Происхождение Руси. История ДНК-родов населения России. Г.В. Трутнев
О книгеТретья часть. Происхождение племён русин6. История славян и антов в 4-7 веках

6. История славян и антов в 4-7 веках

 

6.1. Сведения о племенах венетов, склавин и антов.

Живший в 6 веке готский историк Иордан, повествуя в рассказе «О происхождении и деяниях гетов» о племени венетов, сообщил, что они именуются по-разному, в зависимости от родов и местностей, и преимущественно они называются склавенами и антами. Также Иордан сообщил, что все племена венетов «происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов»[1. Иордан]. Следует отметить, что в Повести временных лет  не упоминаются племена антов и склавен, племена венетов упоминаются, но их не относят к этносу славян. 

 

Вероятно  в 6 веке венетами, антами и склавенами византийцы называли союзы племён, в которых говорили на славянских языках. Эти союзы племён возникли на разных территориях с участием племён разных  этносов. Происхождение названий союзов племён венетов, антов, склавен не установлено. О происхождении союза племён антов ничего не известно. Из рассказа Иордана и материалов пеньковской археологической культуры следует, что в составе антов были племена  славян, готов, сармат  и, вероятно, русин. 

 

Возможно название склавены  произошло от славян переселившихся на Дунай в 3 веке до н.э. из района Среднего Днепра после распада Великой Скифии. По сведениям Геродота скифы называли себя сколотами, первая часть названия скла-вена совпадает с корнем самоназвания сколо-тов (скифов). Вторая часть названия скла-венов совпадает с названием реки Вена  протекающей в столице Австрии – Вене и с названием племени вене-тов. Если эти два понятия соединить, то склавены будут обозначать сколотские венеты или скифские венеты. На самоназвание такое толкование не похоже. Но на Дунае в I тыс. до н.э. известны племена древних венетов, которые таким образом могли назвать беженцев из Великой Скифии, для отличия дунайских венетов от днепровских славян.     

 

Живший в первой половине 6 века византийский историк Прокопий Кесарийский, который был лично знаком с представителями склавенских и антских племён, также указывает на их этническое родство: «У тех и других и единый язык, совершенно варварский. Да и внешностью они друг от друга ничем не отличаются, ибо все и высоки, и очень сильны, телом же и волосами не слишком светлые и не рыжие, отнюдь не склоняются и к черноте, но все они чуть красноватые. Образ жизни [их] грубый и неприхотливый, как и у массагетов, и, как и те, они постоянно покрыты грязью, — впрочем, они менее всего коварны и злокозненны, но и в простоте [своей] они сохраняют гуннский нрав. Да и имя встарь у склавинов и антов было одно. Ибо и тех и других издревле звали „спорами“, как раз из-за того, думаю, что они населяют страну, разбросанно расположив свои жилища»[2.Прокопий].

 

В «Стратегиконе» Маврикия сообщается о единых у склавенов и антов образе жизни и нравах [3. Маврикий]. Однако об их этническом родстве в «Стратегиконе» ничего не сообщается. На Певтингеровой карте-схеме позднеримского времени (рубеж 2 – 3 веков нашей эры) на запад (северо-запад) от Бастарнских Альп (Карпат) обозначены «сарматские лупионы» и «сарматские венеды» (Lupiones Sarmati и Venadi Sarmatae), а непосредственно за этими горами – бастарны (Blastarni) [4. Подосинов]. Следует отметить, что поскольку в римское время существовало понятие «сарматские венеты», то, возможно, существовало понятие сколотские (скифские) венеты – сокращенно склавены. 

 

Учитывая крайнюю схематичность карты, допустимо считать, что эти названия соответствуют территории пшеворско - позднезарубинецкой общности на заключительном этапе – накануне проникновения в ее ареал готов. Западную часть собственно пшеворской культуры в этом случае занимают лупионы (искаженное лугионы=лугии), а юго-восточную – бастарны. Указанные между ними «венеды» могут соответствовать северо-восточной части пшеворской культуры (памятникам типа Гриневичи Вельке – Черничин) и позднезарубинецкому ареалу далее на восток. Из преданий Вилькина-саги и последующих исторических событий следует, что «сарматские венеды» это  русины и славяне. 

 

Еще одни венеды (Venedi) помещены на Певтингеровой карте на левом берегу Дуная недалеко от его устья. Археологическое соответствие этому названию (памятники типа Этулия) появляется как раз на рубеже 2–3 веков. Для этой археологической культуры характерно смешение черт латенизированных культур с позднескифскими, при этом выразительно прослеживается позднезарубинецкий компонент [5. Щербакова]. По-видимому, появление памятников типа Этулия связано с переселением сюда населения с запада современной Украины, вызванным движением готов на рубеже 2-3 веков.  Примечательно наличие в группе Этулия керамических форм, которые на волынско-подольских и позднезарубинецких памятниках определяются как протопражские.

 

Как уже отмечалось, именно с этой группой памятников нужно связывать известие Певтингеровой карты про венедов у низовьев Дуная. Притом эти памятники несомненно доживают до второй половины 4 века, т.е. продолжают долго бытовать после исчезновения с исторической арены бастарнов. Вероятно эти племена стали известны в районе Нижнего Дуная в 6 веке под названием склавин. По археологическим признакам дунайские склавины могли происходить от племён зарубинецкой культуры на реке Припять (2 век до н.э. - 1 век н.э.), вероятно, эти племена русин и славян в 4 веке вошли в союз племён антов. Племена лехов, вероятно, соответствуют северо-восточной части пшеворской культуры (памятникам типа Гриневичи Вельке – Черничин).   

 

По мнению большинства российских историков наименование анты имеет иранское происхождение. Как указывает Ф. П. Филин, слово «анты» созвучно с древнеиранскими словами antas («конец, край»), antyas («что находится на краю») и осетинским attiiya («задний, сзади»). Исходя из этого, значение слова «анты» можно перевести как «живущий на укра́ине, пограничный житель»[6. Филин]. 

 

Следует отметить совместное упоминание склавенов, антов и массагетов у византийского историка Прокопия Кесарийского. По сведениям древних китайцев в районе между Южным Уралом, Каспийским и Аральским морем  находилась страна Антаиб, в которой по исследованиям историков и археологов жили племена массагетов.  Можно предположить, одно из племён сармат - массагетов называлось анты и, возможно, от названия этого господствующего племени произошло название союза племён антов. Также массагеты в 5 веке упоминаются в качестве вассалов дунайских гуннов Аттилы. 

 

Готский историк Иордан описал расселение племён венетов, склавенов и антов: «У левого их склона (Восточные Карпаты), спускающегося к северу, начиная от места рождения реки Вистулы, на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами. Склавены живут от города Новиетауна и озера, именуемого Мурсианским, до Данастра [Днестра], и на север — до Висклы [Вислы], вместо городов у них болота и леса. Анты же — сильнейшие из обоих [племён] — распространяются от Данастра до Данапра [Днепра], там где Понтийское [Чёрное] море образует излучину; реки эти удалены одна от другой на расстояние многих переходов»[1. Иордан].

 

В комментариях к тексту Иордана на сайте «Восточная литература» сообщается:   В письменных источниках название «венеты» встречается не раньше 1 века н. э. (не считая упоминания у Геродота об 'Enetoi, связанных с Адриатическим морем: «рядом с энетами, теми, что у Адрии» — agcou Enetvn tvn en tv Adrih, — Hist., V, 9, 3; I, 196, 1). Эти ранние сведения весьма скудны и почти не характеризуют венетов; они дают лишь возможность заключить о многочисленности племени и, приблизительно, о местах их расселения. На путях, показанных в итинерарии, отражающем географические сведения о дорогах времени императора Августа (дошедшие до нас листы пергамена с картами дорожника принято называть Пейтингеровыми таблицами), название «венеты» встречается дважды; это не свидетельствует о каких-то двух отдельных венетских областях, но говорит, по-видимому, о большой протяженности сплошь заселенной ими территории, которую дороги пересекали, очевидно, в разных местах. Одна из них соединяла область венетов с областью бастарнов (в Карпатах), другая — с областью даков (по Пруту и нижнему Дунаю). Плиний (Plin., III, 97) причислил венетов к сарматам, обитавшим в наиболее близкой к Германии части Сарматии, на Висле. Тацит (Germ., 46) колебался в суждении относительно венетов (а также и относительно певкинов и феннов): то ли причислять эти племена к германцам, то ли к сарматам? С одной стороны, он признал, что венеты (Venedi) заимствовали многое из нравов и образа жизни бастарнов (или, что то же по Тациту, певкинов), которые смешались путем браков с сарматами; с другой — он сообщает о таких чертах быта, которые убеждают его в германской принадлежности венетов: они «ставят дома» («domos figunt»), «употребляют шиты» («scuta gestant»), «охотно передвигаются пешком, причем быстро» («pedum usu ас pernicitate gaudent»). Тацит относил к германским все племена, которые не являлись конниками-кочевниками. Поэтому рассуждение о венетах он заключает тем, что особенности их жизни противопоставляет характерным особенностям жизни сарматов — в кибитках и в седле: «все (описанное про венетов) отлично от сарматов, живущих в повозке и на коне». Птолемей поставил венетов (oi Ouenedai) в ряд «величайших племен» (eqnh megista), к которым он отнес еще певкинов и бастарнов, язигов и роксоланов, амаксовиев и аланов-скифов. Их значительность он подчеркнул еще указанием на «племена меньшие» (elattona eqnh), — Ibid., III, 5, 8), к каковым отнес гитонов, финнов и др. По Птолемею, местом расселения венетов было побережье Венедского залива (par olon ton Ooenediron colpon, — Ibid., III, 5, 1, 7) в пределах Европейской Сарматии, которая ограничивалась заливом (Балтийским морем) с севера и рекой Вистулой с запада. 

 

По археологическим исследованиям сведения Иордана о венетах соответствуют территории пшеворской культуры (2 век до н.э.- 4 век н.э.) и затем пражско-корчаковской археологической культуре (5-7 век). По описанию из Повести временных лет на этих территориях жили славянские племена лехов, древлян и дреговичей. По археологическим признакам венеты были доминирующим племенем поморской археологической культуры периода 6-2 веков до н.э. По материалам ДНК-генеалогии у венетов был доминирующие субклады R1a>Z92 и I1a. Затем племена венетов участвовали в формировании пшеворской и зарубинецкой археологических культур и были ассимилированы славянами. Вероятно Иордан под венетами понимал племена лехов и вильцев, которые в 5 веке говорили на славянском языке.  

 

По сведениям Иордана склавены (Sclaveni, Sklabhnoi, Sklauhnoi) в 6 веке составляли западную группу южной ветви славянских племен. Вместе со склавенами источники обычно называют антов, которые составляли восточную группу той же южной ветви славянских племен. Северную ветвь этих племен составляли венеты.

 

В комментариях к тексту Иордана на сайте «Восточная литература» сообщается:  Роль славянских племен в событиях на Балканском полуострове в 6 веке была настолько значительна, массы их, нападавшие на империю, были так велики и сильны, что нельзя не предположить существования племенного союза склавенов на большом протяжении левого побережья Дуная и севернее его. Уже в 6 веке  Прокопий в категорической форме и вовсе не как о чем-то новом записал, что анты и склавены занимают большую часть земель по левому берегу Истра (Bell. Goth., III, 14, 30; ср. 1, 27, 2). Войска ромеев переправлялись через Истр, чтобы поджечь целые «деревни» и разорить поля склавенов (Men., fr. 48, а. 578). Интересно, что слово «деревни» (ai kwmai), которым Менандр называет поселения склавенов, многократно употреблял в середине 5 века Приск при описании неких варварских — вряд ли гуннских — поселений. Приск сообщил о мёде, которым угощали византийских послов в «деревнях» за Истром: «По-местному этот напиток назывался медом». Приск ни разу не назвал этническим именем людей, живших в (ai kwmai) и  приготовлявших o medoV, но славянское, или ставшее славянским, слово не может не наводить на мысль о склавенах. Следует отметить, что по нашему исследованию племена славян появились на Дунае в 3 веке до н.э. и, возможно, их потомки живут на Дунае до настоящего времени.

 

Особенно обильны сведения о склавенах у Прокопия, Менандра, Феофилакта Симокатты. Когда они пишут о склавенах, основной и почти единственной их темой являются разорительные набеги и походы склавенов на территорию империи, главным образом на Фракию, где их привлекала дорога к стенам Константинополя, и на Иллирик. 

 

Многие из сообщений писателей 6 века о славянских племенах южной ветви касаются не только склавенов, но и антов. В комментариях к рассказу Иордана на сайте «Восточная литература» сообщается: Современники (очевидцы или хорошо осведомленные люди) справедливо не примечали особой разницы между антами и склавенами. Прокопий описывает их вместе, как одно племя или совокупность подобных друг другу племен (Bell. Goth., III, 14, 22). В чрезвычайно подробном описании (Ibid., 22-30) он неоднократно напоминает, что склавены и анты не отличаются друг от друга: у них один язык, они схожи по внешнему облику, в давние времена они имели одно общее имя, и тех и других в древности звали спорами, у них общее место расселения — большая часть левого побережья Истра. В итоге своего рассказа Прокопий определяет склавенов и антов, как единый «народ» (o lewV). #?><8=0=85 @>:>?8O (Bell. Goth., III, 14, 29) о спорах не единственное. В списке племен, составленном, по-видимому, в 8-9 веках  и включенном в сочинение так называемого Псевдо-Каллисфена, указаны споры — Sporoi, — причем без какого-либо разъяснения (см.: «Pseudo-Callisthenes nach der Leidener Handschrift» hrsg. von H. Meusel, — «Jahrbuecher fuer classische Philologie», Suppl. 5, 1864-1872. S. 792). В «Повести временных лет» особо подчеркнуто, что славяне составляли единое племя и имели единый язык: «бе един язык словенеск», «словеньская речь бе», «а язык словенски един». В так называемом «Стратегиконе Маврикия» (правильнее — Псевдо-Маврикия), памятнике конца 6 века, также дается описание жизни и нравов склавенов и антов вместе (Maur. Strateg., lib. XI). 

 

Вероятно племена славян, называемых склавенами в 5 веке были независимыми, а племена славян, называемых антами подчинялись господствующему племени антам – сарматского происхождения. Прокопий отмечал случавшуюся иногда вражду между антами и склавенами (Ibid., 7).

 

Крупные отряды или племенные ответвления склавенов имели своих предводителей, имена которых были известны ромеям: Ардагаст (Theophyl. Sim., I, 7, 5), Пирагаст (Ibid., VII, 4, 13); среди антов встречаются имена с одинаковыми окончаниями, как, например:  DabragezaV  AnthV   anhr, taxiarcoV (Agath.,III,21В) или Келагаст—MezamhroV o   Idariziou, Kelagastou adelfoV (Men., fr. 6).

 

В комментариях к тексту Иордана на сайте «Восточная литература» о западной границе расположения склавенов сообщаются следующие соображения:  «Мнения исследователей относительно местонахождения упомянутого Иорданом Новиетуна до сих пор расходятся. Моммсен в указателе географических названий безоговорочно переправил «Novietunum» на «Noviodunum», будучи уверен, что имеется в виду Новиодун — Исакча на нижнем Дунае, но не Невиодун на Саве. Написание Иордана точнее соответствует Невиодуну на Саве.

 

Название Мурсианское (или Мурсийское) озеро (lacus Mursianus, Morsianus, в разночтениях Моммсен отметил еще Musianus) не встречается ни одного из известных нам авторов, кроме Иордана, да и он упоминает о Мурсианском озере лишь дважды. В § 30 оно служит указанием тех мест (в самом общем, конечно, смысле), где Германия соприкасалась со Скифией и откуда последняя простиралась к востоку. В § 35 оно служит указанием границы (также в самом общем смысле), от которой начинались поселения склавенов, достигавшие на востоке Днестра». 

 

Несмотря на то, что вопрос о месте нахождения Мурсианского озера занимает ученых уже более двух веков, единого, всеми признанного ответа на него нет. Одни полагали (например, Карамзин, Рёслер, Моммсен). что Мурсианское озеро связано с городом Мурсой (нын. Осиек) и с болотами близ устья Дравы, известными под именем Ouolkaia elh (Dio Cass. Hist, Rom., LV, 32, 3), Hiulca palus (Aur. Vict. Epitome, 41, 5), Ulca fluvius (Ennod., Panegyr., 28). Другие думали, что Мурсианское озеро соответствует Нейзидлерскому озеру в северо-западной Венгрии. По историческим признакам Мурсианскому озеру лучше соответствует старицы вдоль реки Мура – северному крупнейшему притоку реки Драва. По польским преданиям славяне до переселения в район Вислы жили в Паннонии. Часть славянских племён остались в Паннонии.   

 

Северным и восточным пределом распространения склавенов являются, по Иордану, реки Висла и Днестр. Несомненно, что расположение племен к северу от Карпатского хребта не могло быть ясно для автора из присредиземноморских областей. Но исконные места славянских племен на Висле были известны еще древним писателям, а частично и современникам Иордана.

 

Из сведений Иордана следует, что империя переживала набеги склавенов на широком фронте: откуда-то из областей к северу от Карпат эти племена проникали к Дунаю двумя потоками и появляясь как к западу, так и к востоку от дунайских Клисур и «Железных ворот», делящих около Тиерны и Дробет (Оршова, Орсова и Турну-Северин) реку на среднее и нижнее течения.

 

В комментариях к тексту Иордана на сайте «Восточная литература» о расселении племён антов сообщаются следующие соображения:  Иордан отразил более восточное расселение антов по сравнению со склавенами, но и не показал их восточнее Днепра. Он не сказал, распространялись ли анты только между лиманами Днестра и Днепра или поселения их шли глубже в материк, выше по течению этих (впоследствии чисто славянских) рек и в стороны от них. 

 

О многочисленности и силе племени антов говорит и то, что они имели многих предводителей — «архонтов» (Men. fr., 6), и то, что они снаряжали посольства (например, посольство Мезамира к аварам, — Ibid.) и, тем более, принимали посольства от византийского императора (например, посольство к антам от Юстиниана в 546 г. с предложением занять заброшенный город Туррис, Turris, и за крупные суммы денег не пропускать гуннов к Дунаю, — Bell. Goth., III, 14, 32).

 

Упоминания об этом могущественном племени замирают с концом 6 или началом 7 века. И несмотря на то, что анты жили на Днепре, их имя не встречается ни в одном из письменных источников Киевской Руси. Феофилакт Симокатта сообщает, что примерно к концу правления императора Маврикия (582-602), во время войны Византии с аварами, каган послал своего военачальника Апсиха на антов с приказанием истребить все племя, потому что анты были в то время союзниками ромеев (Theophyl. Sim., VIII, 5, 13). Писатель не говорит, было ли приведено в исполнение приказание аварского кагана, и до самого конца своего труда ничего более не сообщает об антах. Красноречиво звучит в приведенной выше фразе глагол diollumi — «уничтожать», «совершенно истреблять».

 

Вероятно, была уничтожена верхушка союза племён антов, разорена основная территория расселения, перебито много людей. Имя и племенное значение антов исчезли, подобно тому как были «уничтожены» в 6 веке и задолго до него многие племена, растворившиеся в массе других племен. Таковы херуски, хавки, сикамбры, батавы, семноны, герулы, бастарны, руги, скиры, туркилинги, гепиды и др. Но рода  славян и русин, предки которых входили в союз антов живут до настоящего времени.

 

6.2. Сведения о племенах сармат в Северном Причерноморье в период 2-4 веков.

По археологическим исследованиям в период 2 - 4 веков нашей эры в Северном Причерноморье жили многочисленных племена сармат. Вероятно в середине 2 века в районе Нижнего Днепра господствующее положение занимали племена балтийских гуннов - переселенцев из Южной Прибалтики. Из сведений Иордана следует, что в состав готов в 4 веке вошли племена гетов, даков и скифов. 

 

Значительный интерес  представляет сообщение Иордана о сарматах в северном Прикарпатье в 1 веке: «73…Эту Готию, которую предки называли Дакией и которая теперь, как мы сказали, именуется Гепидией, тогда ограничивали с востока ароксоланы, с запада язиги, с севера сарматы и бастерны, с юга — река Данубий. Язиги же от ароксолан отделяются только рекой Алутой»[1. Иордан].

 

По сведениям Иордана перед римско-готскими войнами (238-271годов)  племена готов в  первой половине 3 века заселяли северное  побережье Черного Моря: «89. Племя это (готы) чудесным образом прославилось в той стране, где жило, т. е. на понтийском побережье скифской земли; оно без страха держало огромные пространства земель и столько морских заливов, столько течений рек! Под его десницей нередко лежал [распростертый] вандал, принуждаем был к дани маркоманн, обращены были в рабство вожди квадов»[1. Иордан].

 

Затем в 238-271 годах были римско-готские войны. Об участии в этих войнах сармат, днепровских гуннов и славян ничего не сообщается. Вероятно  Иордан  племена разных этносов: скандинавских гётов, фракийских гетов, балтийских гуннов, россомонов (сармат – русин) и прикаспийских массагетов считал частью готов под общим названием геты. Возможно у скандинавских гётов и  фракийских гетов было общее происхождение  от племён  группы киммерийцев.  

 

В рассказе Иордана сообщается: «Дион, историк и прилежнейший исследователь древности, давший произведению своему заглавие «Готика» (а геты эти, как мы уже показали выше, то же, что и готы, по словам Павла Орозия, — этот самый Дион упоминает спустя много времени об их короле по имени Телеф. А чтобы кто-либо не сказал, что имя это вовсе чуждо готскому языку, [напомню]: ведь все знают и обращали внимание, насколько в обычае у племен перенимать по большей части имена: у римлян — {59} македонские, у греков — римские, у сарматов — германские. Готы же преимущественно заимствуют имена гуннские»[1. Иордан]. 

 

Дион Хризостом, т. е. Златоуст, — греческий писатель, оратор и философ (1-2 век н. э.), современник Тацита. При императоре Домициане подвергся изгнанию и провел много лет в придунайских римских провинциях. В произведении «Гетика», о котором упоминает Иордан (§ 58), отзывающийся об авторе с большим почтением, отразились наблюдения Диона над этими местами. Труд Диона Хризостома не сохранился до нашего времени; до нас дошли только его многочисленные речи частью философского, частью литературного характера, не лишенные живых и, по-видимому, точных описаний. Для исследователя истории Северного Причерноморья особенно интересна так называемая «Борисфенитская речь» Диона Хризостома, которая относится приблизительно к 100 году нашей эры. 

 

В комментариях к тексту Иордана сообщается: Орозий (Oros., I, 16, 2) писал: «недавно геты, теперь же готы» («modo autem Getae illi, qui et nunc Gothi»). Иордан (Get., § 40), продолжая свою тенденцию, смешанно употребляет названия «готы» и «геты», а в § 58 заявляет, что он, опираясь на труд Орозия, доказал: «Getas... Gothos esse» — «геты являются и готами», «геты — то же, что и готы». Интересно, что в схолиях к Горацию, связываемых с именем Геления Акрона (III в. н. э.?), в объяснении к оде 15 из кн. IV относительно стиха 22, в котором сказано, что геты (Getae) не нарушат повеления Цезаря, отмечено: «Getae-Gothi». Таким образом, вызванная известным сочетанием исторических событий тенденция Иордана была подготовлена еще в 3 веке смешением этнических определений «геты» и «готы». 

 

Сарматы, или савроматы (Sarmatae, Sauromatae), неоднократно упоминаются Иорданом (Get., §§ 58, 74, 101, 178, 191, 265, 277, 282; Rom., § 247, 287). В общем значении это название в раннесредневековых источниках является исключительно собирательным и должно рассматриваться как географическое определение племен, давших имя «Сарматии». 

 

В годы правления Константина I (307-337) происходили события, связанные с восстанием («conjuratio clandestina», «тайный заговор») порабощенной части сарматов против сарматов-господ (Ibid., XVII, 12, 18; Anon. Vales., 32: «servi Sarmatarum adversum omnes dominos rebellarunt»). Вооруженные рабы победили господ («vicerunt dominos») и изгнали их из своих областей. Констанций II (337-361) вернул изгнанных сарматов обратно за Дунай. Действительно, не только Иордану, но и Аммиану Марцеллину и Орозию сарматы известны как живущие за Дунаем, по соседству с квадами, вместе с которыми сарматы часто опустошали Паннонию. Вероятно Иордан в 6 веке сарматами называл  язигов - обитателей степных пространств к востоку от Дуная (в части его северо-южного течения) и берегов Тиссы, которая и являлась рекой позднесарматских земель. Напомним, что из содержания Вилькина-саги следует, что в 1 веке язиги  подчинялись рускам (царским сарматам). 

 

По археологическим исследованиям язиги отличались от «сармат-господ» погребальным обрядом. Вероятно на территории язигов погребения с конём применялись у «сармат – господ». Из Вилькина-саги следует, что под «сарматами – господами» у язигов следует представлять царских сармат – русин. Вероятно Закарпатская Русь сформировалась в верховьях реки Тиса уже в 1 веке нашей эры. Этнос закарпатских русин значительно изменился, но сохранил название местности до нашего времени. 

 

Широко пользуясь наименованием «сарматы», Иордан только один раз употребил название «язиги» (Get., § 74). Здесь он разделил сарматов и язигов; в дальнейшем же, говоря только о сарматах, он имел в виду именно язигов на Тиссе. В 469 г., предводительствуемые своими королями Бевкой и Бабаем, язиги принимали участие в кровопролитной битве на реке Болии в Паннонии совместно со свавами, гепидами и ругами против остроготов (§§ 277-278). Несмотря на победу последних, сарматы уцелели и даже укрепились, так как вскоре начали разорять Средиземную Дакию (Dacia mediterranea). Поход Теодериха в 473 г. из Паннонии на левый берег Дуная закончился гибелью Бабая и полным поражением его войска. Незадолго до того занятый сарматами крупный город Верхней Мезии Сингидун (нынешний Белград) был отобран Теодерихом, но не передан империи, а оставлен остроготам как их завоевание. Этот эпизод борьбы на дунайских берегах, в данном случае без участия императорских войск, показывает, что врагами Теодериха и остроготов в Паннонии были сарматы — язиги.

 

На основании фразы Иордана: «Готы же преимущественно заимствуют имена гуннские»[1. Иордан], можно предположить, что значительная часть балтийских гуннов вошла в союз готов. В I тысячелетии под властью одного вождя (Аттилы, Алариха, Одоакра, Теодериха и др.) объединялись разные племена и когда (как часто бывало) одного и того же человека один писатель причислял к одному племени, а другой — к другому именно оттого, что этническое название племени сильнейшего и руководящего могло иногда перекрыть названия других, отличных от него племен. Например, об Одоакре сообщается, что он был скиром (Аноним Валезия, Иоанн Антиохийский), ругом или рогом (Иордан), королем готов (Марцеллин Комит), герулов (Auctarium Havniense и другие источники), торкилингов (Иордан). Следует отметить, что Богдан Хмельницкий - гетман Войска Запорожского в 1648-1657 годах считал себя потомком Одоакра. 

 

В период с конца 3 века до начала 4 века готские войска служили наёмниками у римлян. Затем Иордан описал завоевания короля Германариха: «116. После того как король готов Геберих отошел от дел человеческих, через некоторое время наследовал королевство Германарих, благороднейший из Амалов, который покорил много весьма воинственных северных племен и заставил их повиноваться своим законам. Немало Древних писателей сравнивали его по достоинству с Александром Великим. Покорил же он племена: гольтескифов, тиудов, инаунксов, васинабронков, меренс, морденс, имнискаров, рогов, тадзанс, атаул, навего, бубегенов, колдов»[1. Иордан].

 

По мнению современных историков Иордан в своем стремлении подчеркнуть могущество Германариха свёл воедино различные отрывочные сведения, приписал остроготскому королю покорение ряда племен, которые ввиду своей отдаленности никак не могли быть завоеваны Германарихом. Это — а) северные племена, такие, как чудь, весь, меря, мордва, б) многочисленные венеты, оказавшие сильное сопротивление (что отметил и Иордан), в) эстии, населявшие берега «Океана» -  Балтийского моря). Некритическое отношение к тексту Иордана вызвало неправильное утверждение, что Германарих властвовал над областями между Черным и Балтийским морями и между Мэотидой и Карпатами.

 

Следует отметить, что у Иордана ничего не сообщается о завоевании Германарихом сарматских племён, которые по археологическим исследованиям жили на территории черняховской археологической культуры. Из контекста Иордана следует, что племена сармат в Северном Причерноморье были частью союза племён готов и не рассматривались им отдельно от готов. 

 

Распространение могильников черняховской культуры (по Г. Ф. Никитиной)(карта 24) а — 100 и более погребений; б — 50 и более погребений; в — 20 и более погребений; г — 10 и более погребений; д — единичные погребения; е — памятники, отношение которых к черняховской культуре ставилось под сомнение [7. Рыбаков].

 

Большинство историков, включая Рыбакова Б. А., Седова В. В., Коротинского В.В. считают, что на территории черняховской культуры жили племена славян, сарматов, даков, гетов, фракийцев, поздних скифов,  готов и гепидов. Мнение о такой многоэтничности черняховской культуры основывается, главным образом, на наличии локальных особенностей в домостроительстве, керамике и погребальном обряде её носителей. Считается, что именно во времена существования черняховской культуры славянский язык позаимствовал много слов германского происхождения:  хлев, котёл, шлем, труба, церковь, буква. Из разветвления субклада R1a>Y33>CTS8816>Y2902 следует, что в 3 веке представители этого рода составляли значительную численность. В наше время обнаружено множество потомков ветвей субклада  R1a>Y33>CTS8816> Y2902 образовавшихся в период 1-4 веков нашей эры.

 

Скифо-сарматские элементы в памятниках черняховской культуры а — трупоположения в простых ямах; б - трупоположение в ямах с уступами; в — трупоположения в подбоях; г — трупосожжения; д — одиночные ямы с уступами; е — одиночное подбои (карта 29) [7. Рыбаков].

 

Вероятно у Иордана  сарматские племена обозначались гетами, основу сармат – гетов составляли потомки племён массагетов из Средней Азии. Вероятно потомки массагетов включая асов  в конце 2 века составляли большинство сарматских племён  в Поволжье и в районе реки Дон.

 

В книге под редакцией Б.А. Рыбакова «Славяне и их соседи в конце I тысячелетия до н.э. - первой половине I тысячелетия н.э.» сообщается: «Черняховскую культуру невозможно рассматривать как результат простой эволюции ни одной из предшествующих культур, хотя ее комплекс и включает скифо-сарматские, пшеворо-зарубинецкие, вельбарские и фракийские элементы. Выделение этих элементов, определение их значимости, удельного веса, районов концентрации дает возможность в самых общих чертах наметить картину расселения различных этнокультурных групп, входивших в состав черняховского населения»[7. Рыбаков]. 

 

«Подробный анализ всех приведенных выше элементов черняховской культуры, предположительно имеющих скифо-сарматское происхождение, позволил разбить их на три группы. Первая группа включает в себя элементы бесспорно скифо-сарматского происхождения. К ним относятся прежде всего типы камерных погребальных сооружений могилы с подбоями и катакомбы. По всем основным элементам катакомбы, открытые на черняховских памятниках, очень близки аналогичным сарматским могилам, которые распространены в Поволжье, Подонье, Крыму, на Северном Кавказе и фиксируют пути сарматской экспансии с востока на запад»[7. Рыбаков]. 

 

«Изучение признаков первой группы и подсчет их процентного соотношения по отдельным памятникам показали, что они сосредоточены главным образом в Северном Причерноморье (карта 29). Именно здесь локализуется ряд могильников (Викторовна II, Коблево, Ранжевое, Фурмановка) с устойчивым набором выразительных черт: резким преобладанием обряда ингумации, высоким процентом таких типов погребальных сооружений, как могилы с подбоями, катакомбы. Для этой зоны весьма характерна также лепная керамика сарматских форм. Каменное домостроительство, зафиксированное на некоторых памятниках (Борислав, Александровна, Городок), восходит к позднескифским архитектурным традициям. Элементы первой группы, имеющие бесспорно скифо-сарматское происхождение, отражают идеологические представления, традиции домашнего производства, домостроительства. Их концентрация в северопричерноморской зоне черняховской культуры свидетельствует о присутствии в этноструктуре населения именно этого региона скифо-сарматского компонента. Следует отметить, что преобладают именно сарматские черты. По-видимому, к середине 3 века н. э., после бурных событий периода «готских» войн, позднескифская культура в Нижнем Поднепровье угасала, и черняховское население не унаследовало ни специфику позднескифского погребального ритуала, ни форм лепной скифской посуды, восприняв лишь некоторые традиции местного домостроительства»[7. Рыбаков]. 

 

«Вторая группа включает элементы, которые также имеют скифо-сарматское происхождение, однако встречаются в черняховской культуре лишь как исключение: 1) выразительные проявления культа огня в могилах с трупоположениями (обожженные части деревянных конструкций и скелета, остатки кострищ; Раковец); 2) деревянные сооружения в могилах (гробы, колоды; Черняхов); 3) кости барана с ножом в могилах; 4) деформированные черепа (Черняхов, Спанцов); 5) кусочки мела в могилах (Будешты, Маслово)»[7. Рыбаков]. 

 

«Третья группа содержит элементы, вопрос о происхождении которых не имеет однозначного решения: 1) обряд трупоположения (в некоторых случаях показателем присутствия в составе населения скифо-сарматского компонента может быть преобладание этого обряда); 2) северная ориентировка погребенных; 3) обычай обставлять погребенного многочисленными сосудами; 4) невыразительные скопления угольков рядом со скелетом и в заполнениях могил; 5) положение костяка — скорченное на боку, с согнутыми и перекрещенными ногами; 6) некоторые типы гончарной посуды; 7) обилие бус в погребении, некоторые виды украшений. Первые пять элементов третьей группы не являются спецификой позднескифской и сарматской культур, они распространены очень широко и встречаются у разных этносов. Отдельные разновидности инвентаря и гончарной керамики, вероятнее всего, были привнесены в черняховскую культуру путем многоступенчатых заимствований»[7. Рыбаков]. 

 

«Основным источником для выделения в черняховской культуре зарубинецких, пшеворских, вельбарских и фракийских элементов служат материалы обряда трупосожжения и лепная керамика. Н. М. Кравченко провела классификацию черняховских трупосожжений, подразделив их на 28 типов; некоторые из них, по ее мнению, имеют выразительные черты, указывающие на их происхождение. Так, захоронения в урнах и ямках, сопровождаемые сосудами-приношениями, она связывает вслед за Э. А. Сымоновичем с зарубинецким обрядом [Кравченко Н. М., 1970. С. 47; Сымонович Э. А., 1959а. С. 88; 1970а]. Пшеворскими по происхождению считаются сожжения, сопровождающиеся фрагментами вторично обожженной, ритуально разбитой посуды, а также погребения в обширных ямах, где остатки кремации лежат рассредоточенно, вперемешку с землей. Отсутствие обрядового инвентаря, ямы и урны под крышками выделяются как гето-дакийские признаки [Кравченко Н. М., 1970. С. 49]. Эта схема различных по происхождению элементов обряда трупосожжения в черняховской культуре принимается (или во всяком случае не оспаривается) большинством исследователей и используется во многих работах [Седов В. В., 1979. С. 89, 90]»[7. Рыбаков]. 

 

Иордан сообщил о завоеваниях Германариха, которые по исследованиям археологов произошли в середине 4 века. Из текста Иордана, можно предположить, что Германарих завоевал племена герулов в Северном Приазовье, часть племён в Западном Кавказе, племена славян  на Среднем Днепре и часть племён по торговому пути от Среднего Днепра, по рекам Десна, Ока до Средней Волги. Возможно Германарих завоевал племена астов (эстов) в районе реки Неман. Вероятно в районе реки Кама дружины Германариха столкнулись с уральскими гуннами. Возможно экспансия готов привела к формированию в середине 4 века союза племён гуннов.

 

Иордан сообщил некоторые сведения о племени герулов: «117…Славный подчинением столь многих [племен], он не потерпел, чтобы предводительствуемое Аларихом  племя герулов, в большей части перебитое, не подчинилось — в остальной своей части — его власти.

 

По сообщению историка Аблавия, вышеуказанное племя жило близ Мэотииского болота, в топких местах, которое греки называют «ele», и потому и именовалось элурами. 118. Племя это очень подвижно и еще более — необыкновенно высокомерно. Не было тогда ни одного [другого] племени, которое не подбирало бы из них легковооруженных воинов. Хотя быстрота их часто позволяла им ускользать в сражении от иных противников, однако и она уступила твердости и размеренности готов: по воле судьбы они [элуры] также, наряду с остальными племенами, покорились королю гетов  Германариху»[1. Иордан].

 

Из текста Иордана следует, что племя герулов «gens Herulorum» в 3 веке жило в районе Нижнего Днепра и реки Молочная. По описанию Геродота  этот район  в 5 веке до н.э. назывался Герры и подчинялся царским скифам. На основании Вилькина-саги, я предположил, что имя жившего в 1 веке конунга русков  Гернита обозначает властителя территории Герры. На основании совпадений названий, можно предположить, что название племени герулов обозначало жителей территории, которое у Геродота называлось Герры. По археологическим исследованиям на этой территории в 3 веке жили племена сармат. 

 

Стефан Византийский упоминает об элурах в своем этническом и географическом словаре: «Гелуры (Eilourioi), скифское племя, о них сообщает Дексипп в двенадцатой книге „Хроники“»[8. Стефан]. Герулы упоминаются в событиях в Западной Европе. Герулы, в союзе с гуннами, упоминаются в Центральной Европе, где в 454 году создают собственное государство на территории Моравии [9. Brandt].   

 

Иордан сообщил о завоевании готами венетов и эстов: «119. После поражения герулов Германарих двинул войско против венетов, которые, хотя и были достойны презрения из-за [слабости их] оружия, были, однако, могущественны благодаря своей многочисленности и пробовали сначала сопротивляться. Но ничего не стоит великое число негодных для войны, особенно в том случае, когда и бог попускает и множество вооруженных подступает. Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, — именно при перечислении племен, — происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинились власти Германариха. 120.Умом своим и доблестью он подчинил себе также племя эстов, которые населяют отдаленнейшее побережье Германского океана. Он властвовал, таким образом, над всеми племенами Скифии и Германии, как над собственностью»[1. Иордан].

 

Вероятно завоевания происходили по речным путям Днепра, Припяти, Десны, с выходом в район реки Неман до племени эстов (астов) на западе и до Средней Волги на востоке. По археологическим исследованиям в середине 4 века происходит значительное расширение на северо-восток территории черняховской археологической культуры. Из текста Иордана следует, что в этот период были завоеваны и частично вытеснены племена славян и русин, жившие на территории киевской археологической культуры. Сообщение Иордана о завоевании Германарихом племён венедов соответствует археологическим материалам распространения черняховской культуры на часть территории киевской культуры.   

 

Распространение черняховской культуры на территорию киевской культуры совпадает со значительным расширением именьковской археологической культуры на Средней Волге. Возможно племена славян, жившие на территориях киевской и именьковской археологических культур, в середине 4 века признавали власть готов Германариха. Вероятно для прибалтийских эстов (астов) и племён именьковской культуры на Средней Волге признание власти готов ограничивалось выделением незначительной дани (подарков) и большими выгодами от торговли с племенами черняховской культуры и через готов с Римской империей. 

 

6.3. Происхождение племён именьковской археологической культуры. Исследование субклада I2>L621>Y3120>S17250.

По археологическим исследованиям в середине 2 века часть населения из района современной северо-западной Украины переселилась на восток в район среднего Поволжья, где создали именьковскую археологическую культуру [10. Седов]. Во время завоевательных войн Германариха в первой половине и середине 4 века и последующего в начале 370-х годов гуннского нашествия значительная часть племён   черняховской культуры переселились в Среднее Поволжье на территорию племён именьковской культуры [10. Седов]. 

 

Территория именьковской культуры

 

В 1981 году археолог Г. И. Матвеева выявила родственность именьковской и зарубинецкой культур. Более всего именьковская культура близка к полесскому лесному варианту зарубинецкой культуры [11. Матвеева]. После распада зарубинецкой культуры около середины 1 века, полесский вариант зарубинецкой культуры исчезает, а его потомки, видимо, мигрируют в ареал пшеворской культуры, где формируются несколько смешанных пшеворско-зарубинецких групп: зубрицкая, типа Рахны, типа Гриневиче Вельке – Черничин. При этом они отличаются уже не латенизированным, а романизированным обликом [12. Еременко]. Чуть позже, с конца 2 века н.э. памятники типа Грини распространяются на среднее Поднепровье и в ареал почепского варианта, что приводит к формированию киевской культуры. Вероятно часть родов переселились в район Средней Волги и от них стала формироваться и распространяться именьковская археологическая культура.

 

Распад зарубинецкой культуры и образование групп позднезарубинецких памятников [15. Обломский. 1991].

 

По археологическим исследованиям в 3 веке памятники, типологически близкие киевской культуре, но с присутствием сарматского и черняховского компонентов, в это время проникают в верховья Дона (типы Чертовицкое – Каширка)[13. Акимов] и в среднее Поволжье до Самарской Луки (типы Сиделькино-Темешово и Лбище)[14. Матвеева. 1986].

 

Среди раннеименьковских памятников, расположенных на Самарской Луке, известны только неукреплённые поселения. Господствовала усадебная планировка. Жилые постройки представлены полуземлянками  различных типов. Достоверных погребальных памятников пока не выявлено [16. Сташенков]. Для экономики раннеименьковского населения характерна большая роль подсечного земледелия. Использовались серпы небольших размеров, жернова. Железные ральники ещё не были известны. Животноводческие традиции основаны на разведении мелкого рогатого скота. Кузнечное производство раннеименьковского этапа отличалось примитивностью. Применялись металлургические горны, не имеющие аналогий в последующих именьковских древностях и близкие к горнам, исследованным на территории зарубинецкой культуры.

 

На время от конца 5 — начала 6 веков и до первой половины — середины 7 века приходится максимальное распространение именьковской культуры. Общее число памятников превышает 500, в их числе — около 100 городищ. В материальной культуре именьковских памятников на этом этапе прослеживается такое количество инокультурных элементов, не связанных с западным кругом древностей, что сама она в значительной степени утрачивает свой «славяноидный» облик. Археологически зафиксировано влияние культуры рязано-окских могильников, а также  турбаслинской, кушнаренковской, караякуповской и других культур [16. Сташенков].

 

По мнению многих исследователей носители именьковской культуры имели славянскую этническую принадлежность [17. Обломский. 2007]. По мнению  Г. И. Матвеевой анализ погребального обряда, керамического и вещевого комплекса именьковской культуры указывает на сохранение в ней черт зарубинецкой культуры, особенно её полесского варианта в случае особенностей погребального обряда, а также на полное совпадение кузнечного инвентаря, землевладельческих и деревообрабатывающих орудий  именьковской и пшеворской культур. Свидетельством принадлежности  и родства носителей именьковской культуры славянам являются особенности погребального обряда и некоторые черты керамики [18. Матвеева]. С. Г. Кляшторный и М. И. Жих связывают с именьковцами народ ас-сакалиба, который, по их мнению, локализуется арабской письменной традицией на Средней Волге [19. Жих].

 

В 6-8 веках значительная часть населения именьковской культуры переселилось в район днепровского левобережья и на Балканский полуостров. Историкам переселенцы из района  именьковской культуры известны под именем племён северы или северян. В письме 10 века каган-бека Хазарии Иосифа на Средней Волге упоминаются племена «С.в.р, С.л.виюн» [20. Коковцов], под которыми представляются племена северов и славян. В ответном письме каганбека Хазарии Иосифа сообщалось: «Ты еще настойчиво спрашивал меня касательно моей страны и каково протяжение моего владения. Я тебе сообщаю, что я живу у реки, по имени Итиль, в конце реки Г-р-гана. Начало (этой) реки обращено к востоку на протяжении четырех месяцев пути (Кама – восточный приток Волги - Итиль). У (этой) реки расположены многочисленные народы в селах и городах, некоторые в открытых местностях, а другие в укрепленных (стенами) городах. Вот их имена: Бур-т-с, Бул-г-р, С-вар, Арису, Ц-р-мис, В-н-н-тит, С-в-р, С-л-виюн. Каждый народ не поддается (точному) расследованию и им нет числа [20. Коковцов].  Сокращённые названия соответствуют племенам: Бур-т-с (буртасы), Бул-г-р (булгары), С-вар (сувар или сивар), Арису (эрзя или арту), Ц-р-мис (черемис), В-н-н-тит (вотяки или вятичи), С-в-р (северяне), С-л-виюн (славяне). 

 

По археологическим исследованиям именьковская культура была создана переселенцами 2-4 веков из территорий современных Белоруссии и  Украины. Из письма каганбека Хазарии Иосифа следует, что племёна славян до 4 века уже существовали на Среднем Днепре. 

 

В 10 веке на территории именьковской культуры возникло государство Булгария. В 15 веке на территории Булгарии возникло Казанское ханство, которое в середине 16 века было завоёвано Русским царством. Потомки населения Казанского ханства образовали отдельный этнос казанских татар. При исследовании гаплотипов казанских татар оказалось, что набор и процентный состав субкладов части казанских татар очень близки к этим показателям у русских, украинцев, белорусов и поляков. 

 

По материалам ДНК генеалогии получается, что значительная часть русских, украинцев, белорусов, поляков и казанских татар являются потомками племён  черняховской культуры. Через сопоставление снип различий у русских, украинцев, белорусов, поляков и казанских татар мы можем выделить основные субклады племён  черняховской культуры. Материалы ДНК-генеалогии показывают, что более 30% казанских татар являются потомками племён именьковской культуры. Поскольку племена именьковской культуры были переселенцами из района от Верхнего Днестра до Среднего Днепра, то у части племён черняховской культуры были те же самые субклады, что и у более 30% современных казанских татар. 

 

Для реконструкции истории славян периода 1-3 веков наибольший интерес представляет распространение субклада I2a1b>L621. По сведениям сайта Eupedia представители субклада I2a1b>L621 составляют в Боснии (55%, в том числе 71% у боснийских хорватов), Хорватии (38%), Сербии (33%), Черногории (31%), Румынии (28%), Молдове (24%), Македонии (24%), Словении (22%), Болгарии (22%), Беларуссии (18,5%), Венгрии (18%), Словакии (17,5%), Украине (13,5%) и Албании (13,5%)[21. Cайт Eupedia].

 

Различные исследования ископаемых гаплотипов, проведенные в период между 2014 и 2016 годами, показали, что субклад I2a выделялся как наиболее распространенный среди них, составляя 16% из 69 образцов неолитической Y-ДНК в Европе. Это ставит его в качестве второй наиболее распространенной отцовской линии после G2a [21. Cайт Eupedia].

 

Субклад I2a1b>L621 составляет более 90% гаплотипов в ветви I2a1b-М423. Другие субклады I2a1b>L41.2 (очень редкие) и L161.1 (найдены в основном в Германии и Британских островах). Субклад I2a1b>L621 встречается в основном в славянских странах. 

 

Распределение гаплогруппы I2a1  в Европе [21. Cайт Eupedia].

 

По сведениям сайта YFull YTree субклад I2a1b-М423 появился около 165 века до н.э. Около 92 века до н.э. появился субклад I2a1b-М423>L161.1, который разветвился около 50 века до н.э. Около 92 века до н.э. появился субклад I2a1b-М423>L621, который разветвился около 45 века до н.э.  В настоящее время в Лондоне живет мужчина у которого обнаружен субклад I2a1b-М423>L621*. В Германии в Баден – Вюртемберге живет мужчина, у которого обнаружен субклад I2a1b-М423>L621>CTS10936. Представители ветви I2a1b-М423>L621>CTS10936>CTS4002 обнаружены в Польше, Ирландии, Англии, Великобритании. Общий предок ветви I2a1b-М423>L621>CTS10936>CTS4002 жил около 32 века до н.э. 

 

Разветвление субклада I2

 

По сведениям сайта YFull YTree около 3 века до н.э. образовалось пять ветвей субклада I2a1b-М423>L621>CTS10936>CTS4002>Y3120. Представители  этих ветвей в настоящее время живут в Польше, Боснии Болгарии, Украине, Греции, Швеции, Белоруссии, России, Словении, Прибалтике и других местах [22. Сайт YFull YTree]. 

 

Более 90% представителей ветви I2>L621 обладают субкладом I2>L621>Y3120>S17250, который образовался около 3 века до н.э., а общий предок жил около 150 года нашей эры. Около 150 года субклад  I2>L621>Y3120>S17250 разветвился на 16 ветвей. Потомки которых в основном живут в славянских странах, Венгрии и на Балканском полуострове. Из разветвления следует, что патриарх ветви  I2>L621>Y3120>S17250 жил около 2 века нашей эры, был князем, потомки которого в основном стали славянами. Расселение представителей субклада I2>L621>Y3120>S17250 похоже на историю племени дулебов из Повести временных лет и племени спалов из рассказа Иордана «О происхождении и деяниях гетов». 

 

В настоящее время не удалось определить происхождение субклада I2>L621>Y3120>S17250. Точно определить происхождение рода I2>L621>Y3120>S17250 можно будет только при наличии ископаемых гаплотипов из археологически определённых захоронений. На территории черняховской культуры в 4 веке большинство захоронений стало выполняться по обряду трупоположения. Есть возможность определить ископаемый гаплотипы из захоронений черняховской культуры и точно определить этнический состав племён живших в Северном Причерноморье в 3-4 веках. Следует отметить, что у современных украинцев представители субклада  I2>L621 составляют  15,7%  всех мужчин, у белорусов – 16,2%, у поляков – 7,1%, у русских – 6,7%, у казанских татар - 4,7%[23. Рожанский]. 

 

Значительное присутствие - 4,7%  субклада I2>L621 у современных казанских татар даёт основание предполагать, что предки этих родов переселились в район Средней Волги в составе племён создавших именьковскую археологическую культуру, соответственно не являются потомками готов. 

 

Во 2 веке археологические памятники черняховской культуры были распространены только в верховьях Днестра, можно предположить, что патриарх субклада  I2>L621>Y3120>S17250 во 2 веке жил в районе Днестра и, возможно, возглавлял племя спалов. После поражения от готов часть племени спалов расселилось в районе между Карпатами и Днепром где произошло распространение черняховской археологической культуры. Затем после завоевания готами Германариха района Среднего Днепра часть племён переселилась в район Средней Волги и приняли участие в расширении территории именьковской археологической культуры. Вероятно представители субклада  I2>L621>Y3120>S17250 возглавляли племя дулебов и значительная часть антов обладала этим субкладом.

 

Дуле́бы  — союз восточнославянских племён на территории Западной  Волыни в 6—начале 10 веков. Относятся к пражско-корчакской археологической культуре. Было выдвинуто множество гипотез о происхождении этнонима *dudlebi «дулебы». Одна из гипотез  выводит название дулебов его из германского *dudl-eiba «Волынь». О. Н.  Трубачев выводил название дулебов из германского *daud-laiba «наследство умершего» и считал, что он происходит из западногерманского ареала.

 

Напомним, что покорив спалов, войско готов во главе с Филимером, как сообщает Иордан, ушло далее «в крайнюю часть Скифии, соседящую с Понтийским морем»[1. Иордан].  По археологическим исследованиям, это были земли Северо-Западного Причерноморья, где выявлены древности собственно вельбарской культуры конца 2 — начала 3 века. Так, в могильнике Данчены в Молдавии все ранние (дочерняховские) захоронения связаны с вельбарской культурой (217). В них обнаружены глиняные сосуды, по технике изготовления, формам и орнаментации идентичные вельбарским. Хронологические разработки погребений этого памятника показали, что все вельбарские находки соответствуют периоду 170–220 годов, по К. Годловскому [10. Седов].

 

Во 2 веке  часть племён саксов и балтийских гуннов возглавляемых фризским Атиллой и группа наёмников (сержантов),  возглавляемых Тидреком Бернским, поселились в междуречье Днепра и Днестра. По археологическим признакам во 2 веке они жили в районе Волыни и Верхнего Днестра. Потомки союза племён фризского Аттилы и Тидрека Бернского по географии археологической культуры соответствуют племени спалов из рассказа Иордана. 

 

По боковым ветвям рода I2>L621>Y3120>S17250 следует, что этот субклад происходит от племён Западной Европы и подходит к истории племени фризов.  С учётом древних преданий, можно  предположить, что субклад I2>L621>Y3120>S17250 был у фриза конунга Аттилы, упомянутого в Вилькина-саге. Следует отметить, что у белорусов и украинцев представители субклада I2>L621>Y3120>S17250 по сравнению с другими субкладами обладают наибольшей относительной численностью по всем гаплогруппам и ветвям субкладов, образовавшихся после 1 века нашей эры.

 

Во многих исторических исследованиях рассуждается о германском происхождении племён готов и вандалов. Но до настоящего времени происхождение германского этноса не определено. По материалам ДНК-генеалогии германские племена очень точно определяются присутствием субкладов R1b>M269>L51>U106 и R1b>M269>L51>312. Следует отметить, что у современных казанских татар отсутствуют представители субкладов  R1b>U106 и R1b>312. Следовательно, в составе именьковских племён представителей  субкладов  R1b>U106 и R1b>312 было очень мало, или совсем не было. У современных русских представители  субклада  R1b>U106 составляют 0,7%, а R1b>312 составляют 0,9% [23. Рожанский].  Вероятно, представители этих субкладов попали в состав русских от потомков готов и в средневековый период.

 

У современных казанских татар представители субкладов  I1a1-CTS6364 (1,6%), I1a2-Z58(0,8%),  I1a3-Z63(2,3%) в общей сумме составляют 4,7%. В настоящее время нет достаточного числа подробных последовательностей снипов у казанских татар, поэтому мы не можем определить происхождение у них родов I1a1-CTS6364, I1a2-Z58,  I1a3-Z63. Возможно представители субкладов  I1a1-CTS6364, I1a2-Z58,  I1a3-Z63 у казанских татар являются потомками племён волосовской археологической культуры (III-II тыс. до н.э.), или потомками племён, переселившихся из Центральной Европы в 1-4 веках нашей эры. При наличии подробных последовательностей снипов это можно будет наглядно определить.

 

Среди населения Среднего Днепра живших в период 2-4 веков могли быть потомки вельтов и вилькинов субкладов R1a>L260 и R1a>CTS11962; потомки фризов, саксов, хавков  субкладов I1a1-CTS6364, I1a2-Z58,  I1a3-Z63; балтийских гуннов субкладов N1c1>L550 и Q1a; венетов субкладов R1a>Z92,  R1a>Z92>YP569; русин субклада R1a>Y33>CTS8816>Y2902. Все эти субклады в значительных процентах присутствуют у современных казанских татар. Следует отметить отсутствие у казанских татар  представителей  субкладов R1a>Y33>CTS8816>L1280 и R1a>Y33> CTS8816>S18661 и фракийских финнов субклада R1a>Y2513.

 

По субкладам казанских татар наглядно видно, что потомки племён именьковской культуры  на Средней Волге не вымерли, а из язычества перешли в ислам и ассимилировались в этносе волжских булгар, а затем казанских татар.

 

Следует отметить, что отдельные племена полян, руси, лехов сохранили племенную организацию до 10 века. Вероятно на Среднем Днепре сохранялись племена которые называли себя славянами или словенами. Вероятно племена славян (словен) жили на территории киевской археологической культуры. Возможно племена, которые Иордан называл склавенами, себя называли славянами (словенами). В преданиях славянских народов нет никаких упоминаний самоназвания склавен или венетов. 

 

Гуннские набеги  в конце 4 века, в первой половине 5 века,  затем нашествие авар в конце 6 века  привели к массовым переселениям и перемешиванию племён черняховской культуры и их потомков. В результате массовых переселений в 5 и 6 веках в разных местах Центральной Европы появились Словении, от которых произошли словенцы в Померании, словаки в Карпатах, словенцы в Альпах, словены на Средней Волге. Соединение племён в словениях привело к объединению ветвей субкладов происходящих из разных племён. 

 

В истории России известны новгородские словене, которые в 7-8 веках поселились в районе озера Ильмень.   Археологические находки, сделанные в 20—21 веках в Пскове, Новгороде, Русе, Ладоге и т. д., свидетельствуют об очень тесной связи населения севера Древней Руси со славянским южным берегом Балтики — с западными славянами. По мнению многих ученых, в период раннего средневековья южно-балтийские славяне прямо переселялись в земли соответствующие северу будущего Древнерусского государства. Об этом говорят как археологические, так и антропологические, краниологические и лингвистические исследования.   

 

Предки новгородских словен происходят от словен черняховской культуры. В 5 веке часть словен ушла на запад в район реки Западный Буг. Перенос названия реки Буг впадающей в Черное море на Западный Буг – приток Вислы показывает маршрут переселения части словен  в 5 веке после нашествия гуннов.  После нашествия авар во второй половине 6 века часть словен переселилась в Восточную Померанию. В 7-8 веках началось потепление, в районе озера Ильмень стало развиваться пашенное земледелие. В 8-9 веках часть словен из Восточной Померании стала переселяться в район озера Ильмень. В 9 веке словены в Восточной Померании вошли в союз племён поморян. 

 

В 7-8 веках часть племён именьковской культуры переселилась в район междуречья Среднего Днепра и Дона. Переселенцы создали волынцевскую культуру. В Повести временных лет племена волынцевской культуры назвали белыми гуннами. Затем в район волынцевской культуры в 8 веке переселились племена славян из района Дуная. Потомки волынцевской культуры стали называться северянами.  Часть северян в 10-11 веках переселились в район верхней Волги и Оки и приняли участие в формировании русского этноса.

 

6.4. Реконструкция истории союза племён антов в 4-6 веках.

По рассказу готского историка Иордана в составе племён подчинённых Германариху  племена антов не упоминаются. С другой стороны Иордан сообщил, что союзы племён венетов, антов, склавенов были общего происхождения:   «…Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, — именно при перечислении племен, — происходят от одного корня и ныне [в 551 году, время написания текста] известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов. Хотя теперь, по грехам нашим, они свирепствуют повсеместно, но тогда все они подчинились власти Германариха»[1.Иордан]. 

 

Расселение антов в 5–7 веков, а — памятники пеньковской культуры; б — памятники с элементами пеньковской и пражско-корчакской культур и памятники ипотешти-кындештской культуры; в — византийские крепости; г — ареал пражско-корчакской культуры; д — колочинской культуры (рис. 44) [10. Седов].

 

Затем по рассказу Иордана  после смерти Германариха и поражения от гуннов, сообщается о завоевании антов: «…Понемногу освобождаясь из-под их власти [гуннов] и пробуя проявить свою силу, он [Винитарий] двинул войско в пределы антов и, когда вступил туда, в первом сражении был побежден, но в дальнейшем стал действовать решительнее и распял короля их Божа с сыновьями его и с семьюдесятью старейшинами для устрашения, чтобы трупы распятых удвоили страх покорённых» [1.Иордан]. 

 

По археологическим и историческим исследованиям племена антов жили на территории пеньковской археологической культуры, которая возникла в конце 4 века после завоевания гуннами Северного Причерноморья  и прекращения черняховской культуры. Из этого следует, что союз племён антов возник после 376 года.  О времени жизни Винитария и времени войны с антами у Иордана не сообщается. Также не установлено, на какую территорию распространялась власть Винитария. Из последовательности рассказа Иордана следует, что Винитарий возглавлял восточную часть остроготов в конце 4 века, или в начале 5 века. Племена остроготов были оседлыми земледельцами, в период с конца 4 века на Нижнем Днепре и степной зоне Северного Причерноморья жили племена кочевников и археологических следов  поселений земледельцев не обнаружено.

 

Из археологических исследований следует, что в конце 4 века Винитарий мог возглавлять группу поселений на территории ранней пеньковской археологической культуры. На карте поселений пеньковской культуры наблюдается несколько изолированных групп поселений, наиболее ранними и многочисленными были на Среднем Днепре  и  в северных районах Южного Буга. 

 

В книге В. В. Седова «СЛАВЯНЕ Историко-археологическое исследование» сообщается: «Отдельные черняховские поселения продолжали функционировать и в последние десятилетия 4, и в начале 5 века. Одним из таковых было селище у села Хлопков на реке Трубеж в Киевском Поднепровье. Раскопками исследованы восемь прямоугольных в плане жилищ-полуземлянок, сходных с теми, которые в раннем средневековье становятся одним из этнографических маркеров славянской культуры. Керамическая коллекция поселения состоит из гончарной сероглиняной посуды (71 %), сопоставимой с позднечерняховской, и лепных сосудов (29 %). Меньшую часть последней составляют сосуды, идентичные Черняховским более раннего времени, а основную — биконические горшки и корчаги с налепным валиком, которые в течение 5 столетия становятся характерными для пеньковской культуры. Время поселения (конец 4 — начало 5 века) определяется овальной пряжкой с массивной дужкой и изогнутым на конце язычком, а также стеклянным кубком со шлифованными овалами (307)»[10. Седов].

 

«Продолжали функционировать и некоторые могильники. Сравнительно немногочисленные погребения фазы 5 (по Е. Л. Гороховскому), определяемой 375/380–420/430 гг., имеются в могильниках лесостепой части междуречья Днестра и Днепра (Журавка, Данилова Балка, Маслово, Косаново, Вилы Яругские, Островец) и левобережья Среднего Поднепровья (Кантемировка, Компанийцы, Лохвица, Успенка). Захоронения, синхронные этой фазе, имеются на северо-западном побережье Черного моря (Ранжевое, Холмское), а также в Трансильвании (Сынтана де Муреш). Анализ позднечерняховских поселений и погребений показывает, что в конце 4 века  на рассматриваемой территории прежние культурные и экономические достижения были полностью утеряны. Уничтожение гуннами ремесленных центров привело к тому, что из обихода постепенно исчезает высококачественная гончарная глиняная посуда, приходят в упадок кузнечное и ювелирное ремесла, замирает торговля. Это время совпадает с крушением Римской империи. Естественно, что в римских провинциях утрачиваются многие традиции, установившиеся под культурными влияниями Империи»[10. Седов].

 

«В сложившейся исторической ситуации население лесостепной области междуречья Днестра и Днепра (включая часть его левобережья), где оно сохранилось после гуннского нашествия в большей степени, формирует новую культуру — пеньковскую. Экономический и культурный уровень ее был несравненно ниже черняховской. Достижения провинциальноримских культур были утрачены, орудия труда и быта изготавливались теперь не ремесленниками-профессионалами, а домашним способом. Создателями пеньковской культуры были в основном потомки местного черняховского населения — анты, в среду которых инфильтрировали переселенцы из более северных земель Поднепровья — носители киевских древностей. Памятники начального этапа пеньковской культуры выявлены и исследовались и в Среднем Поднепровье, и на Южном Буге, и на Среднем Днестре»[10. Седов].

 

В книге В. В. Седова сообщается: «Некоторые исследователи склонны полагать, что пеньковские древности формировались на основе киевских,(314) с чем никак нельзя согласиться. Наличие на некоторых пеньковских поселениях полуземлянок с центральным опорным столбом следует рассматривать как показатель расселения отдельных групп потомков киевской культуры на бывшей черняховской территории. Распространение же на пеньковских памятниках полуземляночных жилищ, продолжающих традиции Черняховского домостроения, невозможно объяснить при принятии гипотезы об эволюции пеньковской культуры из киевской. К тому же керамика пеньковской культуры в целом заметно отличается от глиняной посуды киевских древностей. Сравнительно быстрое возрождение кузнечного и бронзолитейного ремесла в пеньковской культуре можно объяснить только сохранением некоторых римских традиций местным населением лесостепного междуречья Днестра и Днепра. Прямыми потомками носителей киевских древностей стали племена колочинской культуры, заметно отличающейся от пеньковской» [10. Седов].

 

«На ранних пеньковских поселениях встречаются также фрагменты черняховской гончарной посуды, а позднее получает распространение гончарная керамика пастырского типа. Это выпуклобокие, часто почти шаровидные серолощеные горшки. Они изготавливались из хорошо отмученной глины, иногда с примесью песка. По своему облику эта посуда близка к черняховской и, по всей вероятности, имеет черняховскую подоснову. Признавая, что пастырская керамика действительно могла вести свое начало от Черняховского гончарства, М. И. Артамонов указывал на хронологический разрыв между временем функционирования пастырской и Черняховской гончарной посуды (321). Однако существенного разрыва, по-видимому, не было, тем более что на Пастырском городище встречена и собственно черняховская керамика. После гуннского погрома какое-то время могли работать бродячие гончары-ремесленники, которые сохранили черняховские традиции и привнесли в пастырское гончарство. Впрочем, следует отметить, что гончарная посуда пастырского типа на поселениях пеньковской культуры встречается в небольшом количестве» [10. Седов].

 

«Пальчатые фибулы с маскообразной головкой и их дериваты являются, как уже было отмечено, характерным этнографическим украшением антов (рис. 47). Помимо пеньковского ареала, они широко распространены в Нижнем Подунавье, где проживание антов документировано историческими свидетельствами. Из основного региона антов эти фибулы распространились в Среднее Подунавье и на Балканский полуостров и далее на Пелопоннесский полуостров. Все это — надежные следы расселения антов и их потомков. Из Дунайских земель сравнительно небольшая группа этого населения вместе с германцами и аварами продвинулась далеко на север в области Мазурского Поозерья и Юго-Восточной Прибалтики, где известно около двух десятков пальчатых фибул рассматриваемых типов»[10. Седов].

 

«Позднее немецкий археолог Й. Вернер, рассмотрев все комплексы находок пальчатых фибул в Европе, убедительно показал, что такие изделия с маскообразными головками и их дериваты были составной частью славянской женской одежды. Они типологически заметно отличаются от пальчатых фибул, свойственных германскому миру. Кроме того, в отличие от германцев, которым свойственно было парное ношение фибул, славянские женщины носили их по одной (330)»[10. Седов].

 

Распространение антских пальчатых фибул а — места находки фибул; б — ареал пеньковскои культуры; в — ипотешти-кындештской культуры; г — аварской (славяно-аварской) культуры Среднего Подунавья (рис. 47) [10. Седов].

 

«Последующие археологические изыскания многократно подтвердили это заключение и детализировали его, показав, что пальчатые фибулы с маскообразными головками и их дериваты были свойственны не всему раннесредневековому славянскому миру, а только одному из крупных племенных образований — антам, вышедшим из среды населения черняховской культуры (331)»[10. Седов].

 

«Пальчатые фибулы антских типов обнаружены еще в Крыму, в могильниках Артек, Лучистое, Суук-Су, Эски-Кермен (333) и приписываются обычно готам, поскольку их пребывание в этом регионе документировано историческими памятниками. Проникновение носителей черняховской культуры в Юго-Западный Крым археологически прослеживается в течение второй половины 3 — начала 5 века. Памятниками этих переселенцев являются могильники с захоронениями по обряду трупосожжения, содержащие различные черняховские компоненты. Так, в Инкерманском, Ай-Тодорском, Озёрном-Ш, Севастопольском и Чернореченском некрополях встречена глиняная посуда Черняховского облика. Такая же керамика найдена также в Херсонесе и Керчи. В Инкерманском, Заморском и Скалистинском могильниках, в Херсонесе и Пантикапее обнаружены двупластинчатые фибулы черняховской культуры. Двучленные прогнутые подвязанные фибулы, сопоставимые с черняховскими, встречены в Инкерманском, Ай-Тодорском, Чернореченском, Севастопольском и Скалистинском некрополях, а также в Пантикапее. Из Ай-Тодорского и Севастопольского могильников происходят железные ведеркообразные подвески. В ряде крымских памятников найдены костяные пирамидальные подвески с кружковым орнаментом, типичные для черняховской культуры. Пряжки и некоторые другие предметы убора из могильников Юго-Западного Крыма имеют также черняховское происхождение (334)»[10. Седов].

 

«Готы, которым приписываются рассматриваемые могильники Юго-Западного Крыма, — общее название разноплеменного населения. Об этом ярко говорит разнохарактерность погребальной обрядности. Среди переселенцев в Крым по ряду признаков выявляются немногочисленные захоронения германцев, но иные этнические компоненты в крымских некрополях не поддаются надежному определению»[10. Седов].

 

Из археологических материалов следует, что на территории пеньковской археологической культуры оставались племена потомков готов Германариха, которые возглавлялись потомками Германариха. На основании рассказа Иордана, можно предположить, что готам удалось сохранить власть в районе Среднего Днепра. Вероятно столица Винитария находилась в Пастырском городище в Смелянском районе Черкасской области Украины.

 

Пастырское городище находится в 3 км к западу от села Пастырское на территории хутора Свинолуповка. Долиной реки Сухой Ташлык  (приток  Тясмина) более узкая левобережная часть городища площадью около 5 га отделена от правобережной части городища площадью около 15 га. Нижние слои городища, где прослежены 2 этапа сооружения укреплений — 7—6 веков до н. э. и 4—3 веков до н. э., относятся к  скифской археологической культуре. В раннем средневековье была обжита в основном левобережная часть городища. Открыты остатки жилищ полуземляночного и наземного типов, посуда, приготовленная на гончарном круге, орудия труда (серпы, косы и др.), ювелирные изделия из бронзы и серебра.

 

Вероятно в конце 4 века, или в начале 5 века Винитарию удалось создать союз племён во главе с готами в районе Среднего Днепра. Возможно славяне составляли основную численность союза племён Винитария. Ближайшим соседом союза Винитария была новая группа племён в верхнем течении Южного Буга, которые, вероятно назывались антами. Возможно на этой территории сохранилось население постзарубинецкой культуры, которые переселились в район Южного Буга около середины 1 века. Из рассказа Иордана следует, что готы Винитария захотели восстановить свою власть на территории империи Германариха  начали войну против антов, и завоевали их. После победы над антами на готов Винитария напали  гунны Баламбера. По рассказу Иордана готы Винитария смогли оказать значительное сопротивление союзу племён гуннов, готов Гезимунда и антов. Из этого следует, что готы смогли восстановить свою военную силу после поражения от гуннов около 376 года. 

 

Эпизод с войной против антов, вероятно, описывает причину переселения восточных остроготов в Низовья Дуная. Иордан сообщил: «Но с такой свободой повелевал он едва в течение одного года: [этого положения] не потерпел Баламбер, король гуннов; он призвал к себе Гезимунда, сына великого Гуннимунда, который, помня о своей клятве и верности, подчинялся гуннам со значительной частью готов, и, возобновив с ним союз, повел войско на Винитария. Долго они бились; в первом и во втором сражениях победил Винитарий. Едва {248} ли кто в силах припомнить побоище, подобное тому, которое устроил Винитарий в войске гуннов! Но в третьем сражении, когда оба {249} [противника] приблизились один к другому, Баламбер, подкравшись к реке Эрак, пустил стрелу и, ранив Винитария в голову, убил его; затем он взял себе в жены племянницу его Вадамерку и с тех пор властвовал в мире над всем покоренным племенем готов, но однако {250} так, что готским племенем всегда управлял его собственный царек, хотя и [соответственно] решению гуннов»[1.Иордан].

 

По историческим исследованиям о царе гуннов Баламбере ничего не известно. Вероятно Баламбер возглавлял гуннов в степях Северного Причерноморья и не захотел усиления союза племён восточных готов Винитария. Река Эрак, вероятно соответствует Днепру. На итальянских мореходных картах - портоланах 14-15 веков встречается обозначение Днепра названиями «Erexe», «Eresse», «Elexe», «Elice». Гезимун вероятно возглавлял готов в районе Днестра и не мог сопротивляться гуннам. 

 

Вероятно, после разгрома готов Винитария, Баламбер переселил готов и часть подчинённых готам славян в район Нижнего Дуная, где они воевали против гепидов. В рассказе Иордана сообщается: «Вскоре после смерти Винитария стал править ими Гунимунд, сын могущественнейшего покойного короля Германариха, отважный в бою и выдающийся красотою тела. Он впоследствии успешно боролся против племени свавов. После его смерти наследовал ему сын его Торисмуд, украшенный цветом юности, на второй год своего правления он двинул войско против гепидов и одержал над ними большую {251} победу, но убился, как рассказывают, упав с коня»[1.Иордан]. Многие остготские военачальники и потомки Амалов встречаются потом среди полководцев Аттилы, который совершал свои походы вместе с остготами. При Феодосии часть остготов была поселена в Лидии и Фригии. После смерти Аттилы его государство начало распадаться, и остготы поселились в Паннонии, восстав против гуннов под предводительством трёх братьев из рода Амалов: Валамира,  Теодемира  и  Видимира I.    

 

Вероятно после поражения гуннов в середине 5 века и распада союза племён гуннов власть антов распространилась на территорию между Днестром и Днепром, как это описано у Иордана. О распространении власти антов в районе излучины Днепра и восточнее Днепра ничего не известно. Об участии антов в завоеваниях гуннов также ничего не сообщается. Ничего не известно об истории антов в 5 веке. По археологическим исследованиям в 5 веке племена пеньковской археологической культуры  значительно увеличили свою численность, следов крупных войн не обнаружено.  По сведениям византийских историков в 6 веке анты приняли активное участие в набегах на Византию. 

 

Прокопий Кесарийский в своей «Тайной истории» упомянул  антов среди основных участников набегов и разграблений Восточной Римской империи  во времена императора Юстиниана I (527—565 годы новой эры): «Поэтому ни одного места, ни одной горы, ни одной пещеры, ни чего-либо другого на римской земле не осталось неразграбленным, причём многим местам случалось подвергнуться разграблению не менее пяти раз. Впрочем об этом и о том, что было совершено мидийцами, сарацинами, склавинами, антами и другими варварами мною рассказано в предшествующих книгах» [2.Прокопий].

 

Окончание истории союза племён антов связано с Аварским каганатом. Племена авар становятся известными  в 555 году как теснимый древними тюрками на запад кочевой народ. В 557 году  кочевья авар были перенесены  на западный берег Волги в степи Северного Кавказа, где они вступили в союз  с аланами против савиров и утигуров.

 

В 558 году послы авар прибыли в Константинополь ко двору императора Юстиниана с целью поселения в пределах Византии, однако в этом им было отказано, но был заключён союзный договор. Затем авары заключили политический союз с кутригурами (западными протоболгарами), напали и покорили  антов. Из  рассказа Прокопия следует, что кутригуры осели на левом берегу Истра (совр. Дунай), совершали набеги на Восточную Римскую империю,  Вероятно авары в этот период поселились в степях Северного Причерноморья.

 

Византийский историк 6 века Менандр Протектор сообщил следующие сведения о борьбе антов против авар: «Властители антские [Менандр употреблял греческое слово „архонты“] приведены были в бедственное положение и утратили свои надежды. Авары грабили и опустошали их землю. Угнетаемые набегами неприятелей, анты отправили к аварам посланником Мезамира, сына Идаризиева, брата Келагастова [Μεζαμηρος ο Ιδαριζιον, Κελαγαστον αδελφος], и просили допустить их выкупить некоторых пленников из своего народа. Посланник Мезамир, пустослов и хвастун, по прибытии к аварам закидал их надменными и даже дерзкими речами. Тогда Котрагир, который был связан родством с аварами и подавал против антов самые неприязненные советы, слыша, что Мезамир говорит надменнее, нежели как прилично посланнику, сказал кагану: „Этот человек имеет великое влияние между антами и может сильно действовать против тех, которые хоть сколько-нибудь являются его врагами. Нужно убить его, а потом без всякого страха напасть на неприятельскую землю“. Авары, убежденные словами Котрагира, уклонились от должного к лицу посланника уважения, пренебрегли правами и убили Мезамира. С тех пор больше прежнего стали авары разорять землю антов, не переставая грабить её и порабощать жителей»[24. Вестник древней истории.1941].

 

Авары опасались войны с Тюркским каганатом, поэтому покинули Северное Причерноморье.  В 565—566 годах авары, обогнув с севера  Карпаты, совершили поход в Тюрингию и Галлию. Как сообщил Григорий Турский, при помощи «волшебства» они разбили войско франков и пленили  короля Сигиберта I.

 

В 567 году авары в союзе с лангобардами победили гепидов, которым оказывала помощь Византия, и овладели долиной Тисы. Год спустя, после ухода лангобардов в Италию, авары, во главе со своим каганом Баяном I, стали хозяевами всего Задунавья. 

 

В 578 году, после обращения императора Византии Тиберия II, аварский каган Баян с помощью имперского военачальника Иоанна совершил поход против славян. По данным Менандра, каган Баян переправил более 60 тысяч всадников в доспехах и разгромил славян. В 581 году авары и император Тиберий II заключили мирный договор, на условиях выплаты дани аварам в обмен ведения ими войны против славян для защиты Византии от их набегов.

 

В книге В. В. Седова «СЛАВЯНЕ Историко-археологическое исследование» сообщается: «В вопросе о судьбах антского союза племен исключительно важное значение имеют свидетельства Феофилакта Симокатты и Феофана Исповедника. У Феофилакта Симокатты в VIII книге «Истории» рассказывается, что во времена аваро-византийских войн, в конце правления императора Маврикия, «каган, получив известие о набегах  римлян, направил сюда Апсиха с войском, с приказом истребить племя антов, которые были союзниками римлян». Отсутствие у Феофилакта Симокатты определенных данных о результатах военного похода Апсиха и исчезновение антов со страниц сочинений ранневизантийских авторов после 602 г. породило различные толкования такого явления. Одни историки высказывали предположение, что антов уничтожили авары, другие — что они были слишком многочисленными, чтобы их можно было полностью истребить, третьи — что анты из Поднепровья ушли на Балканы» [10. Седов].

 

«Загадочность, существовавшая в этом вопросе, прояснилась после того как был издан И. С. Чичуровым перевод «Хронографии» Феофана, где под 602 г. содержатся четкие данные о судьбе антского союза: «хаган послал Апсиха с войском уничтожить племя антов как союзников ромеев. После того как это случилось часть варваров перешла к ромеям». Из текста Феофана следует, что отход антов в Византию не был массовым. Надо полагать, что за Дунай могли перейти остатки вооруженных отрядов и антское население, обитавшее в придунайских районах. Археологическим подтверждением этому могут служить разрозненные пеньковские материалы, встречающиеся на Правобережье Дуная и на Балканах, датирующиеся 7 веком н. э. В этой связи важно иметь ввиду, что раннесредневековые авторы неоднократно подчеркивали: славяне и анты до начала 7 века  н. э. не имели своих поселений на Правобережье Дуная и в пределах Византии» [10. Седов].

 

«Масовые колонизационные движения славян на Балканы происходят только во второй половине 7 века н. э., после того как анты сошли с исторической арены. Если это так, то не исключено, что следами антов на Правобережье Дуная, перешедших в земли Византии после миссии Апсиха, является четырехугольная полуземлянка с печью-каменкой из Диногеции, в заполнении которой найдена лепная пеньковская биконическая посуда и бронзовая пальчатая фибула; погребения с лепной биконической посудой на раннесредневековом могильнике Пятра—Фрэкэцей и немногочисленные фрагменты биконической посуды, встречающейся на поселениях 7 века н. э. в Силистрийском округе в Болгарии. Более того, лепная керамика пеньковского вида зафиксирована раскопками памятников периода раннего средневековья в Греции. Эти разрозненные следы пеньковских материалов, встреченных на Правобережье Дуная и на Балканах, могут служить аргументом в пользу переселения части антов в земли Византии после аварских разгромов. Казалось бы, время гибели антского объединения хронологически должно совпадать с временем прекращения существования пеньковской культуры. Однако верхний хронологический рубеж антского союза едва заходит в 7 век н. э., а для пеньковской культуры он фиксируется во второй половине 7 века н. э. Такое кажущееся несоответствие имеет свое объяснение. Дело в том, что антское население было слишком многочисленным, чтобы его можно было полностью уничтожить военной акцией. Авары разгромили антов как военную и политическую силу. Основная же масса населения, хотя и пострадала от разгромов, осталась на исконных территориях. Поскольку ранневизантийских авторов интересовали в первую очередь только те народы, которые оказывали заметное влияние на имперскую политику, то утратившие былую мощь и распавшиеся как крупное политическое объединение анты исчезают со страниц письменных источников»[10. Седов].

 

6.5. Происхождение «белых угров» упомянутых в Повести временных лет.

Некоторые сведения о событиях 7 века сохранились в Повести временных лет: «Когда же славянский народ, как мы говорили, жил на Дунае, пришли от скифов, то есть от хазар, так называемые болгары, и сели по Дунаю, и были поселенцами на земле славян. Затем пришли белые угры и заселили землю Славянскую. Угры эти появились при царе Ираклии, и они воевали с Хосровом, персидским царем. В те времена существовали и обры, воевали они против царя Ираклия и чуть было его не захватили. Эти обры воевали и против славян и притесняли дулебов — также славян, и творили насилие женам дулебским: бывало, когда поедет обрин, то не позволял запрячь коня или вола, но приказывал впрячь в телегу трех, четырех или пять жен и везти его — обрина, — и так мучили дулебов. Были же эти обры велики телом, и умом горды, и Бог истребил их, умерли все, и не осталось ни одного обрина. И есть поговорка на Руси и доныне: «Погибли, как обры», — их же нет ни племени, ни потомства»[25.ПВЛ. Лихачев].

 

Византийский император Ира́клий I правил в период 610-641 годов, основал династию Ираклия, которая правила 100 лет. О племенах «белых угров» из Повести временных лет ничего не известно. Из контекста и исторических событий, можно предположить, что «белыми уграми» в Повести временных лет назывались племена, которые в середине 7 века участвовали создании союза племён Хазарского каганата, возможно «белые угры» происходили из союза племён эфталитов, или из союза племён сувар. Из текста  Повести временных лет можно предположить, что «белые угры» стали господствующим племенем в районе Среднего Днепра после булгар в середине 7 века.

 

О гуннах-эфталитах, также называя их «белыми гуннами», писал Прокопий, тогда как другие, в том числе и более ранние авторы, такие как Аммиан Марцеллин, называют их гуннами-хионитами. Некоторые исследователи полагают, что у гуннов-хионитов произошла смена этнонима с «хиониты» на «эфталиты».

 

В 457 году царь эфталитов Вахшунвар подчинил себе Чаганиан,  Тохаристан  и Бадахшан, занял Мерв и наложил тяжелую дань на Иран. Затем   эфталиты заняли долину Кабула и Пенджаб, завоевали  Карашар,  Кучу, Кашгар и Хотан. Таким образом, они объединили в могучую единую державу территории Туркмении,  Узбекистана,  Таджикистана,  Кыргызстана,  Афганистана. Далее, в ходе своей экспансии на восток, они захватили северные части Индии и Пакистана (Кашмир и Пенджаб), войдя в контакт с индийским государством Гуптов, с 460 года совершив несколько походов против них, фактически уничтожив их государственность.

 

Государство эфталитов в 457-562 годах.

 

Хосров I шахиншах из династии Сасанидов, правил Ираном с 531 до 579 года. Около 562 года Хосров, хвастаясь перед Константинополем, говорил, что он разрушил власть эфталитов. Разгромил эфталитов каган тюрков Истеми. Перейдя реку Чирчик, Истеми занял Самарканд. Основные войска эфталитов, сосредоточившиеся у Бухары, не решившись принять бой на равнине, отступили в горы. Решающее сражение состоялось в 565 году возле Карши, длилось восемь дней и завершилось победой Истеми. Побежденные эфталиты свергли своего царя Гатфара, избрав вместо него чаганианского князя Фагониша, который пытался склонить Иран против тюрков.

 

Потеряв контроль за «Шелковым путём», оставшаяся часть государства эфталитов приходит в упадок. Эфталитское образование севернее Гиндукуша прекратило своё существование и было разделено между тюрками и иранцами. Возможно тюрки переселили  потомков эфталитов в район Волги и использовали их для восточных завоеваний. Подчинив эфталитов своей власти, Хосров провёл границу между Персией и Тюркским каганатом по Амударье. Со второй половины 8 века эфталиты Индии также исчезают из поля зрения истории. Дольше всего эфталиты держались в районе Кабула, где они дожили до исламского вторжения.

 

Эфталитская монета царя Лахана из Уддияны.

 

На монетах цари эфталитов имеют ярко выраженный европеоидный облик: у них выступающие прямые носы и большие глаза. Они изображаются с усами и выбритыми подбородками. Женщины носили косы. Современники описывают эфталитов как кочевников, живущих в войлочных юртах и одевающихся в шелковые одежды. Неотъемлемым элементом интерьера был ковер.

 

Судя по надписям на монетах эфталитов, выполненным греческими буквами на бактрийском языке, самоназванием эфталитов было «хион» («OIONO»)[26. Гафуров]. Историк Агусти Алемань указывает, что надписи эфталитов, как и предшествовавших им кушанцев, были выполнены на иранском языке [27. Алемань].

 

Прокопий Кесарийский, называвший эфталитов «белыми гуннами», выводит гуннов от ираноязычных массагетов, сообщая, что среди командиров в византийской коннице был Эган, «из народа массагетов, ныне называемых уннами». В то же время Прокопий отделяет эфталитов от других гуннов, с которыми эфталиты не имеют общих границ, а потому не смешиваются с ними, добавляя, что хотя эфталиты народ гуннский и [так] называется, они, однако, не смешиваются и не общаются с теми гуннами, которых мы знаем, так как не имеют с ними пограничной области и не живут вблизи них..., они не кочевники, как прочие гуннские народы, но издавна обосновались на плодородной земле. Они одни из гуннов белы телом и не безобразны видом, не имеют и образа жизни, подобного им, и не живут какой-то звериной жизнью, как те, но управляются одним царем и имеют законную государственность, соблюдая между собой и соседями справедливость ничуть не хуже ромеев и персов [28. Прокопий].

 

Следует отметить, что в Повести временных лет ничего не сообщается о племенах антов и по истории славян в период 7-8 веков. Непонятно о какой славянской земле говорится во фразе «Затем пришли белые угры и заселили землю Славянскую»[25. ПВЛ. Лихачев]. Возможно под «землёй Славянской» понимается район Среднего Днепра. В Повести временных лет славянской землёй назывались Низовья Дуная и отдельно район реки  Тиса. О дальнейшей судьбе «белых угров» ничего не сообщается. Следует отметить, что район Среднего Днепра от реки Рось и южнее от середины 7 века и до 15 века был заселён племенами кочевников. 

 

По археологическим исследованиям в южном пограничье зоны колочинской культуры, происходили какие-то события военного характера, имевшие место в 630—660 годах, которые вызвали массовое захоронение так называемых антских кладов [29. Мастыкова]. По археологическим исследованиям не обнаружено следов пожаров поселений периода середины 7 века в районе между верховьями  Северского Донца и Среднего Днепра. Вероятно закладка антских кладов была связана с событиями в степях Северного Приазовья. В 632 году Хану Кубрату (Курбату) удалось объединить свою орду с другими булгарскими племенами кутригуров, утигуров, оногуров и других племён (находившихся ранее в зависимости от тюркютов)[29. Мингазов].

 

Пеньковская археологическая культура в 7 веке. 

 

Возможно, объединение булгарских племён начал хан Орган, дядя Кубрата. Никифор (9 в.), описывая события под 635 г., отмечал: «В те же самые времена восстал вновь Куврат, родственник Органы, государь гунно-гундуров, против аварского кагана и весь народ, который находился вокруг него, подвергая оскорблениям, прогнал из родной земли. (Куврат) прислал послов к Ираклию и заключил с ним мир, который они сохраняли до конца своей жизни. И Ираклий послал ему подарки и удостоил сана патрикия». Освободившись из под власти Западно-Тюркского каганата, Кубрат расширил и укрепил свою державу, которую греки называли Великой Булгарией.

 

Примерно в период 641-665 годов Кубрат умер. Его могила, возможно, находится около села Малая Перещепина Полтавской области Украины, где было найдено богатое захоронение кочевого вождя, содержащее большое количество золотых и серебряных предметов и печать с монограммой, в которой возможно прочтение имени Кубрата.

 

По преданию после смерти Кубрата территорию Великой Болгарии поделили пятеро его сыновей: Батбаян, Котраг, Аспарух, Кубер, Альцек. Каждый из сыновей Кубрата возглавил свою собственную орду, и ни у кого из них в отдельности не достало сил, чтобы соперничать с хазарами.

 

Хазары в середине 7 века разгромили болгар и преследовали орду хана Аспаруха до Дуная. Вероятно в Северном Приазовье доминирующее положение заняло племя «белых угров», входившее в хазарский союз. О племени доминирующем в Северном Приазовье в период от середины 7 века до начала 9 века ничего не известно. На основании текста Повести временных лет, можно предположить, что «белыми уграми» назвалось одно из племён суваров. Власть «белых  угров» (суваров) распространялась на территорию Среднего Днепра.

 

Батбаян (Безмер) - старший сын хана Кубрата  со своей ордой остался на месте. Эти группы стали хазарскими данниками и впоследствии были известны под именем «чёрных болгар». Они упоминаются в договоре князя Игоря с Византией. Игорь обязуется защищать византийские владения в Крыму от нападений чёрных болгар.

 

Второй сын Кубрата — Котраг перешёл Дон и поселился напротив Батбаяна (Безмера). Возможно, именно эта группа булгарских племён двинулась на север и, обосновалась впоследствии на Средней Волге  и Каме,  где возникла Волжская Булгария. Волжские булгары, являются предками населения Поволжья в лице казанских татар и чувашей.

 

Третий сын Кубрата — Аспарух со своей ордой ушёл на Дунай и около 680 года, остановившись в районе нижнего Дуная, создал Болгарское царство. Местные славянские племена попали под владычество булгар. С течением времени булгары слились со славянами, и из смешения Аспаруховых булгар и вошедших в его состав различных славянских и остатков фракийских племен сложилась болгарская нация.

 

Этноним сувар в исторических источниках на разных языках записан в нескольких вариантах: Птолемей (2 в.) — савар; Приск Паннийский (5 в.) — сабир; Мовсес Хоренаци (6 в.) — савир; Менандр Протектор (6 в.) — сабир; Иордан (6 в.) — савир, сабир; Константин Багрянородный (10 в.) — сабар асфал — «белые сабиры»; Ибн Хордадбех (9 в.) — сувар; аль-Масуди (9—10 вв.) — савардия; Иосиф, хазарский каган (10 в.) — сувар. 

 

Зона первоначального обитания сувар находилась в Западной Сибири между Алтаем и Уралом. Так, согласно преданиям тобольских татар, народ савыр (сабыр, сыпыр) жил по среднему течению Иртыша до прихода туда сибирских татар [31. Валеев]. В 1992 году Д. М. Исхаков записал в д. Лайтамак (Тобольский район Тюменской области) легенду об Илек-алпе, воевавшем с «народом сыбыр» [32. Исхаков]. По мнению  В. Я. Петрухина и Д. С. Раевского от имени савир произошло название Сибири [33. Петрухин].

 

Исторические сведения о племенах савир соответствуют признакам «белых угров» из Повести временных лет. В Руководстве по географии Клавдия Птолемея (Книга третья. Глава V. Положение европейской Сарматии) в контексте сообщается:: «22. Затем побережье океана у Венедского залива (Восточная Балтика) занимают вельты, выше их осии, затем самые северные — карбоны, восточнее их — кареоты и салы (ниже этих — гелоны, гиппоподы и меланхлены); ниже их — агафирсы, затем аорсы и пагириты; ниже их — савары и боруски до Рипейских гор» [34. Птолемей].

 

Из текста Птолемея неясно, где во втором веке находились племена савар и борусков. У Птолемея Рипейские горы находились на территории Европейской Сарматии  имели координаты 63°— 57°30′, соответствуют Валдайской возвышенности, Северным Увалам и Уральским горам.  Вероятно савары и боруски находились по реке Кама до реки Белая, а также на Средней Волге и в районе верховий Дона. 

 

После смерти Аттилы в 453 г. и разделения гуннского союза по автономным племенам на Кавказе стала господствовать савирская конфедерация. Государство оногуров распалось, ему на смену пришёл новый военно-политический союз во главе с савирами. В 463 году савирское объединение напало на сарагуров и их союзников. Сарагуры, в свою очередь, вторглись в земли акациров. Во второй половине 5 века. савиры обосновались в районе р. Кума вдоль Каспийского моря. В конце 5 — начале 6 веков соседями савиров были племена  аугар,  бургар,  куртаргар, авар, хазар, дирмар и др. Жили они все «в палатках, существуют  мясом скота и рыб, дикими зверьми и оружием»[35. Захарий].

 

Савиры были одним из сильнейших племен в регионе. Согласно Феофану и Малале, в 6 веке савирские вожди могли одновременно выступить более чем с 120-тысячным войском. Вместе с хазарами савиры «составляли одно и то же военно-политическое объединение, во главе которого, однако, стояли савиры, так как в первой половине 6 века в большинстве исторических известий именно их наименование служит для обозначения варваров, обитавших севернее Дербента»[36. Артамонов].

 

Могущество савир было подорвано междоусобными войнами. В 562 году персидский шах Хосрой нанёс савирам поражение. Часть их он взял в плен и поселил в Кавказской Албании, в районе Кабалы. Остальных прогнал обратно в Дагестан. У каспийского прохода он построил крепость — Дербент, что значительно затруднило дальнейшие набеги. 

 

До 7 века хазары занимали подчинённое положение в сменявших друг друга кочевых империях. В 560-е годы оказались в составе Тюркского каганата, после распада последнего в середине 7 века создали собственное государство — Хазарский каганат (7—11 век). По мнению большинства историков Хазарский каганат был сформирован около 650 года  хазарами, огурами, савирами и на завершающем этапе  алтайскими  тюрками. 

 

В 7—8 веках  савиры жили в низовьях р. Кумы и в Северном Дагестане, они подчинялись хазарам и были известны под именем «гуннов». В 863 г. часть сувар, обитавших в пределах Северный Кавказ — Дон, под влиянием арабских нашествий двинулась вверх по Волге в Среднее Поволжье, где вошли в состав Волжской Булгарии в 10 веке построили город Сувар [37.  Плетнёва]. Вероятно земледельцы Хазарии происходили от племён именьковской культуры и расселились по всей Волге. Возможно племенами сакалиба арабы называли земледельцев Поволжья и Дона.  С сакалиба арабы иногда ассоциировали волжских булгар. Об этом свидетельствует рукопись Ибн Фадлана, которая представляет собой путевые заметки секретаря посольства повелителя правоверных к правителю Волжской Булгарии.  Посольство состоялось в 922 г. В своей рукописи Ибн Фадлан многократно именует правителя Волжской Булгарии — малик ас-сакалиба [38. Егоров].

 

Племена савар – сувар сохранились в районе Средней Волги, на территории ранее занимаемой именьковской археологической  культурой (2-7 век). Современные потомки сувар вошли в состав чувашей,  казанских татар и других поволжских  народов. Субклады древних сувар не определены. По материалам ДНК-генеалогии у племён угров доминирующий субклад был N1c1>L708. По сведениям И.Л. Рожанского у казанских татар представители субклада составляют около 13,3% мужчин, у русских около 11,3% мужчин, у украинцев около 0,6% [23. Рожанский]. Вероятно у русских большинство представителей субклада N1c1>L708 вошли в состав русского народа в средние века в период освоения Верхнего Поволжья. После получения значительного числа гаплотипов ветви  N1c1>L708 с подробными снипами появится возможность определить доминирующие субклады племён сувар.

 

Расселение сувар и булгар в 9-15 веках

 

Сведения из Повести временных лет о заселении Славении «белыми уграми» по времени совпадает с началом формирования в районе от верховьев Северского Донца до Среднего Днепра волынцевской археологической культуры (8-9 века). По археологическим исследованиям на формирование волынцевской культуры оказали влияние племена именьковской культуры из района Средней Волги и Нижней Камы. 

 

Следует отметить, что из содержания перечня племён «Баварского географа», написанного в  середине 9 века следует, что на территории между хазарами и древлянами находилось племя руззи (руссы). Из исследования текста «Баварского географа» следует, что в первой половине 9 века племя руссов было доминирующим на территории волынцевской археологической культуры между верховьями Северского Донца и Средним Днепром. По археологическим материалам племя руссов могло быть потомками восточных антов или переселенцами из района Средней Волги. По материалам ДНК-генеалогии представители рода Руса субклада  R1a>CTS8816>Y2902 были в составе антов и в составе племён именьковской археологической культуры на Средней Волге, и, возможно, в составе союза племён сувар.  

 

Представители субклада    R1a>CTS8816>Y2902 у русских составляют 10,2%, у белорусов – 5,2%, поляков – 4,2%,  украинцев – 3,6%,  казанских татар– 2,3%, литовцев и латышей -– 1,9% [23. Рожанский]. На основании сведений Баварского географа, можно предположить, что племена русин (руззи) возглавляли группу племён белых угров из Повести временных лет. Вероятно основу белых угров составляли представители субклада I2>L621>Y3120>S17250, которые у русских составляют 6,7%, у белорусов – 16,2%, украинцев – 15,7%, поляков – 7,1%, у казанских татар– 4,7%, у литовцев и латышей -– 2,7% [23. Рожанский]. По археологическим исследованиям белые угры соответствуют волынцевской археологической культуре, которая существовала в период 8-9 веков и сменилась роменско-борщевской культурой 8-10 веков, жителями которой были племена северян и вятичей. 

 

Путаница с белыми уграми была создана авторами Повести временных лет, которые стремились «продвинуть» варяжское происхождение племени русь. По тексту Повести временных лет племя русь появилось в районе Среднего Днепра в составе дружины князя Игоря и его воеводы Олега. Сделано это было в интересах династии Рюриковичей, которая по мужской линии была прусского происхождения. В последующих главах эта тема будет подробно исследована.  

 

Литература

1. Иордан. О происхождении и деяниях гетов. — СПб.: Алетейя, 1997. Сайт Восточная литература. www.vostlit. (дата обращения к сайту 2.10.2017).

 

2. Прокопий Кесарийский. Война с готами. Пер. С. П. Кондратьева. - М., 1950. (Кн. 3, Ч. 14).

 

3.  Маврикий. Стратегикон (О военных обычаях разных народов). — Изд. подг. В. В. Кучмой. — СПб.: Алетейя, 2004. (Кн. 11, Ч. 4).

 

4. Подосинов А.В. Певтингерова карта // Свод древнейших письменных известий о славянах. Т. I. M., 1991. С. 63–80.

 

5. Щербакова Т.А. Памятники типа Этулия, истоки и пути формирования, направленность хозяйственной деятельности. // Древнейшие общности земледельцев и скотоводов Северного Причерноморья (V тыс. до н.э. – V в н.э.). Киев, 1991. С. 237-238; Гудкова A.B. I–IV вв. в Ceвepo-3aпaднoм Пpичepнoмopьe (Kyльтypa оседлого населения) // Stratum plus. № 4. 1999. С. 235–407.

 

6. Филин Ф. П. Заметка о термине «анты» и о так называемом «антском периоде» в древней истории восточных славян // Проблемы сравнительной филологии: Сб. статей к 70-летию чл.-корр. АН СССР В. М. Жирмунского. — М.—Л.: Академия наук СССР, 1964. — С. 268.

 

7. Под ред. Рыбакова Б.А. Славяне и их соседи в конце I тысячелетия до н.э. - первой половине I тысячелетия н.э. М.: Наука, 1993. Источник: http://historylib.org/historybooks/pod.            

 

8. Стефан Византийский. «Этника». Страницы из византийской лексикографической литературы. Клио, № 2 (21), 2003. Перевод М. М. Холода. Сайт Восточная литература. www.vostlit. (дата обращения к сайту 2.10.2017).

 

9. T. Brandt. The Heruls. 1.1.2.2 The Western Heruls, 2013.

 

10. Седов В.В. СЛАВЯНЕ Историко-археологическое исследование. М.: Институт Археологии Российской Академии наук, Знак, 2005 г.

 

11. Матвеева Г. И. О происхождении именьковской культуры // Древние и средневековые культуры Поволжья. Куйбышев, 1981. С. 58.

 

12. Еременко В.Е. Новые перспективы исследования планиграфии и топохронологии могильников раннего железного века.

 

13. Акимов Д.В., Медведев А.П. Памятники типа Чертовицкого городища III на Верхнем Дону // Культурные трансформации и взаимовлияния в Днепровском региона на исходе римского времени и в раннем средневековье. СПб., 2004.С. 124–130.

 

14. Матвеева Г.И. Этнокультурные процессы в среднем Поволжье в I тысячелетии нашей эры // Культуры Восточной Европы I тысячелетия н.э. Куйбышев, 1986; Сташенков Д.А. Население Самарского лесостепного Поволжья. I–V вв. н.э. Автореф. ... канд. ист. наук. Казань, 2007.

 

15. Обломский А.М., Терпиловский Р.В. Среднее Поднепровье и Днепровское Левобережье в первые века нашей эры. М., 1991.

 

16. Сташенков Д. А. Об этнокультурных связях населения именьковской культуры // Славяноведение. — 2006. — № 2.

 

17. Обломский А. М.  Памятники киевской культуры в лесостепной зоне России (III — начало V в. н. э.). — М.: ИА РАН, 2007. — P. 6. — (Раннеславянский мир. Археология славян и их соседей. Вып. 10).

 

18.  Матвеева Г. И. Некоторые итоги изучения именьковской культуры // Труды VI МКСА. Т. 3. Этногенез и этнокультурные контакты славян. 

 

19. Жих М.И. Ранние славяне в Среднем Поволжье (по материалам письменных источников). СПб.; Казань, 2011

 

20. Коковцов П. К. Еврейско-хазарская переписка в X веке. Л., 1932.

 

21. Cайт Eupedia. http://www.eupedia.com/ (дата обращения 30 мая 2017г.).

 

22. Сайт YFull YTree v5.04 (дата обращения 20.09.2017).

 

23. Рожанский И.Л. Загадки Русской равнины: монголы, финно-угры и викинги. Переформат, 3.02.2015. http://pereformat.ru/ (дата обращения 11.05.2015).

 

24. Древние славяне в отрывках греко-римских и византийских писателей по VII в. н. э.//Вестник древней истории.1941. № 1, стр. 230.

 

25. Повесть временных лет. Изд. 2-е, исправленное, дополненное. – Спб.: "Наука", 1991. Подготовка текста, перевод, статьи и комментарии Д. С. Лихачева. Под редакцией В. П. Адриановой-Перетц.

 

26. Гафуров Б. Г. Таджики. — Душанбе: Ирфон, 1989. — Т. 1. — С. 260.

 

27. Алемань А.. Аланы в древних и средневековых письменных источниках. М.: Издательство «Менеджер», 2003, с. 448.

 

28. Прокопий Кесарийский. Война с персами. Война с вандалами. Тайная история. М. Наука. 1993.

 

29. Мастыкова А. В. Раннесредневековое погребение у с. Разиньково Курской области // Российская археология, 2012 № 2.

 

30. Мингазов Ш. Р. Кубрат — правитель Великой Болгарии и Кетрадес — персонаж Иоанна Никиусского. — Казань: Институт истории АН РТ, 2012.

 

31. Валеев Ф. Т. Сибирские татары. Культура и быт. — Казань, 1992. — С. 6.

 

32. Исхаков Д. Путешествие в Заболотье // Казанские ведомости. — 1992. — 23 декабря.

 

33. Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье. — М.: Знак, 2004.

 

34. Клавдий Птолемей «Руководство по географии ("Античная география", составитель проф. М.С.Боднарский, Государственное издательство географической литературы, Москва - 1953).

 

35.  Митиленский Захарий. Из сирийской хроники // Вестник древней истории. — 1939. — Вып. 1. 

 

36. Артамонов М. И. История хазар. — Л., 1962. — С. 127.

 

37. Плетнёва С. А. Хазары / Отв. ред. Б. А. Рыбаков. — М.: Наука, 1976. 

 

38. Ас-сакалиба у Ибн Фадлана // Егоров К. Л. Образование Киевской Руси. М.: АСТ, 2000.