеалогии следует, что на территории кельтеминарской и днепро-донецкой культуры жили племена с доминирующим субкладом I2c-L596 и кроманьонским антропологическим типом.

 

Кельтеминарцы на первом этапе больше предпочитали северное и восточное направления, к западу от Урала они, судя по распространению ассиметричных наконечников стрел, углубились в лесную зону на северо-востоке Башкирии, в бассейн р. Самара и в Саратовское Поволжье (Виноградов, 1979) [14. Сверчков. Стр. 170].

 

Следует отметить, что Днепро-донецкая культура (V-III тыс. до н.э.) была изначальным очагом для культуры ямочно-гребенчатой керамики, которая распространилась на север, двигаясь через Валдай на территорию Финляндии. Напомним, что на территории  культуры ямочно-гребенчатой керамики были племена с доминирующим субкладом R1a1b-YP1272 [5. Saag][6. Клёсов.2017], которые говорили на протоиндоевропейских языках.

 

Присутствие Кельтеминара заметно и на памятниках агидельской культуры Давлеканово и Муллино в Зауралье, и в хвалынской группе памятников. Хвалынская культура  обязана своим происхождением исключительно кельтеминарским племенам, расселившимся на север в начале V тыс. до н. э. Погребальный обряд, ориентация погребенных и сопроводительный  инвентарь в могильнике доямного времени у с. Съезжее на р. Самаре идентичны кельтеминарским (Виноградов, 1981, с. 116)[14. Сверчков. Стр. 171]. 

 

На северо-востоке кельтеминарцы достигли Алтая, где при их непосредственном участии в контакте с сибирским и алтайским неолитом сложилась усть-нарымская культура (Коробкова, 1996, с. 126–132; Derevyanko, Dorj, 1996, с. 181–189)[14. Сверчков. Стр. 171].

 

В кельтеминарской общности керамика появляется на рубеже VII и VI тыс. до н.э. Наряду с джейтунской, это древнейшая в Средней Азии обожженная посуда. Все кельтеминарские сосуды вылеплены от руки и обожжены на костре. Керамические сосуды различны по форме — это полусферические чаши, шаровидные или яйцевидные с высоким цилиндрическим горлом, изредка встречаются плоскодонные формы. Керамика украшалась нарезным и штампованным орнаментом, роспись редка [15. Археология. М. 2006].

 

Происхождение кельтиминарской керамики не выяснено. Также археологи не смогли определить происхождение керамической посуды в Причерноморье и на Ближнем Востоке. На основании ископаемых гаплотипов и родственных археологических культур, можно предположить, что появление кельтиминарской керамики связано с переселениями  племён с доминирующими субкладами R1b1a1-L388, R1b1a2-V88 и R1a1а-M17/М198.

 

Переселенцы из территории кельтеминарской общности участвовали в формировании нарвской археологической культуры, которая существовала в Восточной Прибалтике в V-III тыс. до н.э. и сменилась племёнами ямочно-гребенчатой керамики. У представителей нарвской культуры, из Звейниеки (Латвия), жившего около 56 века до н.э., определён субклад R1b1a1a-P297 [16. Jones ]. У образца Spiginas1 из Литвы определён субклад I2a1a2a1a, у образца Kretuonas2 — субклад I2a1b [17. Mittnik][6. Клёсов.2017]. 

 

По ископаемым гаплотипам получается, что в VI тыс. до н.э. представители субклада R1a1 расселились в лесной зоне от Балтийского моря на западе до Байкальского озера на востоке. Можно предположить, что в VI тыс. до н.э. существовало много ветвей гаплогруппы  R1a, но до современности дожили потомки четырёх субкладов: R1a2-YP4141; R1a1b-YP1272; R1a1а2-YP1051 и наиболее многочисленный R1a1а1-М417. Следует отметить, что в Поволжье в VI тыс. до н.э. поселились представители субклада R1b1a1a-Р297, которые, вероятно, ранее жили на территории культуры кельтеминар.

 

По сведениям сайта YFull YTree v5.02 субклад R1a1-М459 образовался около 164 века до н.э., затем около 121  века до н.э. разветвился на субклады R1a1a-М198 и R1a1b-YP1272. Далее субклад R1a1a-М198 около 65 века до н.э. разветвился на субклады R1a1a1-М417 и R1a1a2-YP1051. Субклад R1a1b-YP1272 около 53 века до н.э. разветвился на субклады R1a1b-YP1272* и R1a1b-YP1276 [8. YFull YTree]. Представитель субклада  R1a1b-YP1272* обнаружен в Египте, а представители субклада R1a1b-YP1276 в Тунисе и Белоруссии [8. YFull YTree]. 

 

Субклад  R1a1b-YP1272 разветвился около 19 века до н.э., поэтому представители ветви R1a1b-YP1272, вероятнее всего, попали в Северную Африку в период нашествия «народов моря» в 12 веке до н.э. По существующим сведениям ДНК-генеалогии получается, что в VII тыс. до н.э. представители ветви R1a1-М459(SRY1532/2)  поселились в районе Черного моря, затем стали расселяться в разных направлениях. Более подробно реконструировать историю расселений ветви R1a1-М459(SRY1532/2)  можно будет после получения большего числа гаплотипов с подробными снипами.

 

По сведениям сайта YFull YTree v5.02 субклад R1a1a2-YP1051 стал разветвляться около 6 века до н.э. До настоящего времени не обнаружено ископаемых гаплотипов субклада R1a1a2-YP1051, поэтому мы не можем определить на территории каких  археологических культур в период 65-6 веков до н.э. жили представители этого субклада [8. YFull YTree]. Следует отметить, что на Ближнем Востоке не обнаружено древних ветвей субкладов R1a1a-М17 и R1a1a1-М417. 

 

Расселение современных представителей  субкладов R1a-YP1272 и R1a-YP1051

 

По археологическим исследованиям первая керамика появилась на территории Украины во второй половине VII тыс. до н.э. у местного мезолитического населения кукрекской и гребенниковской  культур в результате появления новых племён, обусловивших формирование буго-днестровской и сурской археологических культур. Этот процесс был синхронен сложению памятников монохромной керамики Болгарии и Сербии [18. Котова. Стр. 76].

 

По распространению современных представителей субкладов R1a1-SRY 1532.2>YP1272  и R1a1a-SRY1532.2>M198>YP1051 можно предположить, что представители этих субкладов в VI тыс. до н. э. жили на территории Бу́го-днестро́вской культуры. Бу́го-днестро́вская культура  известна по группе небольших поселений, расположенных возле города Сороки и прилегающих областей Молдавии и Украины, по рекам Днестр и Южный Буг.

 

На ранней фазе в середине VII тысячелетия до н. э. носители бу́го-днестро́вской  культуры не были знакомы с керамикой и земледелием, жили охотой на  зуброволенейкабанов, ловили речную рыбу: плотву, щуку, угря. В первой половине VII тыс. до н. э. в древнейшей бескерамической фазе, названной сорокским комплексом, имелись признаки одомашнивания свиньи и быка. Около 58 века  до н. э. начали производить оригинальную керамику с примесью толчёных раковин, в основном кувшины с плоским или заострённым днищем, украшенные орнаментом из волнистых линий. Впоследствии попали под влияние старчево-кришской культуры, что выразилось в резком изменении характера керамики, а вместо дикорастущих злаков начали отдавать предпочтение культурной пшенице и полбе [18. Котова]. 

 

Археологи не смогли определить происхождение керамической посуды в Причерноморье и на Ближнем Востоке. Около 61 века до н.э. появилась  первая керамика в северо - восточном Средиземноморье, в это же время в Левант переселились племена с доминирующим субкладом R1b1a2-V88. На юге Восточной Европы первая керамика появилась около 59 века до н.э., обнаружена на острове Ракушечный Яр на Нижнем Дону [18. Котова.  Стр. 58]. Вероятно в период около VII-VI тыс. до н.э. в Причерноморье  переселились племена с доминирующим субкладом  R1a1а-M17/М198. Можно предположить, что племена с доминирующим субкладами R1b1a2-V88 и R1a1а-M17/М198 переселились из региона, где была известна керамическая посуда. 

 

Самая древняя керамическая посуда известна в Китае и на Дальнем Востоке. В китайской провинции Хунань, найдены черепки от остроконечного сосуда возрастом 18,3—17,5 тыс. лет назад [19. China, 2009]. В последних палеоботанических исследованиях о распространении проса (Panicum miliaceum, Setaria italica) выстраивается  связь неолитических культур доиндоевропейской Европы и Китая. Самые древние находки зерен проса связаны с неолитическими культурами долины р. Хуанхэ, относящиеся к VII тыс. до н. э. В VII–VI тыс. до н. э. просо Panicum miliaceum в уже одомашненном виде появляется на памятниках докерамического неолита в Фессалии (Греция), затем в Старчево–Криш и, наконец, в культуре линейно-ленточной керамики. Другой вид проса — Setaria italica — проникает в Европу позже и найден на памятниках культуры Гумельница (Jones, 2004, с. 130)[14. Сверчков. Стр. 177].

 

Исследовались разные маршруты распространения проса из Китая в Европу. В числе прочих предполагалось южносреднеазиатское направление, но всех смутило отсутствие зерен проса в джейтунской культуре Туркменистана, отчего возникла версия о возможности северносреднеазиатского маршрута — севернее Арала и Каспия (Janik, 2002, с. 304, fig. 19.2; Jones, 2004, с. 132). Впрочем, в указанной зоне находок этих культур тоже нет [14. Сверчков. Стр. 177].

 

В течении многих тысячелетий  был известен речной путь из верховьев реки Иртыш в современном северо-западном Китае, далее по рекам Тобол, Исеть, через Средний Урал, далее по рекам Чусовая, Кама, Волга, Ока через современную Среднерусскую возвышенность в верховья Дона, или Десны, далее по Днепру в Черное море. Также из Верхней Волги через Западную Двину, или реки Мста и Волхов можно было попасть в Прибалтику. В истории индоевропейцев эти речные пути имели определяющее значение.  

 

Вероятно распространение проса и керамики произошло из территории современного северо-западного Китая очень быстро, в короткое историческое время, которое не оставило промежуточных археологических следов. Возможно  просо Panicum miliaceum и технологию керамических сосудов на Ближний Восток принесли племена субклада R1b1a2-V88. Другой вид проса Setaria italica был перенесён на территорию культуры Гумельница племенами субклада R1a1а-M17/М198.

 

На основании распространения первой керамики в Причерноморье и в Леванте, можно предположить, что племена ветви субклада  R1a1а-M17/М198 в VII тыс. до н.э. поселились в районе Нижнего Дона и по берегам Черного моря. До 56 века до н.э. Черное моря не соединялось с Мировым океаном и уровень воды был ниже на 120 метров. Около 65 века до н.э. в районе Западного и Северного Причерноморья жило несколько племён с доминирующими субкладами  R1a1a1-М417, R1a1a2-YP1051, R1a1b-YP1272, R1a1b-YP1276, которые расселились в составе нескольких археологических культур на территории современных Сербии, Болгарии, Украины, России. Вероятно на территории Украины представители субкладов R1a1a2-YP1051 и R1a1b-YP1272 участвовали в формировании буго-днестровской и сурской археологических культур. Следует отметить, что, вероятно,  эти племена говорили на протоиндоевропейских языках. 

 

В исследовании Н. С.  Котовой «Древнейшая керамика Украины» сообщается:  «Значительные изменения керамики произошли в начале VI тыс. до н. э., когда появились новые культуры: нижнедонская в северном Приазовье, азово-днепровская – в западном Приазовье и юге степного Поднепровья, второй период буго-днестровской культуры в степном и лесостепном Побужье, а также культуры днепро-донской культурно-исторической области. В это время керамика с гребенчатым орнаментом стала доминирующей. Изменения, вероятно, были вызваны появлением нового населения – носителей культуры Кардиум Средиземноморья» [18. Котова. Стр. 76]. По археологическим исследованиям кардиальная керамика происходит из восточного Средиземноморья, по ископаемым гаплотипам у этих племён доминирующий субклад был G2a2.

 

Самые древние ископаемые гаплотипы  субклада  R1a>М417 обнаружены в районе Эулау на территории современной Германии. Захоронения относятся к периоду 26 века до н.э., к археологической культуре шнуровой керамики, боевых топоров. В захоронении мужчины были похоронены скорченно на правом боку головой на запад, лицом на юг, женщины скорченно на левом боку головой на восток, лицом на юг. Несколько ископаемых гаплотипов субклада  R1a>М417 археологической культуры шнуровой керамики периода 27-20 веков до н.э. обнаружены на территории Германии, Польши, России [20. Клёсов. 2016].

 

В V тыс. до н.э. обряд захоронения  мужчины скорченно на правом боку головой на запад, лицом на юг, женщины скорченно на левом боку головой на восток, лицом на юг известен на территории археологических культур Гумельница и Винча. Из общности обряда захоронений, можно предположить, что в V тыс. до н.э. предки племени бхригу субклада R1a-М417 жили на территории Балканского полуострова. 

 

В низовьях Дуная на территории культуры Гумельница (48-41 век до н.э.) был распространён обряд захоронения мужчины скорченно на правом боку головой на запад, лицом на юг, женщины скорченно на левом боку головой на восток, лицом на юг и культура проса сорта Setaria italica на этих основаниях, можно предположить, что представители субклада R1a>М417 в V тыс. до н.э. жили на территории археологической культуры Гумельница.

 

В настоящее время ничего не известно о времени и маршруте переселения в район низовьев Дуная племени с доминирующим субкладом  R1a>М417. Можно предположить, что племя с доминирующим субкладом R1a>М417 выращивало просо сорта Setaria italica, в низовья Дуная переселилось из Средней Азии в  V тыс. до н.э.  в связи с усилением засухи.

 

Таким образом, у нас есть достаточно оснований для реконструкции  переселения  племён с доминирующим субкладом  R1a>М417 и района близкого к Южной Сибири. По исследованиям лингвиста Н.Д. Андреева протоиндоевропейский язык сформировался в районе Южной Сибири [21. Андреев]. По материалам ДНК-генеалогии, археологическим исследованиям и ископаемым гаплотипам, у племени с доминирующим субкладом R1a>М417 на территории культуры Гумельница в V тыс. до н.э. мог сформироваться индоевропейский язык. Предков индоевропейцев и племени бхригу следует искать на территории культуры Гумельница. Для этого необходимо исследовать происхождение культуры Гумельница и определить субклады, представители которых оказали значительное влияние на формирование культуры Гумельница.

 

5.2. Происхождение культуры Винча. Исследование субклада J2a1>L26.

На формирование археологической культуры Гумельница значительное влияние оказали племена культуры Винча, поэтому необходимо исследовать происхождение культуры Винча. На основании особенностей расселения современных представителей субклада J2a1>L26 и ископаемых гаплотипов субклада G2a, можно предположить, что на территории археологической культуры Винча жили представители субкладов  G2a и J2a1>L26. Вероятно появление представителей субклада J2a1>L26 в Европе связано с формированием археологической культуры Караново (65-55 век до н.э.) и более поздней археологической культуры Винча (55-40 век до н.э.). Племена с доминирующим субкладом  J2a1>L26 принесли технологию выплавки меди и оказали значительной влияние на формирование религиозных культов Центральной Европы.

 

Археологический памятник Караново в Центральной Болгарии представляет собой селение на вершине холма из 18 домов, в которых могли жить до 100 человек. Селение было постоянно заселено с начала VII до начала II тысячелетия до н. э. К позднему периоду существования культуры Караново (период Караново III—IV) относится раскапываемое с 2005 г. протогородское поселение Провадия-Солницата — крупный центр производства  поваренной  соли (здесь найдены самые древние  солеварни на территории Европы и Передней Азии). На территории археологической культуры Караново (65-55 век до н.э.) встречается темнолощеная керамика похожая на керамику поселения Чатал Хююк. 

 

Археологические культуры в VI тыс. до н.э.

 

В середине VI тыс. до н.э. в Северных Балканах сформировалась археологическая культура Винча. Культура Винча была распространена на территориях современных Сербии, Венгрии  (Осентиван),  Румынии  (Турдаш) и  Болгарии  (Градешница). В книге В.А. Сафронова «Индоевропейские прародины» сообщается: «Развитие во времени и пространстве культуры Винча в системе центрально-европейского неолита можно представить в виде следующей схемы. Винчанский комплекс в виде прото-Винчи появился впервые на поселениях культуры Старчево – Криш – Кереш, причем внедрение его происходило мирно, хотя его появление дает веху для финальной фазы развития культуры Старчево. На основании того, что памятники Олтении (трансильванский вариант Винчи) содержат более чистый винчанский комплекс, выдвинута гипотеза (Брукнер, Иованович) о движении культуры Винча с востока на запад вдоль Дуная. По мнению других исследователей (Гарашанин, 1979, с. 125) путь носителей культуры Винча лежал через юг (струм-вардарский путь)»[22. Сафронов].

 

Далее в книге В.А. Сафронова сообщается: «Происхождение культуры Винча нельзя считать выясненным. Югославские исследователи полагают решенным вопрос генезиса включением Винчи в систему балкано-анатолийского комплекса младшего неолита. В эту систему включаются также памятники Парадими, Хаджилар I, Веселиново (Караново III). Однако памятника, адекватного Винче на территории Малой Азии, до сих пор не называют»[22. Сафронов].

 

Определить район исхода племён создавших культуру Винча можно по признакам металлургии и характерными археологическими предметами, связанными с культом быка в культуре Чатал Хююка. По исследованиям археологов племена культуры Винча обладали технологией выплавки  меди, следовательно, они переселились из района, где ранее выплавлялись изделия из меди. Специализированный характер медеплавильного производства реконструируется обнаружением в поселении Винча медеплавильных печей, в которых были найдены шлаки от плавки ципобарита (Васич, 1932, с. 12, рис. 13, с. 16). Винча – это первая металлоносная культура в Европе [22. Сафронов].

 

По археологическим исследованиям производство меди зародилось в Восточной Анатолии: «В памятниках «докерамического неолита» юго-восточной Анатолии, западной Сирии, Месопотамии и юго-западного Ирана, датируемых от второй половины VIII до начала VI тыс. до н. э. собрана коллекция, насчитывающая около двухсот мелких медных бусин, трубчатых пронизок, пластинчатых подвесок, единичных шильев и рыболовных крючков. Всемирную известность получили находки из Чатал Гуюка, Кан Хасана, Ашикли Гуюка и Хаджилара на юге Анатолии; Чайеню-Тепеси на востоке Анатолии; Телль Рамада в Сирии, Телль Магзалии на севере Месопотамии; Али-Кош на юго-западе Ирана»[23. Рындина].

 

В учебном пособии Н.В. Рындиной и А.Д Дегтяревой сообщается: «Поначалу это была медь самородная, которую ковали только вхолодную, используя привычные для обработки камня ударные действия, но очень скоро ее стали нагревать (отжигать) между циклами холодной ковки. Это произошло тогда, когда человек понял, что при холодной деформации медь становится твердой и хрупкой и предотвратить образование трещин в ней можно только подвергнув ее нагреву до температуры в несколько сот градусов. По-видимому, открытие разупрочняющего нагрева последовало вскоре после первых опытов холодной ковки самородков, т. к. в Чайеню-Тепези с помощью металлографического исследования находок удалось обнаружить оба способа кузнечной формовки меди [Перницка Е., 1993; Maddin R. et al., 1999]»[23. Рындина].

 

 Зона распространения металлических находок VII-V тыс. до н. э. на Ближнем Востоке [Перницка Е., 1993]. 1 — Чатал Гуюк; 2 — Кан Хасан; 3 — Ашикли Гуюк; 4 — Мерсин; 5 — Амук; 6 — Телль Рамад; 7 — Невали Чори; 8 — Чайеню Тепези; 9-12 — Телль Магзалия, Телль Сотто, Ярым Тепе I; 13 — Телул ет Телатат; 14 — Телль Эс-Савван; 15 — Чога Сефид; 16 — Али Кош; 17 — Тепе Сиалк [23. Рындина].

 

В книге Н.В. Рындиной и А.Д Дегтяревой сообщается: «Открытие металла в хассунском неолитическом поселении Ярыш Тепе I на севере Месопотамии показало, что металлургические эксперименты VI тыс. до н. э., проиллюстрированные находками шлаков в Чатал Гуюке и Чайеню Тепези, не уникальны. В 12 горизонте памятника, связанном с серединой VI тыс. до н. э., обнаружен массивный круглопроволочный браслет из свинца [Мунчаев P. M., Мерперт Н. Я., 1981]. Свинец не встречается в природе в самородном виде, он мог быть получен только при восстановлении руды (галенита?)»[23. Рындина].

 

По мнению археолога В. А. Сафронова «совпадение ряда черт культуры Чатал Хююка (Гуюка) и культуры Винча, настолько разительно, что учитывая уникальность сравниваемых признаков из области духовной культуры, исключающих конвергентность, можно говорить о генетической связи Чатал Хююка с Винчей»[22. Сафронов].

 

Культура Чатал Хююк существовала в период 74-56 веков до н.э. [22. Сафронов]. Судя по остаткам окалины и шлака, жители Чатал-Хююка одними из первых в мире научились выплавлять из руды медь. По мнению В. А. Сафронова  потомки жителей Чатал-Хююка участвовали в формировании археологической культуры Халаф (56-45 век до н.э.). Отмечается похожесть религиозных комплексов культур Халаф и Чатал Хююк.  Археолог Мелларт высказал следующее мнение: «Религия, культ быка, обработка металлов, ткачество, великолепная посуда, высокий уровень технического развития в целом не могут не напоминать подобные черты в описанных выше Чатал Хююке, Хаджиларе и Джан Хасане»[24. Мелларт].

 

В книге Дж.  Мелларта «Древнейшие   цивилизации    Ближнего  Востока» сообщается: «Полностью керамическими в Чатал-Хююке могут считаться лишь слои V—О, но даже в это время в большинстве форм сосудов заметно влияние деревянных и плетеных прототипов, что продолжается до конца существования поселения. Это так называемая темнолощеная керамика, но в Чатал-Хююке применение темного цвета обычно ограничивается кухонными сосудами, а начиная с V горизонта появляется керамика темно-желтого цвета (красная есть уже в X). В IV горизонте распространена крапчатая роспись приятных тонов, а в III и II обнаружен, хотя и очень редкий, орнамент в виде красных полос. Не найдено ни одного черепка со спиральным и ногтевым орнаментом или с отпечатками раковины, столь распространенными на близкой киликийской керамике» [24. Мелларт (Стр.87)].

 

Напомним, что темнолощеная керамика была на территории археологической культуры Караново. На основании общности темнолощеной керамики, можно предположить, что на территории поселения Чатал Хююк (74-56 веков до н.э.), культур Каранова (65-55 век до н.э.)  и Винча (55-40 век до н.э.). жили представители одного этноса с доминирующим субкладом J2a1>L26. На основании ископаемых гаплотипов субклада G2a на территории археологической культуры кардиальной керамики, следует, что в VI тыс. до н.э. у племён  субклада J2a1>L26 и субклада G2a была разная керамика.

 

Происхождение на Ближнем Востоке  ранней керамики неизвестно. По исследованиям Эммануэля Анати из Киликии (Мерсина) и Амука (Антиохии) первая керамика попала в район Библа и Ханаана [25. Анати]. Затем от этой керамики произошла кардиальная керамика. 

 

На территории культуры кардиальной керамики  в пещере Avellaner в Каталонии (Испания) обнаружены шесть ископаемых гаплотипов людей, живших около 50 века до н.э., из которых пять относились к  субкладу G2a и один был представитель E>M78>V13. Расчёт по стир мутациям показал, что общий предок современных представителей субклада  E>V13 и ископаемого каталонского гаплотипа жил около  4575±700 года до н.э. [26.  Клёсов. 2014-2].

 

По материалам сайта Eupedia гаплотип  E>M78 найден в захоронении на территории  археологической культуры  Сопот (52-38 век до н.э.)[7. Eupedia].   Допустимо предположить, что около  65 века до н.э. племена с доминирующим  субкладами E>M78 и G2a стали расселяться по Средиземному морю и участвовали в формировании  археологической культуры кардиальной керамики.

 

Из археологических исследований и материалов ДНК-генеалогии следует, что в формировании докерамического неолита на Ближнем Востоке участвовали племена с доминирующими  гаплогруппами G, Е и Т. По археологическим исследованиям во второй половине VIII тыс. до н.э. в Передней Азии появились пришельцы владевшие технологией изготовления керамических сосудов. В книге Эммануэля Анати «Палестина до древних евреев» сообщается: «В Палестине появились три новые неолитические культуры: ярмукская, культура прибрежных областей и характерная для керамического неолита Иерихона…Мы не знаем, откуда пришли носители ярмукской культуры, но вполне вероятно, что их корни нужно искать где-то на востоке… Судя по керамике из Шаар-Хаголана, можно предположить, что носители ярмукской культуры делали ее уже очень давно – она хорошо прожжена и разнообразна. Но при этом мы ничего не знаем о том, как возникла традиция ее изготовления. Нам известно только то, что, когда носители ярмукской культуры пришли в Шаар-Хаголан, у них уже была развитая материальная культура» [25.  Анати].

 

В книге Эммануэля Анати сообщается: «Когда носители ярмукской культуры жили в Шаар-Хаголане, а позднетахунийской – на Иудейских холмах и в Негеве, в северной Палестине и вдоль средиземноморского побережья появилась новая индустрия. Вероятно, первоначально она возникла на севере, в Киликии, расположенной в южной Анатолии. Оттуда она распространилась по всему побережью и достигла Палестины. Впоследствии она разделилась на три ветви, каждая из которых затем развивалась по-своему» [25.  Анати].

 

Северо-восток Средиземноморья в 11 веке

 

 «Предметы материальной культуры, найденные в регионе Антиохии (низовья реки Оронт) и в верхней части Телль-аль-Иудайды и Таббат-аль-Хаммама, очень похожи на те, что были обнаружены в Мерсине (Киликия). Очень мало известно о ранних периодах существования Угарита, важного древнего порта в Сирии, но вполне вероятно, что предметы, обнаруженные вдоль его побережья, аналогичны найденным на палестинских памятниках. На Антиохийской равнине и в Угарите мерсийские изделия с резным орнаментом сопровождаются сильно обожженными сосудами с красновато-коричневым и дымчато-коричневым ангобом»[25.  Анати].

 

«В нижних слоях Библа французская археологическая экспедиция во главе с профессором М. Дюнаном обнаружила индустрию, благодаря которой можно связать сиро-киликийский и палестинский комплексы. Орнаменты, вырезанные на керамике, очень похожи на те, что характерны для Телль-Абу-Зурейка, Телль-Кири, Хацореи долины Эздраэлона, и образцы со шнуровым орнаментом с Антиохийской равнины и из Мерсина»[25.  Анати].

 

При раскопках Чатал-Хююка (71-63 век до н. э.) и в нижних слоях города Мерсин были обнаружены образцы древнейшей неолитической керамики (dark burnished ware, «чёрная лощёная керамика»). В Чатал – Хююке первые слои были без керамики, поэтому появление керамики не связано с приходом нового населения. Район современной Киликии в VIII тыс. до н.э. не был заселён. Местность начала заселяться с VII тыс. до н. э. Во время археологических раскопок на холме Юмюк-Тепе (тур.Yümüktepe) английский археолог Джон Гарстанг обнаружил 23 культурных слоя, самый ранний датируется 63 веком годом до н. э. 

 

Антиохия и Мерсин находятся на северо-востоке Средиземноморья. В древности город Мерсин был морским портом города Тарса - столицы Киликии. В южной части Турции, к востоку от местоположения древнего города Антиохия (ныне Антакья) находится болотистая равнина называемая по - арабски Амук. Из распространения керамики следует, что племена кардиальной керамики стали расселяться по берегам Средиземного моря в VI тыс. до н.э. из района Антиохии и Киликии на северо-востоке Средиземноморья. Затем эти территории были заняты другими племенами околохалафской культуры.

 

В период 56-45 веков до н.э. в районе верхнего и среднего течения Евфрата существовала халафская культура. У халафской культуры и культуры Винча наблюдается много общих археологических черт. Вероятно в середине VI тыс. до н.э. часть племён околохалафской культуры поселилась в низовьях Дуная и участвовала в формировании культуры Винча. Около 45 века до н.э. в результате вторжения племён убейдской культуры халафская культура прекратилась. Вероятно часть племён халафской культуры переселились на запад Северного Кавказа и участвовали в формировании майкопской культуры. Другая часть племён околохалафской культуры поселилась в низовьях Дуная и участвовала в формировании культуры Гумельница. По материалам ДНК-генеалогии у племён халафской и околохалафской культур предполагается доминирующий субклад J2a1>L26 и племенные языки близкие к картвельской и нахско-дагестанским семьям языков. 

 

Зоны влияния различных археологических культур среднего халафского периода, 56-45 века до н. э. (размеры Персидского залива показаны по состоянию на 30 век до н.э):

 
 

В книге Дж.  Мелларта «Древнейшие   цивилизации    Ближнего  Востока» сообщается: «Культура соседнего с западным регионом халафской культуры региона, от Алеппо до Антиохии, развивалась под сильным халафским влиянием, кое-где смешанным с самаррскими традициями. Импорт и местные имитации схем халафской керамики преобладают в культуре Амук Сив Рас Шамре, на побережье, где местные традиции пролощенных орнаментов исчезают. Однако этот район сохраняет местное своеобразие, и особенно ясно это заметно в следующей культуре Амука, переходной от халафской к убейдской»[24. Мелларт].

 

В книге Дж.  Мелларта сообщается: «Киликия, простиравшаяся от Анатолийского плато до высоких хребтов Тавра и от Сирии до лесистого Омана, демонстрирует еще более сложную последовательность событий. Халафское влияние наслаивается в Мерсине (слои XIX—XVII) на устойчивую местную традицию расписной керамики, которая обнаруживает тесные связи с Конийской долиной на Анатолийском плато (Чатал-Хююк). Конийской долины достигли лишь незначительные халафские влияния, вероятно явившиеся результатом торговых связей» [24. Мелларт].

 

«В Мерсине, в свою очередь, найдена прекрасная полихромная керамика, происходящая из культуры Джан Хасан слоя 2а, около Карамана, где полихромия существовала задолго до ее появления в халафской культуре. Анатолийские влияния постепенно усиливаются, и ко времени существования Мерсина XVI пришлая культура прочно утверждается в знаменитой крепости, построенной, как можно предполагать, в целях обороны от нападений жителей восточной части долины. Теперь впервые в значительном количестве появляются орудия и предметы вооружения из меди; новые формы керамики и узоры типично анатолийские и с халафом не имеют ничего общего. Среди нововведений следует упомянуть впервые появляющиеся ручки на сосудах. Непосредственно перед разрушением крепости — возможно, около 4350 г. до н. э.— здесь появляется первый убейдский импорт, а после ее разрушения убейдское влияние постепенно усиливается»[24. Мелларт].

 

В Конийской долине находился Чатал-Хююк, таким образом, по мнению Мелларта племена из Чатал-Хююка в VI тыс. до н.э. оказывали влияние на племена Киликии. Можно предположить, что в период похолодания 62-58 веков до н.э. часть племени из плоскогорья Чатал-Хююка переселилось в более теплые равнины Киликии и вытеснили местные племена, от которых впоследствии произошла культура кардиальной керамики.  

 

При сравнении культур Винча и Чатал Хююк наблюдаются расхождения, поэтому логичнее представить, что культура Винча произошла от племён околохалавской (парахалавской) культуры. На основании археологических исследований, можно предположить, что во  второй половине V тыс. до н.э. племена  Киликии были вытеснены восточными пришельцами убейдской культуры. 

 

В книге Дж.  Мелларта «Древнейшие   цивилизации    Ближнего  Востока» сообщается: «Торговые связи были, очевидно, широкими и хорошо организованными: в халафских поселениях найден обсидиан из окрестностей оз. Ван и раковины из Индийского океана, доставлявшиеся с Персидского залива. В свою очередь,   халафская керамика известна в Тильки Тепе, около оз. Ван (возможно, это был халафский эмпорий), и в районе Малатии, богатом медью и золотом. Влияние халафского импорта проявлялось в керамических формах, орнаментальных розетках, букраниях и глянцевой росписи, бытующих от Персидского залива до Средиземного моря. Торговля, видимо, шла через посредников, но должна была контролироваться развитыми обществами на собственной территории. Никогда до этого ни одна культура не осуществляла столь широкой торговой экспансии»[24. Мелларт].

 

Можно предположить, что после потепления климата в 58 веке до н.э. в середине VI тыс. до н.э. племена из Киликии стали расселяться в различных направлениях. Вероятно, племена, создавшие культуру Винча, переселились на Балканы по морскому пути из района города Мерсин, или района Амук.

 

По сведениям сайта Eupedia существует  связь субклада  J2а с археологическими культурами, в которых значительное место занимает культ быка [7.  Eupedia]. Старейшие археологические свидетельства культа быка обнаружены в  культуре Чатал Хююк, халафской культуре, Винча. Изображения быка часто встречаются на минойских фресках и керамике острова Крит.

 

По сведениям сайта Eupedia самые старые ископаемые гаплотипы субклада J2а  были обнаружены в  пещере на севере Ирана, останки относятся к периоду  91-86 веков до н.э. ( Лазаридис и др. 2016 )[ 7.  Eupedia].  В Грузии обнаружены ископаемые гаплотипы субклада J2а периода  79-76 веков до н.э. (Jones и др. (2015))[7.  Eupedia].  Также на территории  культуры  Сопот (Средний Дунай) обнаружен гаплотип J2-M172 с датировкой 4049±29 лет до н.э. [11. Клёсов. 2016]. Таким образом, по ископаемым гаплотипам  J2-M172 наблюдается переселение племён из Загроса и Армянского нагорья в район Дуная. 

 

По сведениям сайта Eupedia среди наших современников на Кавказе представители субклада J2а составляют: среди ингушей и чеченцев - 88% мужчин,  жителей Северо - Восточного Кавказа - 56%, азербайджанцев -30%, грузины -27%, кумыков -25% и армян - 22%. На Кавказе большинство представителей гаплогруппы J относятся к субкладу  J2a1>L26>PF5116> M67>Z7671>CTS6804, который образовался около 62 века до н.э., общий предок жил около 58 века до н.э. [7.Eupedia] [8.YFull YTree].  

 

Дерево субклада J2a-M410

 

За пределами Кавказа, самые высокие частоты J2 наблюдается на Кипре- 37%, Крите - 34%, на севере Ирака - 28%, Ливане -26%, Турции – (24%, с пиками 30% в районе  Мраморного моря и в Центральной Анатолии), Греции- 23%, в Центральной Италии - 23%, Сицилии -23%, Южной Италии -21,5% и Албании -19,5%, а также среди еврейского народа от 19 до 25 %. [7.Eupedia].  

 

Особый интерес представляет ветвь субкладов J2a1>L26. По сведениям YFull YTree v5.02 при расчёте по снипам субклад  J2a1>L26 образовался около 16 тыс. до н.э., при расчёте по стирам общий предок субклада  J2a1>L26 жил около 14 тыс. до н.э. [8.YFull YTree]. На основании разветвления субклада J2a1>L26 можно предположить, что  около 14 тыс. до н.э. представители этого субклада расселились по большой территории и потомки многих ветвей дожили до наших дней. На основании ископаемых гаплотипов можно предположить, что расселение представителей субклада  J2a1>L26 в 14 тыс. до н.э.  происходило в ледниковый период в  районе современных пустынь Центральной Азии.  

 

На дереве субклада J2a>M410 следует обратить внимание на субклады J2a1>L26>PF5116 и J2a1>L26>PF5160. По сведениям YFull YTree v5.02 при расчёте по снипам субклад  J2a1>L26>PF5160  образовался около 143 века до н.э., при расчёте по стирам общий предок субклада  J2a1>L26>PF5160  жил около 137 века до н.э. [8. YFull YTree]. До нашего времени дожило очень много потомков различных ветвей образовавшихся в ледниковый период XV-X тыс. до н.э. Вероятно племена гаплогруппы  J2 были многочисленными и жили на значительной территории. В период потепления IX-VIII тыс. до н.э. племена с доминирующей ветвью субкладов  J2a1>L26 расселились в горах Загроса и Армянском нагорье, поэтому до нашего времени дожило много потомков древних субкладов. 

 

В VIII тыс. до н.э., вероятно, в районе современного Азербайджана племена субклада  J2a1>L26 от представителей субклада R1b>V88 научились изготавливать керамические сосуды. Затем вместе с племенами  R1b>V88 переселились на Ближний Восток. Затем племена субклада J2a1>L26 распространили керамику в Южной Анатолии и участвовали в формировании культуры Каранова на Восточных Балканах.

 

По археологическим исследованиям, можно предположить, что в период похолодания 62-58 веков до н.э. часть племён из Армянского нагорья переселились в район Среднего Евфрата и создали археологическую культуру  Халаф (56-45 век до н.э.). Затем в период потепления часть племён переселились на Балканский полуостров и создали археологическую культуру Винча (VI-V тыс. до н.э.). По археологическим признакам потомки племён культуры Винча расселились по всей Европе. При исследовании всех гаплогрупп на историю племен создавших культуры Халаф и Винча  лучше других вариантов подходит разветвление субклада J2a1>L26. Причём переселения происходили в несколько этапов у разных племён в период VI-V тыс. до н.э.

 

Современные представители ветви субкладов J2>L26>L25 живут в Европе и Индии. По сведениям YFull YTree субклад  J2>L26>L25 по снипам образовался около XII тыс. до н.э., по стирам общий предок субклада  J2>L26>L25 жил около VII тыс. до н.э.[8. YFull YTree].

 

Дерево субклада J2a>M410>L26>PF5160>L25 

 

По сведениям сайта Eupedia субклад J2>L26>L24 является наиболее распространенным субкладом из ветви J2, с расселением современных представителей от Ближнего Востока до Европы, Северной Африки и Южной Азии. Представители субклада J2>L26>L25>F3133>F761 живут в Италии, Франции, странах Бенилюкса и Англии [7. Eupedia]. По сведениям YFull YTree при расчёте по снипам субклад  J2>L26>L25>F3133 образовался около 70 века до н.э., общий предок  жил около 67 века до н.э.[8. YFull YTree].

 

По сведениям сайта Eupedia представители субклада J2>L25>Z438>Z387 встречаются по всей Европе.   По сведениям YFull YTree при расчёте по снипам субклад  J2>L24>Z387  образовался около 70 века до н.э., общий предок  жил около 70 века до н.э. При расчёте по снипам субклад  J2>L24>Z387>Z435  образовался около 32 века до н.э., общий предок  жил около 11 века до н.э.[ 8. YFull YTree]. 

 

По материалам ДНК-генеалогии около 11 века до н.э.  субклад J2>L24>Z387>L70>Z435 значительно разветвился, это соответствует истории племён италийцев, которые около 11-9 века до н.э. переселились из района Среднего Дуная в район современной Италии. Из очень характерного расселения представителей субклада J2>L24>Z387>L70>Z435 следует, что предки этого субклада жили на территории Баденской культуры, хоронили покойников по обряду кремации.  

 

5.3. Металлурги Балканского полуострова в V тыс. до н.э.

Отличительной особенностью племён археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров было владение технологией добычи медной руды и производства изделий из меди. До прихода племён шнуровой керамики, боевых топоров, на территориях севера Центральной Европы и в Центральной части Русской равнины изделия из меди были очень редкими и привозились из других регионов. Добыча и выплавка меди является сложной технологией, которая может служить надежным маркером миграции древних племён. Поскольку у племен культуры шнуровой керамики, боевых топоров  был распространён субклад  R1a1a1-М417, то можно предположить, что племя бхригу в IV тысячелетии до н.э. овладело технологией добычи в выплавки меди. На основании истории распространения добычи и выплавки меди в Центральной Европе мы можем реконструировать историю предков бхригу периода V-IV тыс. до н.э. Следует отметить, что в Восточной Прибалтике и в западной части фатьяновской археологической культуры в период 32-17 веков до н.э. не было месторождений медной руды, изделия из меди были привозными и очень редкими. 

 

В VI тыс. до н.э. на Балканах появились племена создавшие культуру Винча. Культура Винча была распространена на территории современных Сербии,  Венгрии, Румынии и Болгарии. Основу хозяйства составляли земледелие и скотоводство (крупный рогатый скот, козы, свиньи). Племена культуры Винча были знакомы с плавкой меди. От культуры Винча сохранилась древнейшая металлодобывающая шахта Европы — Рудна-Глава.

 

Распространение культуры Винча

 

В книге В.А.Сафронова «Индоевропейские прародины» сообщается: «В ряду синхронных и соседних культур неолита Европы культура Винча выделяется самой развитой системой религиозных воззрений, если даже основываться только на большой группе антропоморфной и зооморфной пластики (глиняные мужские и женские фигурки, а также глиняные фигурки животных). Глиняная пластика культуры Винча поражает своей высокой стандартизацией и наряду с монолитностью материальной культуры может свидетельствовать в пользу существования в среде винчанского населения общих культов, наряду с местными и домашними культами»[22. Сафронов]. 

 

В книге В.А.Сафронова «Индоевропейские прародины» сообщается:  «Погребальный обряд культуры Винча также свидетельствует о развитых религиозных представлениях ее населения. Культура Винча принесла в Европу экстрамуральные могильники (за пределами поселений). Тип могильников – грунтовый. Захоронения были одиночные и парные. Обряд погребения – левый и правый бок (скорченно на боку); ориентировка по линии Восток – 3апад (60%) и в направлении Север - Юг. Погребенного сопровождали керамические сосуды, кости жертвенных животных, ожерелья из раковин, каменный и костяной инвентарь, в их числе – секиры (топоры)»[22. Сафронов]. 

 

«Кроме обряда трупоположения, практиковался и обряд трупосожжения. Правда, исследователи (Гарашанин, Брукнер) предупреждают осторожнее относиться к фактам кремации в культуре Винча. Сообщается, что в основании винчанских слоев в Винче найдены кальцинированные кости, однако сосуд с барботинной орнаментацией мог относиться и к предыдущей культуре – Старчево. В Вырщице найден сосуд с кальцинированными костями и каменной секирой. В Фессалии могилы с трупосожжением встречены в группе Лариса, у которой фиксируются связи с винчанской группой»[22. Сафронов]. 

 

«Жрецы как хранители традиции, бесспорно, существовали в обществе Винча. Это следует из того факта, что культура Винча очень устойчива в своих проявлениях и оказывала воздействие на окружающие народы и культуры, но обратного воздействия не испытывала. Такое состояние возможно только при бесспорном более высоком уровне всех сторон культуры Винчи сравнительно с уровнем культуры аборигенного населения. Как было показано выше, много фактов говорит в пользу высоко развитых религиозных воззрений, распространенных в кругу винчанского населения»[22. Сафронов]. 

 

По археологическим исследованиям технологию выплавки меди на Балканы принесли представители культуры Винча, в книге В.А.Сафронова сообщается:  «Специализированный характер медеплавильного производства реконструируется обнаружением в поселении Винча медеплавильных печей, в которых были найдены шлаки от плавки ципобарита (Васич, 1932, с. 12, рис. 13, с. 16). Винча – это первая металлоносная культура в Европе. Находка цинобарита отмечается еще в старчевском слое поселения Винча, однако единичность находки говорит в пользу ее винчанской атрибуции: именно носители культуры Винча, мирно внедрившиеся в среду старчевского населения, владели искусством плавки металла из руд, родина которого – Малая Азия. Это положение подтверждается еще и тем, что в Югославии, в Майданпеке, найден огромный рудник с винчанскими атрибутами: в руднике, где добывалась медная руда – цинобарит, были найдены предметы винчанской материальной культуры. Работа на руднике, требующая больших физических затрат, совершенного владения сложной производственной технологии, знания горного дела и т. д., предполагает обособленность труда металлургов и рудокопов»[22. Сафронов]. 

 

В V тыс. до н.э. на территории современных  юго-восточной Румынии и восточной Болгарии произошло распространение археологических признаков культуры Гумельница. Вероятно часть племён культуры Винча участвовали в формировании культуры Гумельница. О наличии союза племён на территории культуры Гумельница ничего не известно. Вероятно на территории культуры Гумельница жили племена разных этносов, говорящие на разных языках, с разными доминирующими субкладами. Из последующих исторических событий, можно предположить, что на территории культуры Гумельница жили предки хеттов и лувийцев с доминирующими субкладами J2a и G2a, предки племён индоевропейцев включая племя  бхригу субклада  R1a1a1-М417, потомки атлантов субклада T1a1. 

 

Следует отметить, что по археологическим признакам культура Гумельница является единственной территорией, на которой в V тыс. до н.э. могли одновременно жить предки хеттов, лувийцев и бхригу. По археологическим признакам после 41 века предки  бхригу переселились в район реки Тиса, часть племён культуры Гумельница остались в районе современной Болгарии, часть переселились в район Среднего Дуная. На основании индусских преданий, археологических исследований и разветвлений субклада R1a1a1-М417, можно предположить, что в период 38-36 веков до н.э. в районе реки Тиса сформировалось племя бхригу. Около 36 века до н.э. племя бхригу переселилось в район Северных Карпат. Около 30 века до н.э. племя бхригу находилось в районах Верхнего Днестра и Среднего Днепра. 

 

В период 36-28 веков до н.э. часть племён потомков культуры Гумельница  находились на территории Баденской археологической культуры на Среднем Дунае. Около 28 века до н.э. часть племён потомков  Баденской культуры  переселились в район современных Болгарии и западной Турции. Вероятно в период 28-17 веков до н.э. на территориях  современных Болгарии и западной Турции сформировались племена протохеттов (несийцев), лувийцев и языки анатолийской группы.  О племенных языках Баденской культуры ничего не известно. 

 

В настоящее время ничего не известно о процессе формирования языков анатолийской группы в период до 17 века до н.э. Разделение племён, от которых произошли современные индоевропейские языки и племён говоривших на языках анатолийской группы могло произойти около 41 века до н.э. после распада культуры Гумельница. Более реалистичным представляется формирование предков протохеттов (несийцев), лувийцев и языков анатолийской группы из потомков племён археологической культуры позднего триполья. Из индусских преданий и названий племён бхарат и бхригу, следует, что эти племена говорили на индоевропейских языках. Из последовательности исторических событий, можно предположить, что часть потомков племён бхарат и синдов в III тыс. до н.э. переселились в район Восточных Балкан и язык племени бхарат стал основой языков анатолийской группы. 

 

Вернёмся к периоду V тыс. до н.э., изготовленные из меди орудия труда значительно изменили технологические возможности племён. В учебном пособии Рындиной Н.В. и  Дегтяревой сообщается: «Уже давно ученые обратили внимание на то, что чистая медь, упроченная холодной ковкой, получает высокую твердость. Г. Коглен на опыте доказал, что литую медь с исходной твердостью 35-40 ед. (по шкале Бринеля) можно одной лишь ковкой довести до твердости 130 ед.»[23. Рындина].

 

«Опыты, проделанные в специальной археологической лаборатории, показали, что медный топор в рубке дерева эффективнее близкого по форме каменного шлифованного топора в 3-4 раза, а медный строгальный нож производительнее каменного в 6-8 раз [Семенов С. А., 1963]»[23. Рындина].

 

«Переход к использованию орудий из металла, кроме общего роста производительности труда, привел к расширению технических возможностей многих отраслей производства. К примеру, стала доступна более совершенная обработка дерева. Медные проушные топоры, тесла, долота, а позднее пилы, гвозди, скобы позволили выполнить такие сложные работы по дереву, которые ранее были просто неосуществимы. Эти работы способствовали улучшению приемов домостроительства, усложнению интерьера жилищ за счет появления деревянной мебели, освоению способов изготовления цельнодеревянной сохи и колеса [Рындина Н. В., 1971; Рындина Н. В., 1983]»[23. Рындина]. «Действительно, массовые свидетельства использования колеса и колесного транспорта обнаружены только там, где уже стали доступными орудия из металла»[23. Рындина].

 

Археологом профессором Е. Н. Черных была разработана методология систематизации материалов ранней металлоносной эпохи на «металлургические  провинции» и составляющие их «очаги металлургии» и «очаги металлообработки». Характеристика производства в любом очаге провинции, по Е. Н. Черных, определяется тремя основными признаками: 1) сходным набором категорий и типов выпускаемых изделий; 2) сходными технологическими приемами металлообработки; 3) сходным составом используемого металла.

 

В книге  Рындиной Н.В. и  Дегтяревой сообщается: «Следует помнить, что в пределах любой провинции действовали и очаги металлообработки, и очаги металлургии. В чем их различие? В металлургическом очаге представлен полный цикл металлопроизводства: горное дело, выплавка металла из руд, металлообработка. В очаге металлообработки работают на привозном сырье, поэтому цикл урезан, он ограничен только производством изделий из металла. Именно поэтому при характеристике очага металлургии нужно учитывать дополнительные показатели: способы добычи и переработки сырья»[23. Рындина].

 

«Во всех очагах металлообработка развивается в виде самостоятельной ремесленной отрасли, главной фигурой которой становится мастер-профессионал. В пределах обычного поселка — это общинный мастер, который целиком посвящает себя специальным занятиям и освобождается от полевых работ. Готовые продукты земледелия и скотоводства он получает от сородичей, для которых отливает металлическую утварь, оружие и украшения. Накопленные технические навыки он передает по цепочке наследственных связей, поэтому такую форму организации ремесла часто называют индивидуально-семейной. Другая форма его организации именуется кланово-производственной. Она предполагает функционирование крупных объединений мастеров — кланов, в рамках которых они находятся в постоянном взаимодействии. Это обусловлено их компактным проживанием в отдельных поселках и наличием крупных мастерских, в которых операции по обработке металла производятся совместно, на базе узкой профессиональной специализации. Клановые мастера, в отличие от общинных, выпускают массовую продукцию, предназначенную для дальнего обмена [Рындина Н. В., 1998а]. Тесное общение мастеров приводит к унификации выпускаемых изделий, стандартизации приемов их ковки и литья. В этом кроется причина формирования в очаге единого коллективного технологического опыта»[23. Рындина].

 

В книге Н.В. Рындиной и А.Д. Дегтярёвой сообщается: «Энеолит отмечен сложением Балкано-Карпатской металлургической провинции — самой ранней и наиболее яркой в Старом Свете. В раннем и среднем бронзовом веке наиболее значительными металлургическими достижениями выделяется Циркумпонтийская металлургическая провинция. Она охватывает обширные территории, примыкающие к бассейну Черного моря. В позднем бронзовом веке возникают новые высокоразвитые производственные системы: Евразийская, Кавказская, Европейская и др.»[23. Рындина].

 

Ареалы Балкано-Карпатской металлургической провинции энеолита (1), а также Циркумпонтийской провинции раннего (2) и среднего (3) бронзовых веков (по Е. Н. Черных) (Рис. 11)[23. Рындина].

 

«Технологическое родство предметов, произведенных в пределах одного очага, устанавливается с помощью методов металлографии…  Известно, что строение металла зависит не только от его состава и природных свойств, оно определяется в значительной степени способом его обработки (литье в открытую или закрытую форму, с быстрым или медленным охлаждением металла, ковка горячая или холодная, сварка, закалка и т. д.)… Работа с результатами массовых анализов открывает широкие возможности для решения важных проблем, связанных с историей древнего металлопроизводства. В их ряду выявление технологически сходных предметов, вышедших из одной мастерской или очага; установление характерных видов литья и ковки металла, свойственных продукции очага или провинции; определение зоны действия технических традиций их металлообработки; изучение как общих тенденций ее развития в ЭРМ, так и локальных особенностей и др.»[23. Рындина].

 

«Наиболее значительный вклад в развитие «археологической металлографии» внесла лаборатория микроструктурного анализа кафедры археологии Московского университета. В настоящее время ею проведен металлографический анализ более чем 5000 медных и бронзовых изделий, датируемых по преимуществу эпохой раннего металла… Накопленные данные оказались достаточными для полной характеристики технологии металлообрабатывающего производства в гумельницком, трипольском и других очагах ее юго-восточной зоны»[23. Рындина].

 

«Результаты массовых спектральных анализов позволяют в ряде случаев поставить вопрос не только о крупных горнорудных регионах, но и о конкретных рудниках, из которых происходит тот или иной тип металла»[23. Рындина].

 

«К числу важнейших областей эпохи энеолита относится Юго-Восточная Европа, и это объясняется целым рядом причин. Во-первых, этот богатый медными месторождениями регион отличался стабильным заселением, содействовавшим длительному, автохтонному развитию археологических культур с устойчивой производственной деятельностью их носителей. Во-вторых, в его пределах очень рано, на протяжении VI-V тыс. до н. э., наметился переход от присваивающей экономики к производящей, способствующей интенсивному росту населения и неуклонному развитию техники. В-третьих, в IV тыс. до н. э. (в V тыс. до н. э. по откалиброванным радиоуглеродным датам) здесь наблюдался невиданный по мощности подъем горно-металлургического производства, часто именуемый «металлургической революцией»[23. Рындина]. 

 

«При всей условности этот термин правильно отражает революционный характер многосторонних изменений в жизни энеолитических племен Балкано-Карпатья под влиянием их металлургии. В-четвертых, здесь сложилась самая ранняя в Старом Свете и единственная в энеолите металлургическая провинция, названная Балкано-Карпатской (далее БКМП). В ее пределах отмечается необычайно высокий уровень технологии металлургии и металлообработки, достижения которых отразились в массовой отливке тяжелых медных орудий»[23. Рындина].

 

На юго–запад от Варны  недалеко от г. Стара-Загора находится  древний  рудник Ай-Бунар, в рудах которого, кроме меди, обнаружены свинец, цинк и золото. Было выявлено 11 древних выработок длиной по 15—20 м (самая длинная 100 м) и шириной до 10 м. Они вытянулись цепочкой на протяжении 1,5 км вдоль медно-колчеданной жилы или полосы рудных тел. По измеренным объёмам переработанной руды в отвалах, общий объём извлеченной на Ай-Бунаре медной руды достигал примерно 30000 тонн. Из этой руды было произведено приблизительно 1000 тонн меди. Из  выплавленной меди до наших дней в музеях Болгарии сохранились  изделия общим весом не более 15–20 кг.

 

Балкано-Карпатская металлургическая провинция эпохи энеолита (по Е. Н. Черных с дополнениями Н. В. Рындиной). Схема расположения археологических памятников и очагов металлопроизводства: 1 — культура Лендьел; 2 — культура Тисаполгар-Бодрогкерестур; 3 -культура Винча Д; 4 — культура Криводол-Сэлкуца; 5 — культура Гумельница (очаг металлургии); 6 -культура Кукутени-Триполье (очаг металлообработки); 7 — памятники Новоданиловского типа (очаг металлообработки); 8 — культура Средний Стог II (очаг ?); 9 — Хвалынские могильники (очаг металлообработки); 10 — границы БКМП; 11 — предполагаемые границы (Рис. 12)[23. Рындина]

 

В книге Н.В. Рындиной и А.Д. Дегтярёвой сообщается:  «БКМП (Балкано-Карпатская металлургическая провинция) энеолита территориально охватывала север Балканского полуострова, Нижнее и Среднее Подунавье, Карпатский бассейн, а также юг Восточной Европы от Передних Карпат до течения Средней Волги (рис. 12). На всей этой территории мы находим сходные по химическим характеристикам группы «чистой меди», микропримеси которых отвечают в целом месторождениям Балкано-Карпатской рудной области. В безрудные регионы Северного Причерноморья эта медь попадала не только в форме готовых изделий, но и в виде слитков и кованых полосовых полуфабрикатов, которые стимулировали зарождение здесь собственных очагов металлопроизводства»[23. Рындина].

 

В книге Н.В. Рындиной и А.Д. Дегтярёвой сообщается: «С очагами, действовавшими в системе БКМП, связана многообразная и массовая продукция из металла (свыше 4000 медных орудий и украшений). Наиболее характерными считаются три основных вида тяжелых ударных орудий труда: «крестообразные» втульчатые топоры-тесла или топоры-мотыги, топоры-молотки и уплощенные (клинообразные) тесла-долота. Их насчитывается в настоящее время свыше тысячи. Эта внушительная коллекция включает более сорока типов изделий, названных по наиболее известным местам находок... Впечатляет не только количество известных крупных топоров, но и их вес: он колеблется от 500 граммов до нескольких килограммов [Рындина Н. В., 1998а; Рындина Н. В., 1998б]. Самыми многочисленными типами колющих орудий повсеместно были шилья и рыболовные крючки. Значительной серией представлены украшения: булавки, браслеты, перстни, височные кольца, бусы, подвески и др. Однако реальное соотношение различных видов перечисленных изделий в разных очагах провинции было своеобразным»[23. Рындина].

 

 «История БКМП охватывает период от начала IV до начала III тыс. до н. э. (по откалиброванным радиоуглеродным датам 48-30 век до н.э.). В пределах БКМП можно обозначить западный и восточный ареалы, различающиеся по облику хозяйства и уровню развития металлургии. Западный ареал провинции, составляющий ее основное ядро, включает север Балкан, Карпатский бассейн, Карпато-Поднепровье. Именно здесь сосредоточена большая часть крупных медных орудий, которые связаны с металлопроизводством ярчайших культур — Гумельница, Винча, Тисаполгар, Бодрогкерестур, Криводол-Сэлкуца, Кукутени-Триполье и др. (рис. 12). Вместе с небывалым подъемом металлургии история их носителей отмечена интенсивным развитием земледельческо-скотоводческого хозяйства, обмена, становлением специализированного металлургического ремесла, активными процессами социального и имущественного расслоения. Земледелие мотыжного типа (а местами и плужного) основано на возделывании пшеницы, ячменя, проса, вики; для придомного скотоводства характерно разведение крупного рогатого скота, а также свиней, коз, овец»[23. Рындина].

 

«В истории БКМП ведущая роль принадлежала Гумельницкому металлургическому очагу, связанному с ареалом ярчайшей гумельницкой культуры. Так археологи называют культуру первой половины — середины IV тыс. до н. э.  (по откалиброванным радиоуглеродным датам 48-41 век до н.э.), распространенную на территории Восточной Болгарии, юго-западной Румынии, южной Молдовы (левобережье нижнего Дуная). С пластом гумельницкой металлообработки связывается свыше 800 изделий, среди которых представлены массивные топоры, как плоские, так и проушные, шилья, пробойники, сверла. Впервые в гумельницких коллекциях мы встречаемся с оружием из меди. Это наконечники копий и топор-клевец. В ряду характерных изделий могут быть названы некоторые типы украшений: булавки с биспиральной или роговидной головками, браслеты поперечно и продольнопластинчатые и др. Формы этих находок сильно отличаются от синхронных ближневосточных. Это говорит о самостоятельном развитии Балкано-Карпатской металлургии энеолита [Рындина Н. В., 1998а; Рындина Н. В., 1998б]»[23. Рындина].

 

Следует обратить внимание на особую форму медных изделий гумельницкой культуры, которые отличаются от изделий культур – потомков выходцев из Малой Азии. Вернёмся к учебному пособию Рындиной Н.В. и Дегтярёвой А.Д.: «Обследование древних рудников Болгарии позволило установить, что гумельницкие металлурги широко освоили местную меднорудную базу. Огромный масштаб добычи руды выявлен на руднике Аи Бунар неподалеку от болгарского города Стара Загора [Черных Е. Н., 1978а]. Здесь обнаружено 11 горных выработок общей длиной около 400 м. Выработки имели вид щелевидных карьеров глубиной 15-20 м, длиной до 10 м. Были, видимо, и шахты»[23. Рындина].

 

«Рядом с выработками и в их заполнении найдены гумельницкая керамика, многочисленные орудия древних горняков - кирки, молоты, мотыги из оленьего рога, медные топоры-тесла и топоры-молотки… Специальные исследования показали, что из его руд выплавлена не только значительная часть гумельницкой меди, но и часть металла, имевшего распространение в Северном Причерноморье и Поволжье»[23. Рындина].

 

«Металлографическое исследование находок Гумельницы обнаружило удивительное техническое совершенство приемов их изготовления. Сложность и многообразие кузнечного и литейного мастерства в ареале гумельницкого очага, безусловно, указывает на раздельное существование здесь металлообработки, металлургии и горного дела. По-видимому, мастера-профессионалы имели очень высокую социальную организацию. Возможно, они работали в крупных кланово-производственных объединениях, занимавших особые поселки»[23. Рындина].

 

«Металл Гумельницы в изобилии представлен как на поселениях, так и в могильниках. Для гумельницкой культуры характерны «жилые холмы», то есть крупные поселения, весьма напоминающие азиатские телли. Они располагались у берегов рек или на болотистых равнинах. Это Караново (вернее, VI слой памятника), Хотница, Азмашка могила и др. Иногда поселения окружались деревянной стеной или валом и рвом. В пределах поселков обнаружены наземные прямоугольные дома и реже полуземлянки. Наземные постройки имели столбовую конструкцию; столбовой каркас дома оплетали плетнем из лозы и обмазывали глиной. Сохранились следы раскраски стен желтой, красной и белой красками, образующими сложные ленты и волюты. Внутри домов находят квадратные или округлые в плане глиняные печи со сводчатым перекрытием. Интерьер дома дополняют вкопанные в землю сосуды для хранения зерна, каменные зернотерки, возвышающиеся над уровнем пола глинобитные «столики» для сушки зерна [Тодорова X., 1979]»[23. Рындина].

 

«Могильники гумельницкой культуры относятся к типу грунтовых (Балбунар, Русенска могила, Голямо Делчево). Покойников помещали в ямы в скорченном на боку или вытянутом на спине положении. Иногда костяк перед погребением расчленяли. Инвентарь погребений скромный и, как правило, состоит из одного орудия (каменного или медного) и двух-трех сосудов»[23. Рындина]. 

 

Следует отметить, что славяне перед кремацией покойника укладывали вытянуто на спине головой на запад. Вероятно  древние племена Сибири и лесной зоны Русской равнины с доминирующим субкладом R1a1а-M17 хоронили покойников вытянуто на спине, как это было обнаружено в Южной Сибири на участке Локомотив ранненеолитического Глазковского некрополя в Иркутске (60—48 век до н.э.).

 

Племена культуры Гумельница (48-41 век до н.э.) обладали всеми характеристиками первых цивилизаций, включая самые первые городские поселения в Европе (Курган Юнаците, Дуранкулак и Провадия в Болгарии). Выявлены развитая торговля, устоявшиеся социальные и профессиональные группы, а также ценные артефакты из золота, керамики, костей и камня.

 

По археологическим признакам на территории культуры Гумельница жили разные племена, говорившие на разных языках. По происхождению из Северной Африки, можно предположить, что племена атлантов с доминирующим субкладом T1a1a1a1-CTS2214 говорили на языке афразийской семьи. О древних языках племён с доминирующим субкладом J2a>L26 ничего не известно. По происхождению из Восточной Анатолии, можно предположить, что племена земледельцев и металлургов с доминирующим субкладом J2a>L26 говорили на языках близким к картвельской семье языков. Из миграций племён линейно-ленточной керамики в период VI-II тыс. до н.э., можно предположить, что племена земледельцев    с доминирующим субкладом G2a>L140 говорили на языках абхазо-адыгской  семьи. По происхождению из региона Средней Азии, можно предположить, что племя земледельцев    возделывавших культуру проса сорта Setaria italica  обладало доминирующим субкладом R1a1a1-М417 и говорило на протоиндоевропейском языке. 

 

Вероятно, в период 48-41 веков до н.э. на территории культуры Гумельница  под влиянием соседних этносов в племени с доминирующим субкладом  R1a1a1-М417 начал складываться индоевропейский язык. Из разветвления субклада R1a>М417>Z645 следует, что индоевропейский язык стал распространяться в период 31-28 века до н.э. в районах Верхнего Днестра и Среднего Днепра, в период 28-23 веков до н.э. на территориях культур шнуровой керамики, боевых топоров и абашевской культуры.

 

5.4. Реконструкция формирования индоевропейского этноса. Исследование субклада R1a>M417>Z645.

Наиболее стойким признаком этнической группы является представление об общности происхождения и исторической судьбы или историческая память. Основными признаками этноса является происхождение от  общего патриарха, религиозный культ, язык, обряд погребения. С помощью ДНК-генеалогии мы можем реконструировать с точностью до 1-3 веков время жизни патриарха у многих племён. В письменных документах сохранилось достаточно много сведений о древних религиозных культах. По исследованиям лингвистов можно реконструировать взаимосвязи протоиндоевропейского языка, начиная с VII тыс. до н.э.

 

В результате исследований лингвиста Н.Д. Андреева была выявлена протоиндоевропейская лексическая система, состоящая из 203 корневых слов.  При соотнесении протоиндоевропейских корневых слов с лексемами уральских и алтайских языков было определено, что из 203 корневых слов 198 присутствуют как в составе уральских, так и в составе алтайских производных форм. Для  протоиндоевропейских, уральских и алтайских корневых согласных найдены звуковые соответствия [21.Андреев]. По материалам ДНК-генеалогии уральская семья языков сформировалась на основе языка племён с доминирующим субкладом N1>М178, на языках алтайской семьи говорят представители гаплогрупп C и Q.  

 

Из исследований Н.Д. Андреева следует, что индоевропейский язык возник на основе  языка племени, которое переселилось в Европу из района около Алтайских гор. По материалам ДНК-генеалогии значительный след в истории индоевропейцев оставили представители ветвей субкладов R1a>М417>Z645, J2a1>L26, G2a2b2a1>L140, T1a1a1a1>CTS2214, E>M78>V13. Из этих субкладов только представители R1a>М417 в период около VII тыс. до н.э. могли находиться в районе Центральной Азии и  контактировать с племенами говорящими на языках уральской и алтайской семей языков. 

 

По материалам ДНК-генеалогии и археологическим исследованиям в период X-VII тыс. до н.э. племена с  доминирующими субкладами J2a1>L26, G2a2b2a1>L140, T1a1a1a1>CTS2214 жили в районе Ближнего Востока. У племён ветви субкладов E-M78 отчетливо прослеживается принадлежность к афразийской семье языков. Древние языки племён с доминирующими субкладами J2a1>L26, G2a2b2a1>L140, T1a1a1a1>CTS2214 не сохранились до нашего времени. Племена субклада J2a1>L26 жили в районах Армянского нагорья и Малой Азии. Племена субкладов G2a2b2a1-L140, T1a1a1a1-CTS2214 жили в районе Среднего Евфрата на территории культуры Мурейбет. У представителей субкладов   J2a1>L26, G2a2b2a1-L140, T1a1a1a1-CTS2214  в период X-V тыс. до н.э. не реконструируется территориальных связей с племенами уральской и алтайской языковых семей. Из этого следует, что индоевропейский язык мог возникнуть на основе языка племени c доминирующим субкладом R1a>М17.

 

Напомним, что по материалам ДНК-генеалогии в период 65-35 веков до н.э.  не сохранилось современных потомков древних ответвлений субклада R1a>М417. Из сравнения с многочисленными ветвями субкладов  J2a1>L26, G2a2b2a1>L140, существовавших в этот период, можно предположить, что в период 65-35 веков до н.э. представители рода R1a-М417 жили на небольшой территории и обладали незначительной численностью. 

 

Дерево субкладов R1a в период XX-IV тыс. до н.э. [7. Eupedia].

 

По сведениям сайта YFull YTree около 35 века до н.э. появился субклад R1a>М417>Z645 [8. YFull YTree]. До нашего времени дожили потомки ветви R1a>М417* численностью менее 0,001% современных представителей гаплогруппы R1a. О древнем этносе субклада R1a>М417>CTS4385 ничего не известно. По сведениям сайта YFull YTree около 35 века до н.э. появился  субклад R1a>М417>CTS4385, который начал разветвляться около 27 века до н.э. Наиболее многочисленная ветвь R1a>М417>CTS4385>L664 стала разветвляться около 21 века до н.э. [8. YFull YTree]. Современные представители субклада R1a>М417> CTS4385>L664 живут в основном в Западной Германии, странах Бенилюкса и Британии [7. Eupedia]. Об истории племён с доминирующим субкладом R1a>М417>CTS4385 ничего не известно. Расселение современных представителей субклада  R1a>М417>CTS4385 похоже на историю потомков одного из племён археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров. 

 

Субклад R1a>М417 появился около 65 века до н.э., возможно у племени бхарат до 30 века до н.э. доминирующий субклад был R1a>М417*, или R1a>YP1051. Потомки ветви R1a>М417>Z645 обладают численностью более 99,99% всех современных представителей гаплогруппы R1a. Возможно  субклад R1a>М417>Z645 появился в роду патриарха Бхригу.  

 

На основании археологических исследований, можно предположить, что в IV тыс. до н.э. произошло разделение племени субклада R1a>М417 на два этноса, в племени бхригу перешли на обряд кремации, в других племенах индоевропейцев сохранился обряд трупоположения. Из ископаемых гаплотипов следует, что на территории  археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров (28-18 век до н.э.) в этносе с доминирующим субкладом  R1a-М417 покойников хоронили по обряду ингумации (трупоположению) мужчин на правом боку головой на запад, женщин на левом боку головой на восток. Впервые подобный обряд захоронения возник на территории культур Винча (VI-IV тыс. до н.э.) и Гумельница (48-41 век до н.э.).  

 

По археологическим исследованиям в середине IV тыс. до н.э. обряд кремации и захоронения в урнах широко распространился в районе Среднего Дуная.  На основании древнеиндийских преданий записанных в «Вишну пуране», можно предположить, что IV тыс. до н.э. жил патриарх Бхригу, потомки которого стали хоронить покойников по обряду кремации.  Изменение обряда захоронения свидетельствует об изменении базовых религиозных взглядов и формировании нового этноса. Формирование племени бхригу следует связать с переходом на обряд кремации в период первой половины IV тыс. до н.э. 

 

На основании захоронения мезолитического обитателя Южного Оленьего острова (№ I0061) в Карелии, жившего около 52 века до н.э. с ископаемым субкладом R1a1b-YP1272 [6. Клёсов.2017] и  представителя субклада R1a1а-M17 обнаруженного на участке Локомотив ранне-неолитического Глазковского некрополя в Иркутске (60—48 век до н.э.)[12. Университет Альберты], можно предположить, что представители субклада R1a>М417 до V тыс. до н.э. хоронили покойников вытянуто на спине. Вероятно на территории археологической культуры Гумельница (48-41 век до н.э.) племя с доминирующим субкладом R1a>М417 сменило обряд захоронения и перешло на захоронение мужчин на правом боку головой на запад, женщин на левом боку головой на восток. 

 

Изменение обряда захоронения свидетельствует о формировании нового этноса. Вероятно обряд захоронения мужчин на правом боку головой на запад, женщин на левом боку головой на восток сформировался на Балканском полуострове под влиянием религиозных взглядов племён с доминирующим субкладом J2a>L26. С момента перехода на новый обряд погребения представителей субклада R1a>М417 можно говорить о начале формирования индоевропейского этноса. 

 

На основании археологических исследований получается, что обряд захоронения и культ бога громовержца индоевропейцы заимствовали у этноса с доминирующим субкладом  J2a>L26. Вероятно у племён протоиндоевропейцев верховным богом был культ бога дневного света Деив (Диевас у прибалтийских племён). Затем у индоевропейцев верховным богом стал громовержец. У славян собственное имя верховного бога - громовержца было табуировано (запрещено называть и записывать), имя Перун, вероятно, произошло от индоевропейского слова со значением первый (главный) [21. Андреев].  

 

Таким образом, у нас есть основания считать, что в  V тыс. до н.э.  индоевропейцы произошли  от рода патриарха субклада R1a>М417. У племени индоевропейцев верховным богом считали бога Перуна (громовержца), говорили на раннем индоевропейском языке. Из проведённого исследования следует, что древние индоевропейцы занимались земледелием, выращивали просо сорта Setaria italica жили на ограниченной территории и обладали незначительной численностью. Поскольку просо сорта  Setaria italica мог быть занесён из Центральной Азии и впервые обнаружен на территории культуры Гумельница, я предположил, что индоевропейцы субклада R1a>М417 жили на территории культуры Гумельница. 

 

Не сохранилось никаких преданий, в которых  бы упоминались существовавшее до V тыс. до н.э. название племени с доминирующим субкладом R1a>М417 и главный бог. На основании исследований лингвиста Н.Д. Андреева можно предположить, что мужчины племени с доминирующим субкладом R1a>М417 себя назвали хантами (антами), а главного бога называли Деив (Див) – бог света. В книге  Н.Д. Андреева сообщается, что в протоиндоевропейском языке корневое слово X-N обозначало «мужчина», «сильный (о человеке)», «впереди идущий». На ведийском языке AN-u имело значение - «мужчина», «сильный». На финском языке HeN-noa имеет значение - «быть в силах». На греческом языке AN-er имеет значение - «мужчина», «сильный» и др. примеры [21. Андреев]. Вероятно самые древние названия племён индоевропейцев сохранились в 7-й мандале «Ригведы» (гимны 18, 33 и 83.4-8) «Би́тва десяти́ царе́й», в перечне племён даса (дасью) – лесных племён [1. Ригведа]. В битве против племени тритсу участвовали племена алина, ану, бхригу, бхалана, даса, друхью, матсьи, паршу, пуру, пани. 

 

В настоящее время не определены время и регион, где происходили события «Битвы десяти царей». С племенем тритсу воевали племя бхарат. Племя пуру упоминается в Махабхарата.  Вероятно от участника битвы племени пани произошло название Паннонии на Среднем Дунае. О племени с индоевропейским названием бхалана не сохранилось никаких сведений.  На основании преданий о древней вражде племени бхарат и тритсу, я предположил, что «Битва десяти царей» могла произойти в районе восточного Прикарпатья в IV тыс. до н.э. Следует отметить, что в древних преданиях Махабхарата не упоминается племя ариев. По существующим реконструкциям племя ариев стало известным в первой половине II тыс. до н.э. в районе верхнего Поволжья. Это является косвенным признаком того что события описанные  Махабхарата произошли до II тыс. до н.э.    

 

По индусским преданиям и историческим источникам I тыс. до н.э. известно два индоевропейских племени бхарат и бхригу (бригов, фригийцев). По моей гипотезе в середине IV тыс. до н.э. племя бхарат находилось в районе среднего течения реки Южный Буг, а племя бхригу находилось в районе реки Тиса. По моей гипотезе племя бхригу говорило на индоевропейском языке, а у племени бхарат был  протоиндоевропейский язык. Во второй половине  IV тыс. до н.э. племя бхарат создали союз племён в районе реки Южный Буг и, возможно распространили протоиндоевропейский язык на племена с доминирующими субкладами J2a>L26, G2a2b2a1-L140, T1a1a1a1-CTS2214. От союза этих племён произошли племена синдов. Древний доминирующий субклад племени бхарат не определён. Возможно «империя» племени бхарат соответствует усатовской археологической культуре 35-30 веков до н.э. По гипотезе археолога Л.С. Клейна на территории усатовской культуры жили предки племён, у которых сформировались языки  анатолийской группы индоевропейской семьи. 

 

В настоящее время кроме общего обряда захоронения у племён культур Гумельница и шнуровой керамики, боевых топоров у нас нет объективных признаков присутствия на территории культуры Гумельница индоевропейцев субклада R1a>М417. Между прекращением культуры Гумельница (около 41 века до н.э.) и началом широкого распространения  культуры шнуровой керамики, боевых топоров (около 28 века до н.э.) прошло больше тысячи лет. Напомним, что самые древние ископаемые гаплотипы субклада R1a>М417 обнаружены на территории современных Германии, Польши, Эстонии и относятся к археологической культуре шнуровой керамики, боевых топоров периода 28-18 веков до н.э. [20. Клёсов. 2016].

 

Культура шнуровой керамики, боевых топоров имела множество локальных вариантов и широко распространилась в период 28-23 века до н.э.   Антропологически «шнуровиков» иногда выделяют в особый тип – «нордидов», отличающийся от средиземноморской расы и от типичных кроманьонцев. Их характеризует высокий узкий череп при узком лице и узком длинном носе, узкой нижней челюсти с выступающим подбородком. Но среди «шнуровиков» есть разные типы, есть и более широколицые. Есть (по наблюдению И. Швидецки) схожие с людьми воронковидных кубков [27. генофонд.рф.]. 

 

В настоящее время археологами не определено происхождение племён культур шнуровой керамики, боевых топоров. По материалам ДНК-генеалогии широкое распространение племён культур шнуровой керамики, боевых топоров совпадает со значительным разветвлением субклада R1a>M417>Z645 в период 28-20 веков до н.э.   

 

Историю рода R1a>M417 в период 41-31 веков до н.э. я попытаюсь реконструировать на истории распространения погребального обряда характерного для племён культуры Гумельница - мужчин на правом боку головой на запад, женщин на левом боку головой на восток и по распространению медной металлургии.   

 

В V тыс. до н.э. из района среднего Поволжья началось движение на запад племён рода R1b1,М269 хвалынской археологической культуры (возможно предков племён данов и асиев). Эти племена повлияли на формирование среднестоговской археологической культуры (45-35 век до н.э.) и на формирование культуры чернавода на Нижнем Дунае (41-32 век до н.э.).

 

Основным занятием населения культуры чернавода было земледелие и скотоводство. Вероятно в составе племён культуры чернавода были местные племена рода R1a1*,  G2a, J2a и других субкладов, а также степные скотоводы – завоеватели ДНК-рода R1b>М269. Племенами древней хвалынской археологической культуры была одомашнена лошадь. Жилища были глинобитные, поселения укреплённые.  Племена, создавшие культуру чернавода,  вытеснили часть племён культуры Гумельница на запад. По археологическим признакам одна часть племён культуры Гумельница переселились в верховьях реки Тиса (Атлант) и участвовали в формировании культуры Бодрогкерестур-горнешты. Другая часть племён переселилась в южные районы современной Болгарии. Третья часть племён переселилась в район Среднего Дуная.  

 

В Истории Геродота изложена версия образования названия племени атлантов из которой следует, что до переселения в район горы Атлас (Африка) племя назвалось антами. Вероятно у племён мегалитических культур субклада T1a1a1a1-CTS2214 применялось самоназвание «анты». Возможно и у предков индоевропейцев субклада R1a>М417 применялось самоназвание «анты», или индоевропейцы заимствовали это слово у племён субклада T1a1a1a1-CTS2214. Некоторые слова могли происходить десятки тысяч лет назад и были общего происхождения для представителей гаплогрупп T и R1a в период их проживания на общей территории до XII тыс. до н.э. в районе Сибири и Центральной Азии. 

 

Во второй половине  VI тысячелетия до н.э. на восточном берегу современной Болгарии появились переселенцы из района современного Туниса, которые, возможно,  назывались атланты  (атлаские анты). Эти племена прибыли по морю через Сицилию и Кикладские острова. На побережье современной Болгарии эти племена создали археологическую культуру Хаманджия [28. Думитру Берчу]. Племена культуры Хаманджия оказали определяющее влияние на формирование культуры Гумельница. Древнегреческие предания о фракийском царе Атланте свидетельствуют о том, что в древности (в V тыс. до н.э.) на территории современной Болгарии могло существовать племя атлантов. По древнегреческим мифам, можно предположить, что создатели культуры Хаманджия приплыли из Кикладских островов и ранее из Сицилии. По археологическим исследованиям в V тыс. до н.э. в Причерноморье из Западной Европы переселились племена мегалитической культуры, которые происходили из Северной Африки.  

 

Во времена Геродота (5 век до н.э.) сохранилось название реки Атлант (Тиса), который был крупным северным притоком Дуная (Истра). В глубокой древности и в наше время на притоках реки Тиса добывают золото, поэтому к реке во все времена было повышенное внимание. Вероятно название реки Атлант (Тиса) произошло после переселения в IV тыс. до н.э.  части племени атлантов  из низовьев Дуная. После  прекращения культуры Гумельница на Среднем Дунае стали формироваться новые культуры, на реке Тиса (Атлант) образовалась археологическая культура Бодрогкерестур существовавшая  в 40-36 веках до н.э.

 

На территории культуры Бодрогкерестур производилась выплавка меди и золота. Многие племена шнуровой керамики, боевых топоров владели технологией выплавки меди и получить эти знания они могли  от потомков  племён культуры Бодрогкерестур или позднего Триполья. 

 

Культура Бодрогкерестур — археологическая культура эпохи  энеолита, существовавшая на северо-востоке Словакии, а также на территории Венгрии к востоку от Будапешта и на западе  Трансильвании. Согласно радиоуглеродной  датировке, существовала примерно с 40 по 36 век до н. э. и была наследницей культуры культуры Тисаполгар. В период культуры Бодрогкерестур на этой территории появился новый обряд захоронений: покойников укладывали на бок в скорченном положении (женщин на левом, мужчин на правом боку), ориентация — восток-запад. Распространение нового обряды захоронений, вероятно, было связано с переселением части племён культуры Гумельница из низовьев Дуная. Вероятно в составе переселенцев были племена индоевропейцев субклада R1a>М417.

 

Около 36 века до н.э. часть племён культуры Бодрогкерестур были вытеснены за Карпатские горы, а часть племён осталась в районе реки Тиса (Атлант). О дальнейшей судьбе потомков племён культуры Бодрогкерестур  ничего не известно. Около 35 века до н.э. часть потомков культуры  Бодрогкерестур на реке Тиса (Атлант) приняли участие в формировании болеразской культуры. Для болеразской культуры характерно широкое распространение кремации покойников и захоронение останков в урнах. 

 

В середине IV тыс. до н.э. обряд кремации в урнах получил широкое распространения у племён субклада J2a, которые жили в Европе и на Ближнем Востоке. В книге Эммануэля Анати «Палестина до древних евреев» сообщается: «Среди жителей прибрежных регионов был распространен очень интересный обычай – хоронить прах своих умерших в керамических (и, возможно, в деревянных) урнах. Эти урны, довольно небольшие по размеру, захоранивались в специальных искусственных пещерах, вырытых в куркаре – разновидности прибрежного песчаника – или какой-либо другой мягкой породе. Так в Палестине впервые появился обычай выкапывать пещеры для погребения покойных»[25. Анати].

 

«Почти все урны сделаны в форме домов. Впоследствии этот обычай был широко распространен в Евразии. Покойного сначала кремировали, а затем его прах и недогоревшие кости помещали в «дом мертвого». Кости и пепел помещали в миниатюрное «здание» через «вход», который затем закрывали сделанной в виде двери крышкой. Урну опускали в коллективное погребение, в котором покойный присоединялся к другим умершим членам сообщества. Со временем под землей появлялось целое поселение, состоящее из подобных «домов». Таким образом, живые давали умершим возможность и в загробном мире вести такую же жизнь, как и на земле»[25. Анати].

 

«Первое из таких коллективных захоронений было открыто Элазаром Л. Сукеником, профессором археологии Еврейского университета, двадцать пять лет назад в Хедерахе, расположенном на равнине Шарона. Недавно несколько подобных погребений были найдены Яковом Каштаном, археологом из Тель-Авива, в Бней-Браке и в Гиватаиме, находящемся в том же регионе. Но лучше всего они представлены в Азоре, недалеко от Тель-Авива, на памятнике, раскопанном Жаном Перро. Он нашел искусственную пещеру размером примерно 11 на 8 метров, в которую вела боковая шахта. В пещере находились примерно 50 разнообразных и крайне интересных урн. В среднем их размер составлял 61 на 51 на 30,5 сантиметра, их формы варьируются от обычного сосуда до похожих на дом, зоо – и антропоморфных. Некоторые из них выполнены в виде воображаемых животных или чудовищ»[25. Анати].

 

Сделанные в форме дома урны очень разнообразны, и каждая из них не похожа на все остальные. Большинство из них, однако, строго прямоугольные в плане с квадратным входом, расположенным на одной из коротких сторон. Эта часть урны украшена антропоморфными фигурами со странными выступающими носами и иногда с увеличенными глазами, напоминающими солярные символы. Вокруг некоторых из этих глаз были нарисованы «лучи». Они очень похожи на духов-защитников, часто изображавшихся в неолитических и энеолитических культурах Европы»[25. Анати].

 

«На севере Израиля, в Леванте, развитие происходило подобным образом. Комплекс находок, обнаруженных во втором слое Библа, является эволюционным продолжением материальной культуры поселения предыдущей эпохи. Для Библа В характерны апсидные (прямоугольные в плане здания, имеющие закругленную в виде апсиды торцовую стену. – Пер.) и прямоугольные дома, похожие на все остальные сооружения, которые строились жителями Палестины эпохи энеолита. Здесь также практиковали кремацию и захоронения в сосудах. Некоторые урны погребали в населенных районах, как правило в искусственных пещерах, выдолбленных в мягкой породе. В одной из таких пещер, сильно напоминающей те, что были обнаружены в зоне распространения палестинской прибрежной культуры, были найдены двадцать шесть скелетов взрослых людей»[25. Анати].

 

В IV тыс. до н.э. на территории культуры Триполье между Днестром и Днепром начинается добыча медного сырья (руда и самородная медь), а также выплавка металла. Увеличивается количество и ассортимент медных изделий (топоры, ножи, кинжалы, тёсла, шилья, украшения). На территории Волыни и Приднестровья существуют месторождения медной руды, но в настоящее время древние рудники не найдены. Организовать добычу руды и выплавку меди на территории Трипольской культуры могли переселенцы из территории культуры Бодрогкерестур. 

 

На территории  культуры Бодрогкерестур жило много этносов. В Карпатских горах добычей меди и золота занимались в V тыс. до н.э., до формирования культуры  Бодрогкерестур. У нас нет оснований считать, что племена индоевропейцев с доминирующим субкладом R1a>M417 до 30 века до н.э. владели технологией добычи меди. Логичнее предположить, что добычей меди на Карпатах и затем Волыни занимались потомки племён создавших культуру Винча с доминирующим субкладом J2a1>L26. 

 

Около 34 века до н.э. произошло завоевание территории культуры Бодрогкерестур племенами, создавшими баденскую культуру. На территории баденской культуры обнаружены бескурганные могильники. Покойников хоронили как с кремацией так и (чаще) без нее. Скелеты лежат скорченными на боку, мужчины на правом, женщины – на левом. Кремированные останки содержатся в урнах, нередко покрытых перевернутыми мисками. В Словакии и Венгрии остатки кремации часто помещались в антропоморфных (лицевых) урнах. Они стилизованно изображают женщин с поднятыми руками. Через плечи изображена перевязь крест-накрест (у индоариев перевязь имела священное значение как свидетельство пройденной инициации)[29. Статья «Баденская культура» на сайте генофонд.рф.].

 

Основу хозяйства племён баденской культуры составляло скотоводство, а земледелие играло вспомогательную роль. В составе стада — корова, свинья, овца и коза, последние – основной состав стада. Погребения животных свидетельствуют, что отношение к ним было пронизано почитанием, видимо, они играли серьезную роль в хозяйстве, а разнообразие форм сосудов свидетельствует, что молочная продукция была развитой. Есть сосуды для молока и молочных продуктов, есть, как полагают, для алкогольных напитков.  Лошадей немного, а в повозки запрягались быки: реальных повозок не найдено, только модельки, но есть погребения пар быков – это интерпретируют как свидетельства их использования в упряжи. Земледелие мотыжное, сеяли пшеницу-полбу, просо, ячмень, овес и сажали бобовые [29. Статья «Баденская культура» на сайте генофонд.рф.].

 

Карта баденской культуры (Т. Хорват, Л. Шиллинг, 2006 г)

 

В развитии баденской культуры различают шесть стадий, каждую из которых воспринимают и как отдельную культуру. В составе баденской культуры выделяют культуры: Балатон-Ласиньская, Болеразская, Постболераз, Классический Баден, Костолацская культура, постбаденские.

 

Раскопки материалов болераз в Швейцарии позволили определить даты по очень точной дендрохронологии – получилось 3385 – 3371 до н. э. Новейшие раскопки  венгерских археологов в Балатонёсёд дали 18 радиоуглеродных дат, которые распределились по трем слоям: болераз 3325 – 3027, ранний классический 3016 – 2900 и поздний классический 2892 – 2687 гг. до н. э. (T. Horvath et al. 2008) [29. Статья «Баденская культура» на сайте генофонд.рф.].

 

Из времени существования культуры болераз (баден) около 34-30 веков до н.э. следует, что племена индоевропейцев субклада  R1a>M417 могли покинуть район Потисья в период около 34 века до н.э. и переселиться в район верховьев Западного Буга. Возможно часть металлургов культуры Бодрогкерестур субклада J2a>L26 и индоевропейцев субклада  R1a>M417   поселились на территории Трипольской культуры и организовали добычу руды и выплавки меди. Также племена индоевропейцев субклада  R1a>M417 в период 34-32 веков до н.э. могли находиться в Северном Прикарпатье, или в неизвестных районах Карпат. 

 

Из истории расселения племён шнуровой керамики, боевых топоров следует, что племена индоевропейцев субклада R1a>M417 в период 28-26 веков до н.э. владели технологией добычи руды и выплавки меди. Овладеть технологией добычи руды и выплавки меди племена индоевропейцев субклада R1a>M417    могли в период 46-32 веков до н.э. на территории культур Гумельница, Бодрогкерестур или Триполье. В связи с переходом на обряд кремации, можно предположить, что первыми из индоевропейцев субклада R1a>M417    освоили технологию добычи руды и выплавки меди племя бхригу R1a>M417>Z645    и произошло это на территории культуры  Бодрогкерестур в период около 38-34 веков до н.э.

 

В период 32-29 веков до н.э. произошло Пиорское колебание  -значительное похолодание климата. Наиболее яркие свидетельства Пиорского колебания представлены в Альпах [30. Hubert]. В это время площадь ледников в Альпах резко выросла, по-видимому, впервые после голоценового климатического оптимума. Граница зоны распространения деревьев в Альпах понизилась на 100 метров. Причины Пиорского колебания являются предметом дискуссий. В образцах льда из Гренландии видно увеличение уровня метана и сульфатов около 3250 г. до н. э., что свидетельствует о катастрофе — либо извержении вулкана, либо падении метеорита или астероида. 

 

По археологическим исследованиям в 32 веке до н.э. произошли значительные переселения народов в южном направлении. Вероятно в этот период племена культур шаровидных амфор и отдельно воронковидных кубков разгромили племена Трипольской культуры и переселились в Северное Причерноморье. Похолодание климата в 32 веке до н.э. является наиболее убедительной причиной переселения племён индоевропейцев субклада R1a>М417 из района Северных Карпат в район между Днестром и Днепром. 

 

В период до 30 века до н.э. у нас нет оснований считать, что племена индоевропейцев (бхригу) были многочисленными и могли быть доминирующим этносом на территории какой-либо европейской археологической культуры. Собственную историю индоевропейского этноса следует считать с начала формирования археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров на территории Восточной Европы.  

 

Распространение памятников культур шнуровой керамики на территории юго-западной полосы лесов и лесостепей Русской равнины и Карпата — среднеднепровской культуры (1—146); б — подкарпатской культуры (147—200); в — городокско-здолбицкой культуры (201—220); г — стжижовской культуры (221—254); д — почапского типа (255—258); е — граница распространения памятников верхнеднестровской группы подкарпатской культуры [31. Артёменко].

 

Среди культур шнуровой керамики Восточной Европы исследователи выделяют в Среднем и Верхнем Поднепровье среднеднепровскую культуру, в Прикарпатье и Западной Подолии — подкарпатскую, на Волыни — городокско-здолбицкую и стжижовскую, в Поволжье — фатьяновскую, в Восточной Прибалтике — висло-неманскую (жуцевскую) и эстонскую (ладьевидных топоров).

 

Похоронный обряд  индоевропейских племён обнаружен на территориях  подольской группы подкарпатской культуры и позднетрипольских племен софиевской группы. Из последовательности археологических культур и разветвления субклада R1a>M417>Z645 следует, что в районе подольской группы появился субклад  R1a>M417>Z645>Z283, а в районе софиевской группы появился субклад R1a>M417>Z645>Z93. Памятники подольской группы подкарпатской культуры представлены поселениями, курганными и грунтовыми могильниками. Они известны в 48 пунктах и распространены в Подолии, в верховьях Западного Буга, Стыри, Иквы и Горыни. 

 

Среди погребальных памятников подольской группы преобладают курганные могильники, состоящие из нескольких насыпей высотой до 2 м и диаметром 15—30 м, под которыми находятся от одного до четырех погребений. Обряд погребения — трупоположение. Захоронение совершалось на древнем горизонте и в могильных ямах на левом или правом боку в скорченном положении. Ориентировка погребенных разная. У с. Кочановка (курганы VI и VII) погребения были перекрыты каменной вымосткой округлой формы и окружены каменными кромлехами [31. Артёменко].

 

Подкурганные погребения с трупосожжением были исследованы у с. Плужного Хмельницкой обл. и у с. Мишин Ивано-Франковской обл. У с. Плужного (курган 3) пережженные кости были ссыпаны в глиняный сосуд, а у с. Мишин — в юго-западном углу могильной ямы, ориентированной по длине с востока на запад. Инвентарь этих погребений не отличается от инвентаря погребений с трупоположениями [31. Артёменко].

 

Грунтовые погребения с трупоположением известны в могильных ямах и в гробницах из каменных плит. Несколько грунтовых захоронений в могильных ямах известно в верховьях Горыни и Иквы. Они были обнаружены у с. Тетильковцы, Кутянка, Борки Тернопольской обл.

 

Распространение памятников культур шнуровой керамики на территории юго-западной полосы лесов и лесостепей 

 
 

Погребения в каменных гробницах были исследованы в Тернопольской, Ивано-Франковской, Хмельницкой и Черниговской обл. (Kirkor, 1878, с. 7; Захарук, 1959, с. 129—132 и др.). Они находились на глубине 0,2—0,45 м от современной поверхности и были сооружены из тонких (2—8 см толщиной) каменных плит. Ширина их 0,55—0,77 м, длина 1,2—1,55 м. По длине гробницы ориентированы с востока на запад и с севера на юг. Умершие были захоронены в них в скорченном положении на правом или левом боку, головами ориентированы в разные стороны. У с. Стрильче в гробнице III умерший был положен на спине с согнутыми в коленях ногами, головой на юг [31. Артёменко].

 

И. К. Свешников на основании типологического анализа материалов синхронизирует ранний этап подольской группы подкарпатской культуры со вторым этапом верхнеднестровской группы. Этот этап может быть сопоставлен и со средним этапом среднеднепровской культуры. (Свешников, 1974, с. 165) [31. Артёменко].

 

В междуречье верхнего течения Западного Буга и Днестра выделена группа грунтовых могильников, которая получила название памятников почапского типа по могильнику, исследованному в 1931 г. у с. Почапы Львовской обл. (Свешников, 1973, с. 15—24)[31. Артёменко].

 

Захоронение по обряду трупоположения совершалось в неглубоких (0,2—0,6 м от современной поверхности) могильных ямах овальной и подпрямоугольной формы, в скорченном положении, на правом или на левом боку, головой в разные стороны — на юг, восток или запад [31. Артёменко].

 

В состав медных изделий (рис. 17, 1—6) входят овальный удлиненный плоский наконечник стрелы (Почапы, погребение III) и разнообразные украшения. К последним относятся спиральные пронизки (Почапы), округлые бляхи с отверстием в центре (Почапы), очковидные подвески из круглой в сечении проволоки (Почапы), пластинчатые браслеты, перстни из проволоки с продольным спиральным щитком, а также височные кольца иволистной формы (Почапы, Рипнев, Чижиков). Спектральным анализом, произведенным Н. В. Рындиной, установлено, что металлические изделия из Почап, Злочева, Чижикова и Рипнева изготовлены из меди с небольшой примесью олова (до 1%), свинца (до 2%) мышьяка (1—3%). И. К. Свешников предполагает, что, судя по анализу, медь и медные изделия поступали в Северо-Восточное Предкарпатье из металлургических центров Словакии и Чехии [31. Артёменко]. В период 34-27 веков до н.э. на территории современных Словакии и Чехии жили племена баденской культуры. 

 

По мнению И. К. Свешникова, памятники почапского типа, близкие памятникам типа Веселе в юго-западной Словакии и соседних районов Моравии (Budinsky-Kricka V., 1967) и Хлопице в Южной Польше, составляют восточный локальный вариант группы памятников типа Хлопице-Веселе. Он считает, что после дополнительных исследований эту группу можно будет выделить в отдельную культуру шнуровой керамики [31. Артёменко].

 

На основании современных исследований, можно предположить, что подольская группа подкарпатской культуры существовала в период 32-28 веков до н.э. По обряду захоронений подольская группа лучше  соответствует реконструкции истории племён  индоевропейцев  субклада R1a>М417>CTS4385 и племени бхригу  субклада  R1a>M417>Z645. 

 

По археологическим признакам в формировании подкарпатской культуры принимали участие индоевропейцы субклада  R1a>M417, племена ямной культуры с доминирующим субкладом R1b>Z2103, культур воронковидных кубков, шаровидных амфор,  субкладами G2a>L140, T1a1a1a1-CTS2214, J2a1>L26, I2, I1  и др.  

 

В районе Киева на территории Софиевской культуры (32-28 век до н.э.) обнаружены захоронения по обряду кремации в урнах. Памятники софиевской локальной группы позднего Триполья занимали территорию правого и левого берегов Среднего Днепра. Большинство металлических изделий найдено в могильниках: шилья, плоские топоры, тесла, ножи удлиненно-листовидной формы с черенком и без него (Софиевка), ромбические черешковые дротики, кинжалы удлиненно-подтреугольной формы с треугольной рукоятью с отверстиями или насечками для заклепок (Красный Хутор), пластинчатые браслеты с заостренными концами, цилиндрические пронизи, колечки с заходящими друг за друга концами. Софиевские мастера продолжали пользоваться всем набором прошлых трипольских приемов кузнечной обработки, усовершенствовав некоторые из них (плющение, резание), и широко применяли технику литья в двусторонние литейные формы.

 

Искусственные сплавы — мышьяковистые бронзы — софиевские мастера использовали редко, преобладают изделия из металлургически «чистой» меди, источник которой Черных связывает с неким, «не определенным сегодня районом Балкано-Карпат». В качестве альтернативного источника можно рассматривать медистые песчаники месторождений Сквирского металлогенического района Украинского кристаллического щита.

 

По археологическим исследованиям в период 32-28 века до н.э. в районе Среднего Днепра стала формироваться среднеднепровская археологическая культура. Из археологических исследований и материалов ДНК-генеалогии получается, что из территории подкарпатской культуры около 28 века до н.э. стали расселяться племена культуры шнуровой керамики, боевых топоров у которых доминирующим субкладом был  R1a>Z645>Z283. Вероятно, из территории  среднеднепровской археологической культуры стали расселяться племена с доминирующим субкладом R1a>Z645>Z93. По археологическим признакам племена с доминирующим субкладом R1a>Z645>Z93 участвовали в формировании фатьяновской и абашевской культуры. По материалам ДНК-генеалогии представители ветви субклада R1a>Z645>Z93 во II тыс. до н.э. составляли большинство у племён бхригу, синдов (индоариев), ариев. 

 

Первоначальной областью обитания племен среднеднепровской культуры (32-23 век до н.э.) было правобережье среднего Поднепровья в пределах Киевской и Черкасской областей. Там находятся наиболее ранние памятники этой культуры, представленные курганами с трупоположениями. Наиболее распространенными являются курганные захоронения с положением костяка на левом или на правом боку с согнутыми ногами. Для области Верхнего Поднепровья характерна ориентировка погребенного головой либо на север, либо на юг. Судя по составу находок, одновременно существовали обряды трупоположения и трупосожжения. Никаких локальных особенностей не замечено [32.  Загорульский].

 

На территории Среднего Поднепровья памятникам  среднеднепровской культуры предшествовали памятники ямной культуры. Сходство погребального обряда, некоторых форм керамики и орнаментации культур ямной и среднеднепровской дают основания говорить о формировании среднеднепровской культуры на основе ямной культуры. Дальнейшее ее развитие проходило во взаимодействии с катакомбной и Волынской мегалитическими культурами, а также с киево-софийской группой памятников позднего триполья [32.  Загорульский].

 

По археологическим признакам и материалам ДНК-генеалогии в формировании среднеднепровской культуры принимали участие племя бхригу субклада  R1a>M417>Z645, племена ямной культуры с доминирующим субкладом R1b>Z2103, племена трипольской культуры с доминирующими   субкладами G2a>L140, T1a1a1a1>CTS2214, J2a1>L26, I2с и др.  

 

Из разветвления субклада R1a>М417>Z645 и истории формирования археологических культур шнуровой керамики, боевых топоров следует, что в период 30-28 веков до н.э. представители ДНК-рода R1a>М417>Z645 в районе Среднего Днепра и  Подольской возвышенности на территории современной Украины возглавили несколько племён различного этнического происхождения. С этого периода начинается значительное увеличение численности представителей субклада R1a>М417>Z645 и расселение по территории Европы, а также широкое распространение индоевропейских языков.

 

5.5. Реконструкция истории племени бхригу в период 30-7 веков до н.э. Исследование субклада R1a>Z645>Z93>L657.

В первом тыс. до н.э. племена бхригу в Индии и потомки Фригийского царства (9-6 век до н.э.) в Малой Азии ассимилировались в других народах. В настоящее время не существует отдельного этноса, которое считает себя потомками племён бхригу, бригов, бригантов, фригийцев.   Фригийский язык является вымершим языком, последний раз он упоминался как живой язык в 5 веке. 

 

Слова «Фригия» и «фригийцы» происходят из древнегреческого Φρυγία и Φρύγες. По-фригийски название этого народа должно бы было звучать как *Bruges, что сопоставляют с названием балканского племени бригов [33. Brixhe]. Фригийский представляет собой отдельную группу в составе индоевропейской языковой семьи [34. Нерознак]. Фригийский наиболее близок к древнегреческому  и  древнемакедонскому  языкам. С древнегреческим его объединяет больше черт, чем с другими индоевропейскими языками,

 

По сообщению Геродота, фригийцы мигрировали в Малую Азию из Македонии приблизительно во время Троянской войны. 

 

Предположительно, фригийцы упоминаются в ассирийских источниках как мушки [33. Brixhe]. Предела территориальной экспансии Фригия достигает в 8 веке до н. э., тогда же появляются первые надписи на фригийском. Однако уже около 700 г. до н. э. фригийское государство рухнуло под ударами киммерийцев, а столица Фригии, Гордион, была разрушена. С тех пор собственной государственности у фригийцев не было, они находились под властью сначала лидийцев, затем персов, греков и, наконец, римлян.

 

Особенно любопытен обычай фригийцев жить в скалах и высекать в них целые города. В древние времена во Фригии славился фригийский культ Астарты, заимствованный от сиро-финикийских племён. Главные боги Фригии — Багайос, богиня-мать Амма (Кибела), Агдистис и Сабазий.

 

В древнегреческих мифах сохранились предания о Тантале – царе Сипила  во Фригии. По одному из мифов царь Тантал жил в Пафлагонии, воевал с Троянским царём Илом, после поражения  был изгнан из Пафлагонии [35. Диодор Сицилийский].  Следует отметить, что фригийские племена  царя Тантала жили в Пафлагонии до создания государства хеттов-несийцев. Потомки Тантала завоевали Грецию, по имени царя Пелопа назван полуостров Пелопоннес. После смерти тело царя Пелопа было сожжено в Летрине [36. Ликофрон].  Завоеватель Трои царь Агамемнон считался потомком Тантала. 

 

Для нашего исследования важное значение имеет дата переселения племён фригийцев на Балканский полуостров. Вероятно царь Пелоп жил в период 15-14 веков до н.э. Можно предположить, что племена фригийцев в период около 14 века до н.э.  жили на Балканском полуострове. Вероятно царь Тантал жил в Пафлагонии около 17 века до н.э. О периоде до 17 века до н.э. не сохранилось никаких древнегреческих преданий. Ранее на основании древнеиндийских преданий, мы предположили, что потомок мудреца Бхригу – царь Парашурама около 31 века до н.э. жил в районе Верхнего Днестра, а на основании древнегреческих мифов потомки племени бхригу – племена фригийцев (бригу) в 14 веке до н.э. жили  на Балканском полуострове. 

 

По археологическим исследованиям в Малой Азии было выделено две археологические культуры, связываемые с фригийцами, обе чуждые предшествующему развитию Малой Азии. Одна культура была названа «старофригийской» (около 12 века до н.э.) - с керамикой расписанной концентрическими кругами и стилизованными фигурами оленей и деревьев, она занимала территорию к юго-западу от Галиса и несколько со сдвигом к югу от центра позднейшего Фригийского царства со столицей в Гордионе. На месте позднейшего Фригийского царства расположена другая – «новофригийская» культура (9-6 век до н.э.), которая, по-видимому была культурой Фригийского царства, но она значительно позже и не имела преемственной связи с первой [2. Клейн. 2007].  

 

По археологическим исследованиям на полуостров Индостан племена  индоариев  прибыли с севера без традиции трупосожжения и урнового погребения. Традиций кремации не было в хараппской цивилизации. Традиция эта появляется впервые в  Пакистане (долина Свата и смежные с нею), и появление ее падает на хронологический отрезок 13-11 веков до н. э. (а по уточнению Мюллера-Карпе – на 11 век до н.э.). В это время там в курганных могильниках оказывается целый пласт погребений (Гхалигаи V) с прахом в урнах, в том числе в лицевых, «глазастых» и ящичных [2. Клейн. 2007].  

 

Культурный комплекс кремации в урнах, включающий вдобавок инкрустированную керамику и прочее, восходит, судя по поразительному сходству в деталях, к венгерским и румынским культурам среднего бронзового века (это культуры фюзешабонь, ватя, веспрем, кырна) с углублением в ранний бронзовый век (хатван, кишапоштаг). Именно там традиция изготовления лицевых урн не только имеет глубокие корни, восходя к баденскому времени, то есть энеолиту, но и широко разветвлена. В названной свите культур среднего бронзового века вообще развита антропоморфизация погребальных урн – есть сосуды на человеческих ножках, сосуды - птицы, но с человеческими лицами (образ типа греческих сирен), есть сосуд с рельефным изображением глаз, рук и кинжала [2. Клейн. 2007].  

 

Арийская (то есть индоиранская) погребальная традиция на всем ее протяжении от Причерноморья до Средней Азии характеризуется неразличением мужских и женских погребений по позиции покойников – все лежат одинаково на одном и том же боку. Это характеризует всю степную зону. Только к западу и северу от нее, в ареалах культур шнуровой керамики и колоколовидных кубков – по всей Западной, Центральной, Северной Европе и в лесной и лесостепной полосе Восточной Европы (фатьяновская и среднеднепровская культуры) господствует различение мужчин и женщин в погребальном обряде: мужчин кладут на правый бок, женщин - на левый (в культуре колоколовидных кубков – наоборот), при этом, чтобы смотреть в одну и ту же сторону они ориентированы головами в противоположные стороны (Häusler 1975, Abb. 6; 1974, Karte; 1977)[2. Клейн. 2007].  

 

В культуре Вербичоара, продвинувшейся в Нижнее Подунавье из Среднего Подунавья, есть и белая инкрустация на керамике. Культура Вербичоара была потеснена другой культурой того же происхождения – Гырла Маре (Кырна), занявшей длинную полосу по Дунаю. В этой последней отмечается имущественная дифференциация, а по ряду показателей (женские статуэтки с колоколовидными юбками, солнечные повозки, сосуды в виде птиц) – связь с крито-микенским культурным кругом. Культура эта в 14 веке до н.э., как другие культуры Нижнего Подунавья, была сметена, как предполагают, прибывшими с востока, из понтокаспийских степей, завоевателями с сабатиновской культурой, которая там, на востоке выступает как схожая со срубной культурой. Здесь на основе смешения с местными культурами (в том числе и с витенберг) она образовала культуру Ноуа, занимающую значительную часть Румынии (включая Трансильванию). Именно из культур Ватя и Кырна приведены Стакулем наиболее разительные аналогии пакистанским находкам [2. Клейн. 2007].  

 

Из археологических исследований и древнегреческих мифов следует, что во II тыс. до н.э. в разных районах Европы существовало несколько племён этноса бригов (фригийцев), которые отличались по археологическим культурам  и, вероятно, языку и религиозным культам, но имели общее происхождение, название и обряд кремации покойников.

 

По археологическим исследованиям обряд кремации известен на территории Бережновско-маёвской срубной культуры эпохи поздней бронзы (17-12 века до н.э.), выделенной в составе срубной культурно-исторической общности и распространённой в степной и частично  лесостепной полосе Восточной Европы между Днепром и Волгой. Вероятно племена бхригу (бригу) до переселения на Балканский полуостров  жили на территории Бережновско-маёвской культуры. Можно предположить, что в Индостан племена бхригу (бригу) переселились по двум направлениям и в разное время, через Балканы и Малую Азию, а также через Каспийский регион и Среднюю Азию. Наиболее вероятной причиной переселений было значительное похолодание климата, которое началось в 14 веке до н.э.

 

По материалам ДНК-генеалогии на территории Индии, Пакистана, Ирана и Средней Азии наибольшей численностью гаплогруппы R1a обладают представители субкладов R1a>Z645>Z93, R1a>Z645>Z93>L657, R1a>Z645>Z93>Z2125 [37. Рожанский]. 

 

В книге А.А. Клёсова «ДНК-генеалогия от А до Т» приводятся сведения по ископаемым гаплотипам гаплогруппы R1a: «ископаемые костные остатки срубной культуры показали наличие в основном субкладов R1a-Z93 и R1a-Z93-Z2123. Эти образцы были взяты из срубных захоронений в Новоселках, Бариновке, Спиридоновке и Уваровке (все – Самарская область), с археологическими датировками 3540 ± 325 лет назад для первых двух погребений (субклад R1a-Z93), и 3740 ± 125 лет назад для последних двух. В Спиридоновке в срубном захоронении обнаружены верхние субклады R1a-M459 и L168, которые, скорее всего, недотипированы, и R1a-Z2123, в Уваровке – R1a-Z93.

 

Диограмма основных субкладов гаплогруппы R1a [37. Рожанский]

 

 Карта расселения основных субкладов R1a по регионам, цвет соответствует субкладу на диограмме

[37. Рожанский]

 

Аналогично, столь же поздняя находка (археологическая датировка 3390 ± 75 лет назад, субклад R1a-Z645-Z2124, нижеследующие субклады Z2122 и Z2123 отрицательны) была сделана в андроновской культуре (Кытманово Алтайского края), но это уже тысячи километров восточнее Урала. Важность этих находок безусловна, они показали ДНК-генеалогическую преемственность срубной и андроновской культур»[20. Клёсов.2016].

 

В книге А.А. Клёсова «ДНК-генеалогия от А до Т» сообщается: «Более ранние миграции на восток привели ранних «срубников» в синташтинскую культуру, где были найдены ископаемые гаплогруппы R1a-Z645-Z93-Z2123-Y875 (датировка 4030 ± 1I5 лет назад, раскопки в Степное-VII) и R1a-Z2124 (датировка 4190 ± 130 лет назад, Буланово Челябинской области).

 

Показательна находка двух ископаемых ДНК, R1a-Z645 и R1a-Z645-Z93-Z94 в потаповской культуре (Утевка, Самарская область), с археологическими датировками 4750 ± 200 и 4065 ± 150 лет назад. Потаповская – лесостепная культура Поволжья.

 

Получается, что гаплогруппа R1a разделилась на шнуровую-фатьяновскую культуру (R1a-L645-Z280) и срубную-потаповскую-андроновскую-синташтинскую-карасукскую-тагарскую культуру (R1a-Z645-Z93-Z94-Z2123), потомки последней сейчас выражены в Индии, наряду с субкладом R1a-Z645-Z93Z94-L657, который в захоронениях пока не обнаружен» [20. Клёсов.2016].

 

На основании отсутствия ископаемых субкладов R1a>Z645>Z93>L657, широкого распространения в Индии и отнесения фригийского языка к арийской группе, можно предположить, что у племён бхригу был доминирующий субклад  R1a>Z645>Z93>L657, в связи с обрядом кремации ископаемые гаплотипы не обнаружены.  

 

Обряд кремации был широко распространён у племён доминирующих субкладов R1a>Z645>Z93>L657 и R1a>Z645>Z283, вероятно, обряд кремации был у представителей субклада R1a>Z645. На основании археологических исследований можно предположить, что около 30 века до н.э. племя с доминирующим субкладом R1a>Z645 завоевало несколько племён разных этносов с доминирующими субкладами G2a, J2a и др. Постепенно эти племена смешались с завоевателями, перешли на индоевропейский язык, доминирующими стали субклады ветви  R1a>Z645, при этом сохранились древние верования, сформировались различные варианты погребального обряда трупоположения и кремации. Вероятно несколько новых племён сохранили название бхригу и обряд кремации, другие племена приобрели новые названия, но унаследовали субклады из  ветви R1a>Z645 и индоевропейский язык. Например, у славян и предков литовцев и латышей не сохранилось никаких преданий о древних предках, живших в III – II тыс. до н.э.  включая бхригу, бхарат, ариев или любых других племенах из индусских преданий или Авесты.   

 

Следует отметить, что у племён шнуровой керамики, боевых топоров обнаружены ископаемые гаплотипы ветви R1a>М417. Ископаемых гаплотипов ветви R1a>М417>Z645>Z283 периода 30-22 веков до н.э. в настоящее время не обнаружено. Можно предположить, что в период  30-22 веков до н.э. племена с доминирующим субкладом  R1a>М417>Z645> Z283 были малочисленными и своих покойников кремировали.  

 

На основании археологических исследований и материалов ДНК-генеалогии, можно предположить, что в период 31-28 веков до н.э. племена с доминирующим субкладом R1a>Z645 постепенно расселились по территории между Карпатами, Днепром и Черным морем. Затем в период потепления около 28 века до н.э. племена ветви субклада R1a>Z645 стали расселяться на территории культур шнуровой керамики, боевых топоров. 

 

Около 25 века до н.э. в Приазовье появились племена, создавшие катакомбную культуру. Происхождение катакомбной культуры неизвестно. Формирование катакомбной культуры совпадает с появлением в Восточной Европе представителей субклада J2b-M102>M241. В Юго-Западном Туркменистане, начиная с конца V тыс. до н. э., существовал единственный тип погребального сооружения — полуподземный склеп с боковым входом и деревянно-земляным перекрытием, который и явился прообразом будущих, классических катакомб эпохи бронзы (Хлопин, 1989, с. 126–127) [14. Сверчков].

 

По материалам сайта Eupedia  на западе Ирана обнаружен ископаемый субклад   J2b относящийся к VIII тыс. до н.э., представители субклада J2b-M102>M241 стали расселяться из Центральной Азии в Восточную Европу в III тыс. до н.э.[7.Eupedia]. Почти все европейские представители относятся к субкладу J2b-M102>M241>L283, общий предок которого жил около 40 века до н.э. Из них более 99% относятся к субкладу   J2b-M102>M241>L283>Z628,  общий предок которого жил около 25 века до н.э. Представителей субклада J2b>Z628 обнаружили в Индии, Армении и Леванте. Значительное число представителей субкладов  J2b1 и J2b2-L283 обнаружены в Греции и в регионах, которые раньше были частью древнего греческого мира (Иония, Великая Греция)[7.  Eupedia]. Вероятно племена катакомбной культуры завоевали территорию ямной культуры, часть племён ямной культуры ассимилировали, часть вытеснили в другие регионы. 

 

В связи с отсутствием ископаемых гаплотипов субклада R1a>М417>Z645 мы не можем реконструировать историю племени бхригу в период 30-17 веков до н.э. На основании археологических исследований можно предположить, что в период 22-18 веков до н.э. племена бхригу с доминирующим субкладом R1a>Z645>Z93>L657 находились в районе Карпат. В период 30-22 веков до н.э. племена бхригу  жили на территории среднеднепровской археологической культуры.

 

Около 22 века до н.э. началась сильная засуха. Граница между степью и лесостепью на Среднерусской возвышенности в 21 веке до н.э. располагалась северо-западнее своего современного положения на 140—200 километров. В степной зоне Украины, Молдавии, Приазовья первая половина суббореала характеризуется аридизацией климата. Наибольшая аридизация отмечена 22—17 веках до н.э.[38. Лисецкий]. По данным археологов, опубликованных в книге Д. Энтони «en:The Horse, the Wheel and Language», на территории причерноморских степей и на Северном Кавказе нет ни одного захоронения с датировкой между 21 и 19 веками  до н.э.[39. Anthony].

 

Засуха привела с переселению племён на север и расселению представителей субклада R1a>Z645 на территориях от Балтики до Алтайских гор. Глобальное переселение привело  к перемешиванию племён и формированию новых этносов. 

 

Около 17 века до н.э. произошло кратковременное похолодание, которое привело к значительным миграциям. Часть племён бхригу переселилось на Балканский полуостров и Малую Азию. Около 14 века до н.э. начались периоды длительных похолоданий, которые привели к массовым переселениям на юг, запад, и в Среднюю Азию.

 

По материалам ДНК-генеалогии и древним индусским преданиям получается, что племя бхригу и более  99,99% представителей гаплогруппы R1a являются потомками ДНК-рода R1a>Z645. По следам обряда кремирования в урнах, можно предположить, что часть потомков Бхригу, включая предка царя Парашурама, в второй половине IV тыс. до н.э. переселились в район от верховьев Днестра до  Среднего Днепра. Имя царя Парашурама переводится как топор бога Рама – очень подходящее имя для племён археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров. Можно предположить, что древнее русское женское имя Параша (Паранья) происходит от древнего мужского имени, которое переводилось как топор.  

 

«Вишну-пурана» подробно описывает историю Парашурамы. Парашурама был сыном Ренуки и Джамадагни. Некогда царь, именуемый Картавирья, во время охоты посетил хижину отшельника Джамадагни. Джамадагни щедро угостил царскую свиту с помощью своей коровы Камадхену, которая могла выполнить любое желание. Царь, восхищенный чудесными качествами коровы, попросил мудреца отдать ему чудесное животное. Мудрец ответил Картавирье отказом, и тогда сын царя убил Джамадагни. Во время возвращения царя с охоты Парашурама узнал о случившемся и, придя в ярость от совершенного святотатства, погнался за Картавирьей, настиг его и убил в бою. После этого Парашурама поклялся отомстить варне кшатриев и уничтожил всех кшатриев на земле 21 раз [40. Жуковский]. Совершив все эти убийства, он выполнил искупительные ритуалы, завоёванные земли отдал риши Кашьяпе, а сам ушёл в горы, чтобы предаться покаянию на священной горе Мандара.  

 

Мы не можем проверить, насколько адекватно эта история отражала реальные события, произошедшие при жизни героя с мифическим именем Парашурама.  Можно предположить, что около 31 века до н.э. вождь племени бхригу возглавил союз племён на территории поздней трипольской культуры, или усатовской культуры. Из широкого распространения у современных индусов ветви R1a>Z645>Z93, можно предположить, что предки племён синдов входили в союз племён возглавляемых потомком роду Бхригу. 

 

По материалам ДНК-генеалогии и археологическим исследованиям существует достаточно  оснований, которые позволяют считать, что индийское предание о царе Парашураме описывает реальные события, которые произошли около 31 века до н.э. в районе между верховьями реки Днестр  и Днепром. Вероятно  патриарх субклада  R1a>Z645 происходил из рода  легендарного царя Парашурама история которого описана в «Вишну пуране» и который был потомком мудреца Бхригу. 

 

Литература

1. Ригведа. Мандалы I—IV,V-VIII. Подг. изд. Т. Я. Елизаренкова. — М.: Наука, 1999.

 

2. Клейн Л.С., "Древние миграции и происхождение индоевропейских народов". Санкт-Петербург, 2007.

 

3. Клёсов А.А. «Гаплогруппы и гаплотипы славянских народов». Вестник Академии ДНК-генеалогии, январь 2014.

 

4.  Iain Mathieson et al. Eight thousand years of natural selection in Europe, 2015.

 

5. Lehti Saag et al. Extensive farming in Estonia started through a sex-biased migration from the Steppe, March 2, 2017.

 

6. Клёсов А.А.  Шквал новых данных в начале 2017 года по молекулярной истории человечества. Вестник Академии ДНК-генеалогии №6, 2017г. 

 

7.  Eupedia. http://www.eupedia.com. (дата обращения 27.02.2017). 

 

8. Сайт YFull YTree v5.02 (дата обращения 14.03.2017).

 

9. BMC Biology Full text  Evidence that a West-East admixed population lived in the Tarim Basin as early as the early Bronze Age.

 

10.  Университет  Цзинлинь. Zhōngguó běifāng gǔdài rénqún Y rǎnsètǐ yíchuán duōyàng xìng yánjiū--“jílín dàxué”2012 nián bóshì lùnwén. http://cdmd.cnki.com.cn (дата обращения 14.03.2017).

 

11. Клёсов А.А.  статьи Миграции ариев от 6000 до 3000 лет назад. Сайт Переформат.  Часть 4, 24.08.2016.  Http://pereformat.ru/ (дата обращения 17.03.2017).  

 

12. Университет Альберты. Мусса, Нур М.  Maternal and Paternal Polymorphisms in Prehistoric Siberian Populations of Lake Baikal, 2015. (Материнский и отцовский полиморфизмы в доисторических сибирских популяциях озера Байкал). Era.library.ualberta.ca (дата обращения 17.05.2017).

 

13. Неолит Северной Евразии. Археология. М., 1996.

 

14. Сверчков Л. М. Тохары. Древние индоевропейцы в ЦентральнойАзии. — Т.: SMI-ASIA, 2012.

 

15. Археология: Учебник.  Под редакцией академика РАН В.Л. Янина. — М.: Изд-во Моск. университета, 2006.

 

16. Eppie R. Jones et al. The Neolithic Transition in the Baltic Was Not Driven by Admixture with Early European Farmers, Current Biology, Published Online: February 02, 2017.

 

17. Alissa Mittnik et al. The Genetic History of Northern Europe, 03.03.2017.

 

18. Котова Н. С. Древнейшая керамика Украины.  Киев-Харьков, 2015.

 

19. Radiocarbon dating of charcoal and bone collagen associated with early pottery at Yuchanyan Cave, Hunan Province, China, 2009.

 

20. Клёсов А.А. ДНК-генеалогия от А до Т. М.: Книжный мир, 2016.

 

21. Андреев Н.Д. Ранне-индоевропейский праязык. Ленинград. Наука. 1986 г.

 

22. Сафронов В.А. «Индоевропейские прародины». Горький: Волго-Вятское книжное издательство, 1989.

 

23. Рындина Н.В., Дегтярева А.Д., Энеолит и бронзовый век. Учебное пособие по курсу «Основы археологии», М., 2002.

 

24. Мелларт Дж.  Древнейшие   цивилизации    Ближнего  Востока. «Наука». Главная редакция восточной литературы. Москва. 1982г.

 

25. Эммануэль Анати. Палестина до древних евреев. М.: Центрполиграф, 2008 г.

 

26.  Клёсов А.А. статья «Ископаемые гаплогруппы и гаплотипы». Вестник ДНК-генеалогии.  Июль, 2014.

 

27. Статья «Шнуровой керамики и боевых топоров культуры» на сайте генофонд.рф. (дата обращения 17.03.2017).  

 

28. Думитру Берчу. Даки Древний народ. ROMANIA. 2008. Перевод Н. Лисовa.

 

29. Статья «Баденская культура» на сайте генофонд.рф. (дата обращения 23.05.2017).  

 

30. Lamb Hubert H. Climate, History, and the Modern World. — London: Routledge, 1995.  pp. 124, 128, 143. 

 

31. Артёменко И.И. Культуры шнуровой керамики (среднеднепровская, подкарпатская, городокско-здолбицкая, стжижовская). http://arheologija.ru. (дата обращения 23.05.2017).  

 

32.  Загорульский Э. М.  «Среднеднепровская культура на Беларуси» «Архитектура Беларуси» — БГУ, 2001 г.

 

33. Brixhe C. Phrygian // The Ancient Languages of Asia Minor. — New York: Cambridge University Press, 2008. — P. 69.

 

34. Нерознак В. П. Фригийский язык // Лингвистический энциклопедический словарь. — 1990. — С. 563.

 

35. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека IV 74, 4.36. Ликофрон. Александра 55.

 

37. Рожанский И.Л. Куда исчезли шумеры? (Послесловие).  Сайт Переформат. http://pereformat.ru/ (дата обращения 17.05.2016). Опубликовано 12.05.2015.

 

38. Лисецкий Ф. Н., Голеусов П. В., Чепелев О. А. Развитие чернозёмов днестровско-прутского междуречья в голоцене // Генезис и география // Почвоведение, 2013, № 5, с. 540–555.

 

39. David W. Anthony. The Horse, the Wheel, and Language: How Bronze-Age Riders from the Eurasian Steppes Shaped the Modern World,  2007.

 

40. Жуковский В. И., Копцева Н. П. Искусство Востока. Индия: Учеб. пособие. Краснояр. гос. ун-т, 2005.