Происхождение Руси. История ДНК-родов населения России. Г.В. Трутнев
О книгеВторая часть. Происхождение славян1. Происхождение предков венетов, нориков и славян

1. Происхождение предков венетов, нориков и славян

 

1.1. Происхождение венетов. Исследование субклада I1a-DF29.

По преданиям, записанным  в Илиаде Гомера, до Троянской войны в середине 13 века до н.э. племя энетов (венетов) жило в Малой Азии в регионе Пафлагония [1. Гомер]. Неизвестно где жили венеты до переселения в Пафлагонию. По римским источникам после троянской войны часть венетов переселились в район современной Венеции в северной Андриатике. По лингвистическим исследованиям потомки пафлагонских венетов в Адриатике в 3-1 веках до н.э. говорили на языке отдельной венетской группы индоевропейской семьи. Отметим, что в 6 веке готский историк Иордан венетов, живших в районе реки Висла, считал славянским этносом, но в Повести временных лет венеты в составе славян или их предков не упоминаются. По лингвистическим реконструкциям у славян, венетов, литовцев и латышей были общие предки, которые жили в III тыс. до н.э. По исследованиям лингвистов славянский язык стал отделяться от языка предков литовцев и латышей в середине II тыс. до н.э. Из преданий Гомера и исторических сведений следует, что  в середине II тыс. до н.э. уже существовал отдельный этнос венетов, часть которого до 13 века до н.э. переселилась  в Малую Азию.  

 

Предание об этносе энетов (венетов) сохранилось в «Саге об Инглингах», в которой сообщается: «Круг Земной, где живут люди, очень изрезан заливами. Из океана, окружающего землю, в нее врезаются большие моря. Известно, что море тянется от Нёрвасунда до самого Йорсалаланда. От этого моря отходит на север длинный залив, что зовется Черное море. Он разделяет трети света. Та, что к востоку, зовется Азией, а ту, что к западу, некоторые называют Европой, а некоторые Энеей. К северу от Черного моря расположена Великая, или Холодная Свевия (Свитьод)… С севера с гор, что за пределами заселенных мест, течет по Свевии река, правильное название которой Танаис (Дон). Она называлась раньше Танаквисль, или Ванаквисль. Она впадает в Черное море (Азовское море). Местность у ее устья называлась тогда Страной Ванов, или Жилищем Ванов. Эта река разделяет трети света. Та, что к востоку, называется Азией, а та, что к западу, — Европой»[2. Стурлусон].

 

Сага описывает события, начиная от переселения части племени асов в Скандинавию, которое произошло вследствие экспансии римлян в районе Азовского моря в период второй половины 1 века нашей эры. По тексту саги невозможно определить, к какому историческому периоду следует отнести предание о войне асов и ванов в районе устья реки Танаквисль (Дон).

 

По лингвистическим исследованиям венетский язык произошел от языков племён археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров (32-18 век до н.э.). В районе Верхней Волги  региональный вариант культуры шнуровой керамики, боевых топоров выделен как фатьяновская культура (28-18 век до н.э.), которой предшествовала волосовская культура. По материалам археологических исследований нет оснований для предположений о наличии на территории волосовской культуры племён, говоривших на индоевропейских языках. Во второй половине III тыс. до н.э. часть волосовских племён смешались с племенами фатьяновской культуры. Предки венетов могли быть потомками племён волосовской культуры, которые перешли на индоевропейский язык после смешения с фатьяновцами, или предки венетов участвовали в формировании  культуры шнуровой керамики, боевых топоров в период 32-28 веков до н.э.   

 

Для волосовской культуры определено много дат по методу радиометрического датирования.  Это метод определения возраста различных объектов, в составе которых есть какой-либо радиоактивный изотоп. Основан на определении того, какая доля этого изотопа успела распасться за время существования образца. По этой величине, зная период полураспада данного изотопа можно рассчитать возраст образца.  Самый известный пример этого метода —радиоуглеродное датирование, проводящееся по изотопу углерода-14. Этот метод применяется к остаткам некогда живой материи, возраст которой определяется путём замера концентрации данного изотопа в материи. На основании этих данных можно установить, сколько времени прошло с момента гибели организма. По радиоуглеродным датам волосовская культура сформировалась около 26 века до н.э.

 

Самые точные даты определяются по методу дендрохронологии. Деревья, произрастающие в климатических зонах с сезонным климатом, летом и около зимы растут неодинаково: основной рост происходит летом, весной и осенью рост сильно замедлен. Различие условий приводит к тому, что древесина, нарастающая летом и в период весны или осени, отличается своими характеристиками, в том числе плотностью и цветом. Визуально это проявляется в том, что древесный ствол на поперечном распиле имеет чётко видимую структуру в виде набора концентрических колец. Каждое кольцо соответствует одному году жизни дерева («около зимний» слой тоньше и визуально просто отделяет одно «летнее» кольцо от другого). Общеизвестным является способ определения возраста спиленного дерева путём подсчёта числа годичных колец на распиле.

 

В зависимости от множества факторов, действовавших в летний период (продолжительность сезона, температурный режим, количество осадков и прочее) толщина годичных колец в разные годы жизни дерева различна, при этом толщина годичных колец, нарастающих в один и тот же год у деревьев одной породы, произрастающих в одной местности, примерно одинакова. Различия в толщине колец в разные годы достаточно значительны. Если для деревьев, произраставших в одной местности в одно время, построить графики изменения толщины годичных колец по годам, то эти графики будут достаточно близки, а для деревьев, произраставших в разное время, они не совпадут (в силу случайности действия климатических факторов точное совпадение последовательности толщин колец за достаточно длительные периоды крайне маловероятно).

 

Сопоставление последовательности годичных колец, сохранившихся в деревянном предмете, и образцов, датировка которых известна, позволяет выбрать образец с совпадающим набором годичных колец и, таким образом, определить, в какой период было спилено дерево, из которого изготовлен предмет. Такое сопоставление и есть, собственно, дендрохронологическое датирование.

 

Сопоставление дат по  методам дендрохронологии и  по изотопу углерода-14 показало, что для дат старше 5 века до н.э. необходимо применять уточнение в сторону удревления до 13% в IV тыс. до н.э. Для уточнения древних радиоуглеродных дат применяется  калибровочная шкала. В настоящее время  уточнены не все даты с учётом калибровочной шкалы. Необходимо учитывать, что для III тыс. до н.э. откалиброванные даты отличаются от радиоуглеродных  примерно на 600 лет. По откалиброванным датам волосовская культура образовалась около 32 века до н.э. 

 

В Восточной Прибалтике в период от  V  до III тыс. до н.э.  жили племена культуры ямочно – гребенчатой  керамики, которая происходила от племён днепро – донецкой археологической культуры (VI-IV тыс. до н.э.). В конце IV тыс. до н.э. южные районы территории археологической культуры ямочно – гребенчатой  керамики стали занимать племена волосовской археологической культуры. У племён волосовской культуры  рыболовство обеспечивало основной источник питания, они жили по берегам рек и переселялись на лодках [3. Григорьев].

 

У племён культуры ямочно-гребенчатой керамики по ископаемым гаплотипам определён субклад R1a1-SRY10831.2>YP1272 [4. Клёсов. 2017], предполагается присутствие субкладов J2 и N1. У племён культуры шнуровой керамики, боевых топоров доминирующий субклад определён по ископаемым останкам  R1a1-SRY10831.2>M198>M417 и R1a1-SRY10831.2>M198>M417>Z283 [4. Клёсов. 2017]. Можно предположить, что племена с доминирующим субкладом R1a1-SRY10831.2>YP1272 говорили на протоиндоевропейском языке и сохранили предания об общем происхождении с предками индоевропейцев субкладов R1a1-SRY10831.2>M198>M417 и R1a1-SRY10831.2>M198>M417>Z283.

 

По материалам ДНК-генеалогии у потомков племён венетов в Западной Европе и Скандинавии определяется доминирующий субклад  I1. По исследованиям лингвистов название венетов не имеет индоевропейских корней. По сведениям ДНК-генеалогии самыми древними аборигенами Европы массово дожившими до настоящего времени являются представители гаплогруппы I. О происхождении субклада   I1 ничего не известно, самый древний ископаемый субклад I1 обнаружен в западной Венгрии и отнесён к VII тыс. до н.э. [4. Клёсов. 2017]. По сведениям сайта YFull YTree субклад I1 образовался около XXV тыс. до н.э., общий предок потомков доживших до нашего времени  жил около 26 века до н.э. По расчётам по стир мутациям около 26 века до н.э. появился субклад I1>Z17954. С учётом погрешности в определении дат субклад I1>Z17954 появился в период от 31 до 21 века до н.э.  Общий предок современных потомков субклада I1>Z17954 жил около 22 века до н.э. (26-18 век до н.э.)[5.YFull YTree]. Расселение наиболее древних ветвей субклада I1>Z17954 происходило из региона Балтийского моря. По сведениям  YFull YTree около 26 века до н.э. появился субклад I1а-DF29, у которого до нашего времени дожили 12 ветвей потомков [5.YFull YTree]. Такое одновременное разветвление является признаком вождя - патриарха племени, которое расселилось по очень большой территории и от которого произошло множество племён. Более 99% современных представителей субклада I1 относятся к ветви I1а-DF29. Из всех гаплогрупп и субкладов, имеющих значительную численность на территории Русской равнины, ветвь I1а-DF29 наиболее близко соответствует истории племён древних венетов.

 

Волосовская и фатьяновская археологические культуры сформировались с участием племён разных этносов с разными хозяйственными укладами и  разными доминирующими субкладами, на позднем этапе развития племена волосовской культуры смешались с племенами фатьяновской культуры. Таким образом, патриарх субклада I1а-DF29 с равной вероятностью мог быть в составе волосовских или фатьяновских племён. Точно определить происхождение патриарха I1а-DF29 можно будет на основании ископаемых гаплотипов. 

 

В Восточной Прибалтике около 30-26 веков до н.э. расселились племена культуры шнуровой керамики, боевых топоров. Около 28 века до н.э. часть племён из Восточной Прибалтики переселились на восток и участвовали в формировании фатьяновской археологической культуры. Следует отметить, что в Ригведе и Авесте нет названий племён похожих на венетов. Можно предположить, что племена волосовской и фатьяновской культур древние синды и арии называли дасами в значении  жителей лесов. Из расхождений индоиранской группы языков  у племён с доминирующим субкладом R1a>Z93 от предков славян, литовцев, латышей (R1a>Z280) следует, что    племена синдов участвовали в формировании абашевской археологической культуры.

 

Следует отметить, что представители ветвей субкладов R1a>Z93 и  R1a>Z280 практически нигде не смешивались, это является показателем принадлежности к разным враждующим этносам при значительной общности языка. Примером подобной враждебности родственных этносов являются  древние иранцы и индусы или современные государства Пакистана и Индии. Причина враждебности неизвестна, но она выражена в    разных религиозных культах.

 

Для реконструкции происхождения племён волосовской культуры и возможных предков венедов значительный интерес представляют древние предания острова Готланд в Балтийском море. На острове Готланд было сделано более 42 тыс. различных находок, относящихся к древней истории острова. Самые ранние из них датируются каменным веком и представляют собой остатки рыбацких поселений. На острове существовали культура ямочно-гребенчатой керамики и более поздняя гибридная культура Киукайс.

 

Культура Киукайс — культурная группа эпохи неолита, существовавшая в основном на юго-западе современной Финляндии, а также на  Готланде, Аландских островах и в шведской провинции  Хельсингланд. Относится к периоду около 24—15 веков до н. э. Рассматривается как гибридная между культурой шнуровой керамики, боевых топоров и культурой ямочно-гребенчатой керамики. Экономика была основана на охоте и рыболовстве. Керамика характеризуется плоскодонными сосудами с орнаментом в виде поперечной насечки и гребенчатыми орнаментом в различных сочетаниях. Также часто встречается "текстильная керамика". Распространение культуры Киукайс полностью совпадает с распространением субклада I1. На острове Готланд  50% мужчин обладают субкладом I1, точные субклады не опубликованы.

 

Древние предания о народе Готланда были записаны в 13 веке в Гутасаге, которая была кодексом договоров острова Готланд и Швеции, и включала в себя очерк по истории острова начиная с легенды его основания.  Сага начинается с Тьельвара  (др.гут. Þjelvar) — первого человека, вступившего на остров, и его сына Хафти, у которого было три сына — Грайпр, Гути и Гунфьяун, родоначальники гутар. Имя Гути является эпонимом Готланда. Сыновья Хафти поделили Готланд на три тридьунга (þriþiung).

 

Далее сага повествует о переселении с острова трети населения вследствие перенаселённости: «Через долгое время, потомки этих троих так размножились, что земли перестало хватать на всех. Тогда они тянули жребий, и каждый третий был выбран для исхода, и они могли взять с собой всё, что им принадлежало, кроме земли. … они пошли вверх по Двине, через Россию. Они ушли так далеко, что достигли земель греков. … они поселились там, и до сих пор живут там, и до сих пор в их языке есть что-то из нашего»[6. Сага о гутах].


В хронике середины 16 века «Происхождение, переселения, войны и колонии кимвров и готов», написанной на латыни датским священником Николаем Петрейем, говорится, что, в течение столетий население Готланда сильно увеличивалось. Тогда один из потомков Тьельвара, правитель Готланда — Хангвар созвал всеобщий совет, который постановил выслать по жребию из страны каждого третьего мужчину. Хангвар собрал войско из 15 тысяч воинов и с флотом из «бесчисленных кораблей» отплыл в Эстонию. Это произошло в 903 году «после всемирного потопа».

 

Если по археологическим исследованиям племена культуры ямочно-гребенчатой керамики сумели в III тыс. до н.э. переплыть на остров Готланд из восточного берега Балтийского моря, то логично представить, что рыбаки острова Готланд могли переплывать Балтийское море в восточном направлении. Можно представить, что начиная с III тыс. до н.э. с острова Готланд происходили регулярные отселения части народа. Возможно волосовская культура происходит от племени, жившем в районе Восточной Прибалтики, часть которого переселилась на остров Готланд, или от племени переселившегося из острова Готланд.

 

Возможно после анализа гаплотипов с подробными снипами будет обосновано происхождение субклада I1a-DF29 из района острова Готланд. Точно определить можно будет только после нахождения и определения гаплотипов древних останков на острове Готланд. Подобных исследований можно будет сделать достаточно много  на острове Готланд, в Скандинавии и на Русской равнине. После определения гаплотипа древних останков можно будет  достаточно точно реконструировать начальный этап истории рода I1a-DF29. После анализа ископаемых останков можно будет определить происхождение ДНК патриарха рода I1a-DF29.

 

По сведениям ДНК-генеалогии потомки волосовской (фатьяновской) культуры субклада I1a-DF29 до настоящего времени живут на территории Русской равнины. По археологическим исследованиям племена волосовской археологической культуры сформировались в конце IV тыс. до н.э. в районе  реки Западная Двина (Даугава), которая в древности назвалась Вена. Древнее название реки Даугава (Западной Двины) – Вена имеет тот же корень что и современное название реки Вента. Из этого следует, что название реки Вента существовало до 1 века до н.э. Можно предположить, что название племён венты (венеты) происходит от названия рек Вента или Вена (современные названия в низовьях - Даугава, в верховьях – Западная Двина).

 

В справочниках  Ве́нта  (латыш.  Venta, лит. Venta, нем. Windau, польск. Windawa, жем. Vėnta) — река в Литве  (где называется Вянта) и Латвии, впадает в Балтийское море. Длина — 346 км (из них в Литве 33 %), площадь бассейна — 11 800 км². Истекает из озёр Мядайнис и Вяню на Жямайтской возвышенности. Наиболее крупные притоки —Абава,  Вирвите, Вардува, Вадаксте и Циецере На территории Литвы на Вянте города Ужвентис, Куршенай, Вянта, Векшняй  и  Мажейкяй.  В Латвии на Венте города Кулдига, Пилтене и Вентспилс.

 

Память о венетах сохранилась в языках финских народов, которые этим именем по сей день называют русских и Россию. Финское — «Venäläinen» (русский), «Veneman», «Venäjä» (Русь, Россия); эстонское — «Venelane» (русский), «Venemaa» (Россия), «Vene» (Русь); карельское — «Veneä» (Русь)[6. Вилинбахов].  Племена финноугров являются переселенцами из Южной Сибири, стали расселяться по Среднему  Поволжью и затем Верхнему Поволжью и современной Финляндии в I тыс. нашей эры. Из этого следует, что в I тыс. н.э. в районе Верхнего Поволжья находились племена венетов, которые затем были ассимилированы русками. Следует отметить, что по историческим сведениям племена венетов говорили на индоевропейском языке. По археологическим признакам племена венетов субклада I1a-DF29 могли перейти на индоевропейский язык в результате ассимиляции на территории фатьяновской культуры в период 28-18 веков до н.э.

 

Из материалов ДНК-генеалогии следует, что на территории России сохранилось  много прямых потомков племён археологических культур ямочно-гребенчатой керамики (V-III тыс. до н.э.), волосовской (32-23 век до н.э.),  фатьяновской (28-18 век до н.э.). Во второй половине III тыс. до н.э. потомки  племён с территории этих культур были предками венетов, нориков, славян, русин, германцев, италийцев.

 

В Восточной Прибалтике на территории археологической культуры ямочно-гребенчатой керамики обнаружены ископаемые гаплотипы субклада R1a1-YP1272 [4. Клёсов. 2017]. У современных жителей России представители древних ветвей R1a1-SRY10831.2 составляют около 0,5% мужчин, или 300 тыс. человек [7. Рожанский].

 

В составе племён культуры ямочно-гребенчатой керамики, вероятно, были представители субклада I2a2a>CTS616>L709>P78. У жителей России  представители субклада I2a2 составляют около 1 %, или 600 тыс. мужчин [7. Рожанский].  У жителей России представители субклада I1a-DF29 составляют около 4,6 %, или 2,8 миллиона мужчин [7. Рожанский]. Разветвление субклада I1a-DF29 и  расселение современных представителей  многочисленных подветвей этого субклада очень похожи на историю племён волосовской и фатьяновской археологических культур. Возможно ДНК-род I1a-DF29 был ассимилирован индоевропейцами шнуровой керамики, боевых топоров в районе Восточной Прибалтики уже в середине III тыс. до н.э.

 

Культура гребенчатой керамики, или культура ямочно-гребенчатой керамики — существовала  в каменном веке на северо-востоке Европы (Скандинавия, русский северо-запад,  БелоруссияПрибалтика), приблизительно с V тыс. до н.э. до 20 века до н. э. Название было дано по способу украшения керамических находок, характерных для этой культуры, который выглядит как отпечатки гребней. Гребенчатая керамика была распространена в Прикамье, Приуралье и Зауралье. Керамика представляет собой большие горшки ёмкостью 40—60 л, закруглённые или заострённые внизу. Форма изделий в течение столетий оставалась неизменной, а вот наносимые орнаменты разнились. Согласно принятой датировке, керамика традиционно делится на следующие периоды: ранняя (от 42 до 33 века до н. э.), типичная (от 33  до 27 века до н. э.) и поздняя (от 28 до 20 века до н. э.). 

 

Каменные инструменты со временем изменялись незначительно. Изготавливались из местных материалов, таких как сланец и кварц. Находки подтверждают существование обмена товарами: красного сланца из северной Скандинавии, асбеста с озера Саймаа, зелёного сланца с Онежского озера, янтаря с южного побережья Балтийского моря и кремня с Валдайской возвышенности. Для культуры характерны маленькие фигурки из обожжённой глины и головы животных из камня. Головы животных обычно изображают лося или медведя и ведут своё происхождение от искусства мезолита. Известны также и наскальные рисунки.

 

Поселения располагались на морском побережье или берегах озёр. Способ существования основывался на охоте, рыбной ловле и собирании растений. В Финляндии эта культура была приморской, которая специализировалась на охоте на тюленей. Обычным жильём было, видимо, типи площадью около 30 м², в котором могло жить до 30 человек. Захоронения устраивались внутри поселения, покойников покрывали красной охрой. Для культуры гребенчатой керамики типично захоронение покойника вместе с предметами из кремня и янтаря. 

 

В III тыс. до н.э. на территории археологической культуры ямочно-гребенчатой керамики в районе Центральной России расселились племена волосовской, а через несколько столетий фатьяновской археологических культур. О племенах археологической культуры ямочно-гребенчатой керамики не сохранилось никаких преданий. Вероятно в  III тыс. до н.э. племена ямочно-гребенчатой керамики постепенно  были ассимилированы другими народами разных этносов.

 

Археолог Д. А. Крайнов собрал следующие сведения о происхождении племён волосовской культуры: «О тесных связях волосовских племен с родственными балтийскими племенами свидетельствуют многие факты: сходство в орнаменте и примесях в керамике, сходный обряд погребения, а главное — общая закономерность в развитии культур с мезолита»[8. Крайнов].

 

«Особый интерес представляют янтарные украшения, встреченные на многих волосовских поселениях и в погребениях. Они найдены в значительном количестве на стоянках Сахтыш I, II, VIII (Крайнов, 1973б), Иловец (Урбан, 1969), Модлона (Брюсов, 1951, 1952), Кончанском, Репище (Рерих, 1903, с. 23; Зимина, 1974), Белом озере (Фосс, 1952), на Майданской стоянке (Халиков, 1969, с. 140, рис. 37, 4), Языково I (Портнягин, Урбан, 1972), в Володарах и др. (Цветкова, 1975, с. 103). Большая часть янтарных украшений найдена в погребениях (Сахтыш VIII и Кончанском). В жилищах они встречаются реже, за исключением стоянки Модлона, где они обнаружены в значительном количестве»[8. Крайнов].

 

«Формы янтарных украшений довольно разнообразны. Это округлые пуговицы с У-образным отверстием разной величины и формы, кольца, цилиндрические пронизки, удлиненные и короткие, цилиндрические пронизки с утолщением в середине, пластинчатые привески — подпрямоугольные, трапециевидные, овальные, квадратные, прямоугольные, каплевидные, асимметричные и др. Янтарные украшения на стоянках Сахтыш I, II и VIII связаны с поздними волосовскими погребениями и поздними жилищами»[8. Крайнов].

 

«Все перечисленные формы янтарных украшений встречаются в Прибалтике, например на стоянках Лубанской низменности в Латвии найдены абсолютно идентичные формы янтарных украшений. И. А. Лозе предполагает, что на Верхнюю Волгу они попали именно из Лубанской низменности (Лозе,1969).   Она датирует   их серединой III — серединой II тыс. до н. э. На стоянке Сарнате также встречаются все сахтышские формы янтарных украшений (Ванкина, 1970). В связи с этим важно отметить, что на стоянках Лубанской низменности и Сарнате встречаются обломки сосудов, близкие волосовским по примесям в тесте и по орнаментике. Очевидно, это объясняется родством волосовских и прибалтийских племен с культурой пористой керамики»[8. Крайнов].

 

На топографической карте Латвии Лубанская низменность находится в середине Восточно-Латвийской низменности и находится в районе Лубанского озера, из которого вытекает река Айвиексте, впадающая в Даугаву (Западная Двина) с древним названием Вена.

 

Топографическая карта Латвии

 

 

В главе «Волосовская культура. Эпоха бронзы лесной полосы СССР» из книги  Археология СССР сообщается: «По археологическим исследованиям первый — протоволосовский этап относится к позднему неолиту. Датируется по С14 началом второй четверти III тыс. до н. э. (не исключено и удревнение этого этапа — IV тыс.). Это гибридный комплекс позднего неолита, образовавшийся путем смешения двух культур — верхневолжской и культуры с ямочно-гребенчатой керамикой. Он характеризуется особой ямочно-гребенчатой керамикой с примесью в тесте дресвы или дробленой раковины речного моллюска… Поселения расположены на берегах озер и речек, хозяйство охотничье - рыболовческое с преобладанием рыболовства»[8. Крайнов]. В цитатах приведены даты без учета калибровки, которая приведет к удревлению на несколько веков (6-4 века).

 

«Второй — ранневолосовский этап возникает на базе протоволосовского и только там, где основным (ведущим) компонентом является комплекс верхневолжской культуры. Он датируется по С14 и другим данным (стратиграфии, палинологии и пр.) серединой III тыс. до н. э. Характеризуется этот этап керамикой с примесью раковины и сосудами с утолщенным или скошенным венчиком и округлым дном. Форма сосудов полуяйцевидная и горшковидная. В орнаментике доминируют зубчатые и ямчатые узоры, веревочный, нарезной и другие виды орнамента. Появляется и развивается характерный кремневый инвентарь с прекрасной двусторонней ретушью»[8. Крайнов].

 

Границы волосовской археологической культуры в конце III тыс. до н.э.


«Третий этап относится к развитому волосовскому времени. Датируется он, вероятно, последней четвертью III тыс. до н. э. Господствует керамика с органической примесью, но есть и смешанная примесь: раковина и органика. Форма сосудов горшковидная, с уплощенным и плоским дном, но встречаются еще и округлые днища. Сосуды более толстостенные. Орнамент сосудов разнообразен: господствуют зубчатые штампы, ромбы, елочки, зигзаги и пр. Кремневый инвентарь становится разнообразней, развиваются всевозможные комбинированные орудия. Техника вторичной обработки кремня достигает совершенства. Появляются усложненные жилища, погребения, всевозможные украшения. Охотничье-рыболовческое хозяйство достигает высокого развития»[8. Крайнов].

 

«Четвертый этап — поздневолосовский, он датируется первой четвертью II тыс. до н. э. Характеризуется керамикой с органической примесью и другими смешанными примесями. Сосуды плоскодонные с Г-образным и Т-образным венчиками, шириной по срезу до 3 см, форма сосудов горшковидная. На самом позднем отрезке этого этапа появляются сосуды с выраженной шейкой, возникшей под влиянием фатьяновской культуры. Продолжает господствовать кремневая, каменная и костяная индустрия, но появляется металлообработка. Развиваются каменные орудия, сопутствующие металлообработке; возникают поселки с большим количеством жилищ с переходами, со сложными очагами. На поселениях появляются компактные могильники. Господствующей формой хозяйства остаются охота и рыболовство, но уже появляются домашние животные и, возможно, земледелие (под влиянием фатьяновцев)»[8. Крайнов].

 

В главе «Волосовская культура. Эпоха бронзы лесной полосы СССР» из книги Археология СССР сообщается: «Основную массу культурных остатков волосовских поселений составляет керамика. По примесям в тесте, по форме сосудов и орнаментике эта керамика резко отличается от ямочно-гребенчатой керамики тех же стоянок. На первый взгляд создается впечатление резкой смены культуры. Волосовская керамика имеет разные примеси: раковинную или органическую, а также смешанную на основе этих исходных. Волосовская посуда производилась из местной темной глины. Лепили ее с помощью ленточной техники»[8. Крайнов].

 

«Волосовские сосуды имеют своеобразную орнаментику, нанесенную костяными, каменными или кремневыми штампами. Преобладающими элементами орнамента являются: зубчатый, ямчатый, шнуровой, рамчатый, линейный, ямочный и др. Зубчатый орнамент разнообразен как по форме, так и размерам зубцов и композиции узора»[8. Крайнов].

 

«Об охотничье - рыболовческом оседлом хозяйстве волосовцев можно судить по топографии поселений, кухонным остаткам и характеру вещественных материалов. Тяготение всех волосовских поселений к водным пространствам свидетельствует о доминанте рыболовства в их хозяйстве. В кухонных остатках встречается много рыбьих костей и чешуи (Крайнов, 1967; Цветкова, 1948, 1953, 1980; Городцов, 1926 и др.)»[8. Крайнов].

 

«Существование металлических изделий у поздних волосовцев не подлежит сомнению. Они найдены на десятках волосовских поселений Среднего Поволжья, где наряду с металлическими вещами были обнаружены и многочисленные тигли с остатками застывших капель меди. Небольшое количество металлических вещей (медный клинок, шилья, обломки спиралек, кусочки медных предметов, слитки и пр.) было обнаружено и на окских стоянках (Панфиловская, Холомониха и пр.)»[8. Крайнов].

 

«Основная масса металлических изделий была найдена в восточном регионе волосовской культурной общности, расположенной ближе к месторождениям медистых песчаников. Е. Н. Черных ставит вопрос о выделении волосовского металлообрабатывающего очага в досейминское время (Черных, 1966). Однако эта металлообработка носит еще примитивный характер, отсутствует техника литья (Кузьминых, 1977а). Кроме того, у волосовцев еще нет разнообразия в изделиях и своих оригинальных орудий. Анализами установлено, что все волосовские изделия были сделаны из чистой меди. Рудной базой являлись медистые песчаники Среднего Поволжья и Прикамья, так же как и у фатьяновско-балановских племен»[8. Крайнов].

 

«На всех волосовских поселениях большинство погребенных положены вытянуто на спине, реже на животе и только в позднее время встречаются скорченные погребения. Скорченный обряд погребения не свойствен волосовцам, но встречается, особенно в коллективных захоронениях, в волосовских и близких им памятниках Верхнего Поволжья (Гадзяцкая, Крайнов, 1965, с. 37; Цветкова 1969а) и Прибалтики (Лозе, 1979, с. 49—54; Янитс, 1959а). Очевидно, появление скорченных погребений относится ко времени контактов волосовцев с фатьяновцами (Крайнов, 1972, с. 267-272)» [8. Крайнов].

 

«Ориентировка погребенных различна: север, северо-восток, восток, юго-восток, запад, юго-запад. Такое разнообразие ориентировки иногда на одном и том же поселении пока трудно объяснить. Возможно, они разновременны»[8. Крайнов].

 

«Анализ краниологических остатков из погребений позволяет определить антропологический тип носителей волосовской культуры. Определимые остатки со стоянок Сахтыш I и II отнесены Г. В. Лебединской и Р. Я. Денисовой к европеоидному антропологическому типу. Черепа из погребений 1, 2 стоянки Володары по определению М. М. Герасимова также принадлежали к европеоидному типу (Цветкова, 1959), а череп из Панфиловской стоянки отнесен к ярко выраженному европеоидному типу (Городцов, 1926). Следует отметить близость антропологического черепа панфиловского волосовца и волосовца со стоянки Сахтыш II с фатьяновским антропологическим типом. Этот факт свидетельствует или о родстве фатьяновцев и волосовцев, или об их тесных контактах. Наряду с этим в волосовских погребениях встречается европеоидный антропологический тип с монголоидными или, скорее, лапоноидными признаками (Герасимов, 1955). По мнению некоторых антропологов (Гохман), лапоноидность является местной антропологической чертой, наблюдающейся на территории Восточной Европы с эпохи палеолита»[8. Крайнов].

 

«Этот антропологический тип волосовцев, включающий европеоидов и европеоидов с признаками монголоидности или лапоноидности, является результатом смешения населения двух культурно-этнических общностей: верхневолжской и населения с ямочно-гребенчатой керамикой. Следует указать, что количество европеоидных черепов в волосовских погребениях доминирует над черепами с монголоидными (лапоноидными) признаками. Очевидно, волосовцы принадлежали к этнической группе северных европеоидов, потомков населения верхневолжской культуры, являющейся основой волосовской культуры (Крайнов, 1981), а монголоидность (лапоноидность) они могли получить от второго составного компонента — носителей культуры с ямочно-гребенчатой керамикой, относящихся, вероятно, к другой этнической общности, или от смешанного населения, существовавшего здесь раньше [8. Крайнов].

 

«Такая же картина наблюдается при антропологическом изучении населения Прибалтики, относящегося к культурам с пористой керамикой и родственного волосовской культуре (Денисова, 1975). Здесь также наблюдается смешанный антропологический тип, получившийся от смешения населения нарвской и гребенчато-ямочной культур. Однако тип населения волосовской культуры и культуры типа «пиестиня» различен на разных территориях. Там, где преобладали носители верхневолжской и нарвской культур, зафиксирован европеоидный тип»[8. Крайнов].

 

«Раскопки многослойных поселений, особенно торфяниковых (Ивановское III, VII, Языково I, Сахтыш I, Ронское I и др.), показали следующую закономерность в смене культурных комплексов данного региона: внизу над мезолитическими слоями (Ивановское III, VII, Золоторучье III, Пеньково, Федюково I и др.) залегали культурные остатки верхне-волжской ранненеолитической культуры, открытой в 1972 г. (Крайнов, Хотинский, 19776), над ними располагались культурные комплексы с ямочно-гребенчатой керамикой. В верхних горизонтах этого слоя всюду появляется так называемая редкоямочная тонкостенная керамика с фигурным ямочным орнаментом и гребенчатым узором, отнесенная к прото-волосовскому этапу позднего неолита. Над этими культурными остатками располагается ранневолосовский комплекс с круглодонной керамикой с раковинной примесью. Выше идут горизонты с развитой поздней волосовской керамикой»[8. Крайнов].

 

«Такая последовательность в смене культурных комплексов устанавливается стратиграфически на всей территории центра Русской равнины. Эта же закономерность прослеживается и в Прибалтике, где слои с нарвской керамикой сменяются слоями с гребенчато-ямочной керамикой, выше которой залегают близкие волосовским культурные комплексы типа культуры «пиестиня». Эта последовательность в смене культур подтверждается и их новой хронологией (Крайнов, Хотинский, 1977б). Раньше волосовская культура датировалась рубежом III—II тыс. (начало) и до последней четверти II тыс. до н. э. (конец). Теперь же, как мы видели, волосовская культура датируется радиокарбоновым, палинологическим, стратиграфическим, сравнительно-типологическим и другими современными методами началом III, а возможно, и концом IV тыс. до н. э. по конец первой четверти II тыс. до н. э.»[8. Крайнов](без калибровки).

 

«Однако непосредственный переход от верхневолжской культуры к волосовской сомнителен, так как между ними значительный хронологический разрыв; кроме того, в волосовской культуре встречаются элементы, связанные с культурой ямочно-гребенчатой керамики. Очевидно, кроме верхневолжского основного компонента в происхождении волосовской культуры участвовала и культура с ямочно-гребенчатой керамикой, поздний этап которой имеет сходные с ранневолосовской керамикой элементы»[8. Крайнов].

 

«Локальные варианты волосовской культуры еще недостаточно изучены. Сейчас пока можно говорить о пяти вариантах: это средневолжский, окский, верхневолжский, западный и северо-западный. Не исключено, что их будет больше. Все названные варианты имеют много общих черт, указывающих на генетическое родство населения»[8. Крайнов].

 

«Установление существования огромного ареала волосовской культурно-исторической общности (близость форм хозяйства, погребального обряда, предметов искусства и пр.) позволяет утверждать, что племена волосовской культуры были тесно связаны между собой не только экономически, но и генетически. От восточных волосовских племен племена Оки и Верхней Волги получали металл, вероятно, в слитках. На стоянках Сахтыш I и II найдены медные вещи, тигли и медные «выплески». Тесные связи и широкий обмен были налажены с западными прибалтийскими племенами, жившими на территориях современной Латвии и Эстонии. Подобные контакты существовали и с соседями на северо-западе и севере, о чем свидетельствуют находки волосовских фигурных кремней в Беломорье и заимствование с территории Карелии керамической примеси асбеста. О связях с племенами ямной культурно-исторической общности свидетельствует сходство в формах сосудов и орнаментике в контактных зонах»[8. Крайнов].

 

«Дальнейшие судьбы волосовских племен в разных регионах их ареала различны. В центре Русской равнины огромное влияние на их дальнейшее развитие оказали пришлые скотоводческие племена (фатьяновцы, балановцы, абашевцы и др.), а на востоке — турбинско-сейминские племена. На западе, северо-западе, Оке, Верхней Волге и Среднем Поволжье волосовцы не только входили в контакт с фатьяновцами, но и смешивались с ними (Крайнов, 1972б и др.). В некоторых фатьяновских могильниках прослеживались метисные черты, указывающие на это смешение. О тесных контактах волосовцев с фатьяновцами и балановцами свидетельствуют и факты нахождения фатьяновских вещей на волосовских стоянках (Сахтыш I, II, VIII, Рождественский Остров, Торговище и др.) и появление так называемой гибридной керамики (Турина, 1963; Халиков, 1966б; Бадер, 1970; Крайнов, 1964, 1972б, 1980 и др.)»[8. Крайнов].

 

Повторим, что в районе Среднего Дуная в захоронении периода около 63 века до н.э. обнаружен ископаемый гаплотип I1 [4. Клёсов. 2017]. О истории предков субклада I1a-DF29 ничего не известно. По сведениям сайта YFull YTree общий предок ветви субклада I1 жил около 26 века до н.э. Эта дата соответствует периоду расселения племён фатьяновской культуры по Восточной Прибалтике и лесной зоне Русской равнины [4. Сайт YFull YTree]. Вероятно фатьяновские племена вытесняли волосовские на север и восток. Следует учитывать погрешность около 10% определения времени появления субклада I1a-DF29, и всех остальных дат. С учётом погрешности субклад I1a-DF29 появился в период 31-21 веков до н.э. Возможно племя патриарха субклада I1a-DF29 на раннем этапе было ассимилировано индоевропейцами и стало частью фатьяновской археологической культуры, но индоевропейцы субклада R1a>Z280 назвали это племя венетами. Затем это племя широко расселилось вместе с другими фатьяновскими племенами.

 

Филогенетическое дерево субклада I1-M253 [9. Eupedia]

 

У современных русских представители субклада I1-253 составляют около 2,3% мужчин, дополнительно представители ветвей субкладов: I1a1-CTS6364 – 2,7%; I1a2-Z58– 1,5%; I1a2-Z63– 0,4%. Общая численности представителей субклада I1 составляет около 7%, или 4 млн. мужчин [7. Рожанский]. 

 

Можно признать, что 2,3% русских мужчин субклада I1-253  являются потомками волосовской археологической культуры. В составе представителей субкладов  I1a1-CTS6364 – 2,7%; I1a2-Z58– 1,5%; I1a2-Z63– 0,4% могут быть потомки венетов, племён сеймо-турбинского феномена, славян, и потомков племён расселившихся по Центральной и Западной Европе и затем вернувшихся на территорию современной России. Для определения племенного происхождения представителей субклада I1 необходимы подробные снипы, которых в настоящее время еще не достаточно. По археологическим исследованиям и материалам ДНК-генеалогии у нас есть основания предполагать, что венеты произошли от племён с доминирующим субкладом   I1a-DF29. В следующей главе эта гипотеза будет подробно исследована. 

 

1.2. Сведения о нориках.

В созданной в 11-12 веках "Повести временных лет" сообщается об общем происхождении славян и нориков. В летописи сообщается: «По разрушении же столпа и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама - южные страны, Иафетовы же взяли запад и северные страны. От этих же 70 и 2 язык произошел и народ славянский, от племени Иафета - так называемые норики, которые и есть славяне.

 

Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели. Так одни, придя, сели на реке именем Морава и прозвались морава, а другие назвались чехи. А вот еще те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи - лутичи, иные - мазовшане, иные – поморяне» [10. Повесть временных лет].

 

В последующих главах будет обосновано переселение славян в 3 веке до н.э.  в район Дуная из района Среднего Днепра. Из Повести временных лет следует, что норики жили «много времени» до переселения славян на Дунай в 3 веке до н.э., вероятно, во II тыс. до н.э. Далее  проанализируем исторические сведения, которые можно отнести к племенам нориков. Следует отметить, что точное древнее название племени нориков нам неизвестно. Значение названия племени нориков в Повести временных лет никак не объясняется. В Центральной России находится река Нора и озеро Неро (Ростовское озеро). Из материалов ДНК-генеалогии следует, что часть населения в районе Верхней Волги непрерывно живет с III тыс. до н.э., следовательно, названия некоторых рек и озер могли сохраниться с глубокой древности. Следует исследовать происхождение названия нориков от профессии рудокопов, рывших норы, реки Нора и озера Неро. 

 

Самые древние письменные свидетельства о городе Нерик, которые можно сопоставить с племенем нориков – нериков  сохранились в клинописных табличках хеттского царя Мурсили II, который правил  приблизительно в 1321 — 1295 годах до н. э., в них описана история прихода к власти его отца Суппилулиумы. Царь рассказал  о своем детстве (когда он страдал от плохого здоровья) и описал, как он был посвящен богине Иштар, как он был окружен завистливыми врагами и как Иштар всегда наделяла его способностью одолевать их. Она продолжала помогать ему, когда он был правителем северных провинций; затем его племянник Урхи-Тешуб наследовал трон и, из зависти к его успехам, присоединился к его противникам. 

 

В табличке содержится следующий текст: «Но из почтения к моему брату (пишет царь) я преданно воздерживался от своеволия и семь лет подчинялся. Но затем этот человек задумал погубить меня... и он забрал у меня Хакписсу и Нерик, и тогда я перестал подчиняться и восстал против него. Но хотя я и восстал против него, я сделал это не греховным путем, не напал на него в колеснице и не напал на него в доме, а (открыто) объявил юлу войну, (сказав): «Ты хотел затеять ссору со мной — ты Великий Царь, а я, тот, кому ты оставил только одну крепость, я именно этой крепости царь. Так в бой! Пусть Иштар Самухи и бог грозы Нерика рассудят нас»… И тогда Иштар оказала мне великие милости Она покинула Урхи-Тешуба, и не где-нибудь, а в (ее собственном) городе Самухе она заперла его, как свинью в хлеву... И вся Хаттуса перешла на мою сторону»[11. Герни].

 

Название города Нерик и упоминание бога грозы города Нерик, очень похоже на племя нориков - предков славян из Повести временных лет. Название города Нерик соответствует правилам индоевропейского языка и совершенно не похоже на другие названия городов хеттов. 

 

Хеттский город Нерик находился в центре Малой Азии. Севернее находилась страна Пафлагония. По сведениям из Иллиады Гомера  в Троянской войне участвовал Пилемен - царь  Пафлагонии из рода  энетов (венетов). По сведениям древнеримского историка Тита Ливия жившего в 1 веке до н.э.: «Обстоятельства сложились так, что Антенор с немалым числом энетов, изгнанных мятежом из Пафлагонии и искавших нового места, да и вождя взамен погибшего под Троей царя Пилемена, прибыл в отдалённейший залив Адриатического моря и по изгнании евганеев, которые жили меж морем и Альпами, энеты с троянцами владели этой землей» [12. Тит Ливий]. 

 

Учитывая лингвистическую близость племён венедов,  предков славян и нориков, название города Нерик можно считать признаком существования племени норик (нерик) во II тыс. до н.э. Из этого следует, что в период от 17 до 14 века до н.э. часть индоевропейцев переселились из района Русской равнины в Малую Азию и основали город Нерик. Значение имени Антенор неизвестно. Имена славянских князей состояли из двух корней. Следует отметить наличие двух корней в имени  вождя Антенора - ант и нор. Кроме племенного названия нориков (нериков) и доминирующего субклада из ветви R1a>Z283  о предках славян мы ничего не знаем. В современном русском языке слово норик не используется.

 

Суффикс «ик» образует имена существительные, которые обозначают:

1) лицо по отношению к какой-либо сфере науки, техники, искусства, литературы (ботаник, график, историк, критик, лирик, логик, трагик, электрик);

2) лицо по его принадлежности:

а) к идеологическому или религиозному направлению (платоник, прагматик, романтик) или

б) к учреждению (академик);

3) лицо по каким-либо свойствам или склонностям характера, по физиологическому типу или психическому складу, по болезни (старик, умник, дальтоник, диабетик, малярик, меланхолик, неврастеник, паралитик, ревматик).

 

На современном русском языке человек роющий норы может назваться нориком. Также нориками могут назваться люди поклоняющиеся культу богиням Норея или Норция. На современном русском языке слово нора́ обозначает тоннель под землей с одним или несколькими ходами наружу, выкопанный животными с целью создания пространства для проживания, временного убежища или просто побочного результата движения в земле. Существуют города с названием  Нора, мужские и женские имена Нора, есть река Нора – приток Волги.  В английском языке есть слово Nora [ˈnɔːrə] с тем же значением, что в русском. В немецком языке есть слово Höhle обозначающее пещеру, грот, нору, дыру, полость, берлогу и др.

 

По древнеримским источникам в период 4-1 веков до н.э. в районе Восточных Альп существовало царство Норик. В 16 году до н.э. царство Норик было завоевано римлянами и образована провинция Норик. О племени норик есть упоминания во «Всеобщей истории» Полибия. Таким образом, название племени норик имеет исторические подтверждения. По римским источникам норики были пришельцами в Восточных Альпах, но время переселения и район исхода не известны. 

 

Допустимо предположить, что в древности предки славян горные выработки (шахты) называли норами. При этом шахтеры, или горняки могли назваться словом норик. Современное слово шахта заимствовано из немецкого языка происходит от немецкого названия голенища сапога. В 4-1 веке до н.э. в Восточных Альпах существовало царство Норик со столицей городом Норе́я  (лат.  Norēia,  греч. Νορήϊα). Город находился на реке Мура. В Норее были  залежи железной руды.Из упоминаний в источниках, можно предположить, что население Норика составляли четыре народности, к которым в римский период присоединились ещё некоторые меньшие группы, и жили они на следующих территориях: тавриски — в Западной Каринтии и по долинам Высоких Тур; норичане — в центральной Каринтии и в области Низких Тур; карны (т. е. «горные») — по долинам Карнийских и Юлийских Альп, а также во Фриули и на Красе; латобики — в Доленьской, Нижней Штирии и в Латобской долине. 

 

Впервые о Норике как о царстве сообщил Юлий Цезарь в своих «Комментариях к Галльской войне», называя его ager Noricus (Норикская земля), что обычно означало именно царство. Цезарь записал, что кельтские бойи, которых Марбод, царь германских маркоманов, изгнал из Богемии (Boiohemum), вторглись в Норик, попытались захватить его столицу Норею, осадили её, но были всё же отбиты. Из сообщения Цезаря следует, что вторая жена свевского короля Ариовиста, подчинившего всю Германию и бросившего вызов Юлию Цезарю, была родной сестрой норикского царя Воккио. Имя Voccio, как не без оснований полагают Й. Шавли и Б. Грейншпол, представляет собой латинизированную форму древнеславянского имени Волк (Вук, Вуйко). 

 

Начиная со 2 века до н.э. норики чеканили собственные деньги, беря за образец римские. В ходу была большая серебряная монета двух видов: западнонорикская (монетный двор на Шталене) и восточнонорикская (монетный двор в Целье). Монета Adna Mati, о которой шла речь в «Тайне Графенштайнской надписи», — восточнонорикская. Норики использовали латинский алфавит для своих надписей, которые относят к венетскому языку. 

 

В римские времена главными норикскими божествами были Великий Отец народа Белён (варианты — Белин, Беленус, Белбог), бог света и солнца, и Великая Мать народа и его защитница Noreia (она же Celeia, Matreia, Teurnia), первоначально богиня плодородия и дарительница богатства.

 

По-видимому, надпись на одной из норикских монет — BIATEC («БИАТЕЦ») — означает сокращённое Bjelyn Atec (Белин-Отец). Этс как бы «мужская» ипостась монеты Adna Mati. На реверсе запечатлён скачущий всадник, над которым взлетает птица; наездник держит поводья в левой руке, а в правой — какую-то палочку с круглым навершием типа скипетра или палицы. Не исключено, что это не скипетр и не палица, а ключ. У адриатических венетов также встречалось имя Белин, хотя местная покровительница земли и страны имела другое имя — Rhaetia. 

 

В поздний римский период в Норике уже ощущается влияние античного пантеона богов: в частности, Atec/Atta Bjelyn/Belen стал назваться  Марсом Латобием (т.е. Марсом латобиков), который соответствует древнеримскому богу войны Марсу. Марс Латобий именовался «великим богом», «царём туата»,  богиня Норейя - «великая мать народа». Имя бога Марса Латобия совпадает с древнеримским богом войны Марсом. Имя Латобий очень похоже на название прибалтийского государства Латвия, название которого произошло от литовского названия племён латышей «латвяй» (лит. latviai), или самоназвания (latvieši, латыши).

 

Марс (лат. Mārs < др.-лат. Māvors, старый вокатив Mārmār; также  лат.  Mārspiter или раздельно Mārs pater «Марс-отец»; на языке  сабинов Māmers).  В римской религии Марс — один из древнейших богов  Италии  и  Рима, входил в триаду богов, первоначально возглавлявших римский пантеон (Юпитер, Марс и Квирин).

 

Первоначально бог Марс считался родоначальником и хранителем Рима. В Древней Италии Марс был богом плодородия; считалось, что он может либо наслать гибель урожая или падёж скота, либо отвратить их. В его честь первый месяц римского года, в который совершался обряд изгнания зимы, был назван мартом. Позднее Марс был отождествлен с греческим Аресом и стал богом войны. Храм Марса уже как бога войны был сооружен на Марсовом поле вне городских стен, поскольку вооруженное войско не должно было входить на территорию города. Женой Марса была малозначительная богиня Нерио (Нериене), которую отождествляли с Венерой и Минервой.

 

Символом Марса было копьё, хранившееся в жилище римского царя —регии. Отметим, что в средние века у балтийских славян известен культ копья. Следует отметить совпадение имён пары римских богов  Марса и Нерио и главных богов у нориков:   Марса Латобия и Норейя. Название богини Норейя совпадает с названием этрусской богини Норция — (лат. Nortia). Главным центром ее культа был г. Вольсинии, где находился ее храм; ежегодно в его стену жрецы забивали гвоздь для учета лет [13. Лисовый].

 

О происхождении  культа богини Норция нам ничего не известно. Возможно часть нориков входили в союз племён  вольков или умбров, которые в Италию переселились из района Среднего Дуная. Название города Вольсиния  похоже на название италийского племени вольков и никак не связано с языком этрусков. Имя богини Норции и богини Норейи очень похоже на имя Нерта (лат. Nerthus) — богини плодородия древних германцев северо-западного блока («мать-земля»), о которой рассказал Тацит в 40-м разделе трактата «О происхождении германцев и местоположении германцев» (ок. 98 г.): «Лангобарды… обитающие за ними ревдигны, и авионы, и англии, и варины, и эвдосы, и свардоны, и нуитоны защищены реками и лесами. Сами по себе ничем не примечательные, они все вместе поклоняются матери-земле Нерте, считая, что она вмешивается в дела человеческие и навещает их племена. Есть на острове среди Океана священная роща и в ней предназначенная для этой богини и скрытая под покровом из тканей повозка; касаться её разрешено только жрецу. Ощутив, что богиня прибыла и находится у себя в святилище, он с величайшей почтительностью сопровождает её, влекомую впряженными в повозку коровами. Тогда наступают дни всеобщего ликования, празднично убираются местности, которые она удостоила своим прибытием и пребыванием. В эти дни они не затевают походов, не берут в руки оружия; все изделия из железа у них на запоре; тогда им ведомы только мир и покой, только тогда они им по душе, и так продолжается, пока тот же жрец не возвратит в капище насытившуюся общением с родом людским богиню. После этого и повозка, и покров, и, если угодно поверить, само божество очищаются омовением в уединенном и укрытом ото всех озере. Выполняют это рабы, которых тотчас поглощает то же самое озеро. Отсюда — исполненный тайны ужас и благоговейный трепет пред тем, что неведомо и что могут увидеть лишь те, кто обречен смерти»[14. Тацит].

 

Богиня плодородия Нерта не упоминается в германо-скандинавской мифологии, изложенной в «Эддах». По мнению М. Гимбутас богиня плодородия Нерта происходила из верований Старой Европы и была предшественница бога плодородия Ньёрда [15. Мария Гимбутас].

 

Ньёрд (др.-сканд. Njörðr) — в скандинавской мифологии бог из числа ванов,  отец Фрейра  и Фрейи. Ньёрд представляет ветер и морскую стихию,  но, как и другие ваны, прежде всего, является богом плодородия. После войны асов и ванов он стал заложником у асов (в «Младшей Эдде» уже часто причисляется к асам).Ваны (др.-сканд. Vanir) — группа богов в германо-скандинавской мифологии, чей род уступил место культу асов (Aisir), с которыми они  враждовали, затем заключили союз [16. Andrén]. Ваны обитали в своей стране —Ванахейме, которая, согласно Саге об Инглингах, располагалась в  Северном Причерноморье к западу от реки Ванаквисль (Дон).

 

Следует отметить, что у племён ариев, синдов, славян нет никаких упоминаний о богине Норейи, Норции или Нерте. Об языческих культах древних славян известно очень мало. Одним из первых письменных описаний религии древних славян является описание византийского историка Прокопия Кесарийского (6 век): «Эти племена,  славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии), и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всем остальном у обоих этих варварских племен вся жизнь и законы одинаковы. Они считают, что один из богов, творец молнии, является владыкой над всеми, и ему приносят в жертву быков и совершают другие священные обряды. Судьбы они не знают и вообще не признают, что она по отношению к людям имеет какую-либо силу, и когда им вот-вот грозит смерть, охваченным ли болезнью, или на войне попавшим в опасное положение, то они дают обещание, если спасутся, тотчас же принести богу жертву за свою душу; избегнув смерти, они приносят в жертву то, что обещали, и думают, что спасение ими куплено ценой этой жертвы. Они почитают реки, и нимф, и всякие другие божества, приносят жертвы всем им и при помощи этих жертв производят и гадания»[17. Прокопий Кесарийский].

 

Богиня Норейя или Нерта в славянской мифологии соответствует  образу Матери-Земли, который восходит к глубокой древности [18. Кологривов] — по меньшей мере к праиндоевропейской эпохе. Об этом свидетельствуют многочисленные параллели данному персонажу в мифологиях индоевропейских народов: Деметра (лингвистически прямой аналог древне русской Земь-матерь) в греческой,  Анахита в иранской,  Жемина  (прямой лингвистический аналог русской Земли) в литовской и др.

 

Таким образом, имя Норейя или Нерта не похоже на название богинь в индоевропейской мифологии. На основании скандинавской мифологии богинь Норейя, Норция, Нерта следует относить к культам европейских аборигенов гаплогруппы I.  Из существующих источников следует, что племя нориков реально существовало, но о нем известно очень мало.  

 

Следует отметить, что имена главных богов царства Норик – Белёна, Марса Латобия и Норейя не совпадают с именами славянских богов и богов древних индоевропейцев ни по именам, ни по функциям. Племена альпийских нориков были неизвестного происхождения, на каком-то этапе перешли на индоевропейский язык. В 3 веке до н.э. племёна славян, вероятно, жили на территории союза племён нориков в районе Паннонии. Но у славян и нориков были разные религиозные культы, что говорит о разном этническом происхождении.   

 

Возможно существовало другое племя нориков, название которого могло происходить от профессиональной деятельности как рудокопов или металлургов.  В.Н. Татищев высказал следующее мнение по тексту Плиния Старшего: «Норики. Бойская пустыня. В гл. 24. К ретам присовокупляются норики (5); городки их: Вирунь, Целая, Теурина, Агунт, Виана, Емонла и пр. К норикам прилежит озеро Пейзо, пустыня Бойская.(5) Норики у Страбона и Плиния в двух далеко отстоящих местах, одни при верховьях Дуная и Рена, где ныне Бавария, другие здесь близ гетов положены, но думаю, что первые нарысци рода германцев, если не от сих с галлами зашли, а эти совершенно славяне, как имена градов их удостоверивают, и точно причисляет их к иллирикам славянам. Нестор говорит, что это имя в древности общее всех славян было, н. 5, только это невероятно. Клюверий, кн. VI, гл. 4, причисляет их к германам, а также Штумпф в Хронике швейцарской (124) стр. 29 и 229, имя их производят от града Норея, бывшего в Италии, но это все о первых нориках, а не об этих. Эти же именно от нор или пещер в горах, в каковых, может, они обитали, гл. 13, н. 4.»[19. Татищев]. 

 

Славянские названия городов,  упомянутые Страбоном (начало 1 века) и Плинием (1 век), могли происходить от потомков дунайских славян, часть которых в конце 3 века до н.э. переселились в район реки Морава и далее в район Вислы и Днепра, как это описано в Повести временных лет. Вероятно часть дунайских славян под давлением волохов в конце 3 века до н.э. переселилась в предгорья Альп на территорию Норика и основали города со  славянскими названиями. 

 

По совокупности признаков альпийских нориков следует отнести к племенам иллирийской группы племён. Вероятно языки иллирийцев и предков славян разошлись в начале II тыс. до н.э. на территории фатьяновской археологической культуры. По лингвистическим и археологическим признакам общих предков славян и неустановленных нориков следует искать на территории фатьяновской археологической культуры.

 

1.3. Реконструкция происхождения нориков и предков славян.

По исследованиям лингвистов, грамматическому строю и прочим показателям древнеславянский язык ближе всего к языкам литовцев и латышей, которые относят к балтийской (балтской) группе индоевропейской семьи языков. Районы Белоруссии и северной Украины относятся к зоне широкого распространения балтской топонимии. Специальное исследование советских филологов В. Н. Топорова и О. Н. Трубачёва показало, что в Верхнем Поднепровье балтские гидронимы зачастую оформлены славянскими суффиксами [20. Топоров].

 

Это означает, что славяне появились там позже предков литовцев и латышей. Вероятно в период от середины II тыс. до н.э., до переселения в район Дуная, славяне жили южнее предков литовцев и латышей. В I тыс. до н.э.  язык славян значительно изменился и после переселения в район Верхнего Днепра на балтских гидронимах появились славянские окончания. 

 

Археологические культуры III тыс. до н.э.

 

По сведениям ДНК-генеалогии и археологическим исследованиям племена балтов и славян происходят от племён культуры шнуровой керамики, боевых топоров, которая существовала в период 32-18 веков до н.э. на территориях от Северного моря до Верхнего и Среднего Поволжья. По предположениям археологов славянский этнос сформировался в неизвестном районе на территориях  сосницкой, тшинецкой и комаровской археологических культур, существовавших в 15-12 веках до н.э. 

 

Тшинецкая, а также комаровская и сосницкая археологические культуры.

 

Из материалов ДНК-генеалогии следует, что славяне, предки литовцев и латышей (балты) произошли от племён с доминирующим субкладом R1a>Z645>Z283. Напомним, что по данным коллектива YFull, рассчитанным по снипам, субклад R1a>Z645 образовался 35±7 веке до н.э. По расчетам профессора А.А.Клёсова общий предок современных потомков ветви R1a>Z645 жил около 32 века до н.э.[21. Клёсов. 2016].

 

По расчетам А.А. Клёсова  субклад R1a>Z283 появился около 29 века до н.э. и в период 29-20 веков до н.э. разветвился  на несколько младших субкладов. Современные потомки всех ветвей субклада R1a>Z645>Z283 в основном являются потомками древних славян, балтов, скандинавов, германцев. По мнению археолога В.В. Седова  предки литовцев и латышей жили на территории сосницкой археологической культуры [22. Седов].

 

По мнению многих археологов  тштинецкая, комаровская  и  сосницкая археологические культуры являются местными вариантами общей археологической культуры. 

 

Сосницкая археологическая культура существовала во  II тысячелетии до н. э., названа по месту первых находок в районе посёлка  Сосница Черниговской области Украины. Следы данной культуры обнаруживают и на территории России (Курская область и Брянская область). Днепр (Славутич) был главной рекой на территории сосницкой культуры. Сосницкая культура  сменила среднеднепровскую культуру. Носители сосницкой культуры жили в отапливаемых очагами землянках по берегам рек, занимались  животноводством  и земледелием (обнаружены зернотерки и серпы). Обнаружены следы кремации и  курганные  захоронения. Керамика представлена мисками и кувшинами со шнурованным  орнаментом.

 

Тштинецкая культура (польск. kultura trzciniecka) —  археологическая культура среднего бронзового века (15 — 13 веков до н.э.) Восточной Европы, в частности территории нынешней Польши, Белоруссии и северной Украины, частично средней России. Названа по польскому городу Тштинец. Происхождение тштинецкой культуры не установлено. Польские археологи выводят ее из культур шнуровой керамики, боевых топоров и ямочно-гребенчатой керамики. Вероятно в формировании  тштинецкой культуры участвовали племена ивенской культуры северной Польши и культуры среднедунайских курганов. 

 

Из совпадения племенного названия славян и реки Славутич (Днепр) следует, что во II тыс. до н.э. племена славян могли находиться на территории сосницкой археологической культуры. На основании общности археологических культур, можно предположить, на территории тштинецкой, сосницкой и комаровской культур жили племена части предков литовцев, латышей, древних пруссов с доминирующими субкладами R1a>YP237>YP578, R1a>YP237>YP419, R1a>YP237>YP958.

 

Для выяснения происхождения сосницкой культуры значительный интерес представляют общие археологические признаки  днепровской, сосницкой и среднеуральской ташковской археологических культур. Ташковская археологическая культура эпохи бронзы, названа по пос. Ташково II. Относится к  первой трети II тыс. до н.э., занимала компактную территорию Нижнего Притоболья. Основные памятники - поселения, расположены в бассейнах рек Иски, Туры, Исети, Ука - притоков р. Тобол. Выделяются три основные группы памятников: тюменская (оз. Ипкуль, оз. Андреевское, р. Дуван), ташковская (пр. берег р. Исети), заводоуковская (р. Ук).

 

Карта распределения памятников археологических культур: А- елушанской, B – кротовской, С – ташковской, D – чирковской;  Е- леушинского культурного типа, F- валиковой керамики Прикамья, G – займищенского этапа приказанской культуры (Рис. 69)[3. Григорьев].

 

Ташковская культура сложилась в результате взаимодействия культур пришлого степного населения и зауральских энеолитических (липчинской, андреевской), однако ее генетические истоки отчетливо не прослеживаются. Важнейшими факторами, оказывавшими влияние на облик культуры, явились переход к оседлому образу жизни, освоение металлообработки и придомного животноводства.

 

Вероятно на территории ташковской культуры жили племена разных этносов с разными доминирующими гаплогруппами. На территории ташковской культуры производилась добыча медной руды и выплавка изделий из меди в период до прихода сеймо-турбинских технологий. Следует отметить, что на территории Среднего Урала не выявлено археологических признаков племён археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров.   

 

Название нориков как шахтёров и металлургов соответствует условиям ташковской культуры.  На территории ташковской культуры  добычей руды и выплавкой меди могли заниматься племена ямочно-гребенчатой керамики, включая племена волосовской археологической культуры. Однако восточнее реки Кама археологами не обнаружено признаков племён  волосовской археологической культуры.

 

Вероятно в период распространения волосовской культуры на территории археологической культуры ямочно-гребенчатой керамики, часть племён ямочно-гребенчатой керамики  переселились в районы верховьев реки Кама,  Среднего Урала и Южной Сибири до бассейна реки Енисей. По ископаемым гаплотипам следует, что в составе племён ямочно-гребенчатой керамики присутствовали представители субкладов R1a>SRY10831.2> YP1272, I2a2>M223>CTS616>CTS10057>L701, потомки нарвской археологической культуры субкладов R1b>M269, I2a1a2a1a, I2a1b [4. Клёсов]. Также по антропологическим признакам в составе  племён ямочно-гребенчатой керамики могли быть представители субклада N1c2>L666 и N1c1>L708. 

 

По расчётам И.Л. Рожанского у современных русских представители субклада  R1a>SRY10831.2 составляют 0,5% мужчин, у украинцев -1,7%, белорусов – 1,3%, поляков – 1,1%, литовцев и латышей – 0,4%, казанских татар – 0%.   У современных русских представители субклада  I2a2-M436  составляют 1% мужчин, у украинцев -1,7%, белорусов – 0,6%, поляков – 2%, литовцев и латышей – 0%, казанских татар – 0%. Следует отметить, что в составе представителей субклада I2a2-M436  могут быть потомки фризов, саксов, готов пришедших из западных регионов в 2-3 веках нашей эры.    У современных русских представители субклада  R1b>M269 составляют 0,1% мужчин, у украинцев -0%, белорусов – 0%, поляков – 0%, литовцев и латышей – 0%, казанских татар – 0% [7. Рожанский]. 

 

На основании этих сведений можно предположить, что на территории ташковской культуры были представители субклада R1a>SRY10831.2, потомки которых  в первой половине II тыс. до н.э. переселились из Среднего Урала в район Верхнего Днепра и приняли участие в формировании в формировании сосницкой археологической культуры.

 

Исследователи неоднократно отмечали близость керамических традиций чирковско-ташковско-кротовско-елунинского культурного блока. Собственно, на этом основании и делаются выводы об определенном родстве данных культур [Стефанова, 1988, с. 70, 71; Кирюшин, 1987, с.121; Ковалева, 1988, с. 45, 46; Халиков, 1987б, с. 136-139; 1991a, с. 8, 9; Глушков, 1988; Кирюшин, 1988, с. 61; Ковалева, Рыжкова, 1991,с. 33, 34; Соловьев, 1991, с. 51] [3. Григорьев, стр. 213].

 

На основании материалов ДНК-генеалогии и археологических исследований, можно предположить, что в создании чирковско-ташковско-кротовско-елунинского культурного блока участвовали племена  археологической культуры ямочно-гребенчатой керамики. Причиной переселений на восток в Сибирь было давление с запада племён волосовской культуры и  благоприятный климатический период. В книге С. А. Григорьева  «Древние индоевропейцы» сообщается: «Ташковские слои в Притоболье перекрывают липчинские, шапкульские и андреевские материалы. Выше ташковских лежат коптяковские и андроновские слои [Ковалева, 1988, с. 45].

 

В связи с этим, сама ташковская культура в этом районе может рассматриваться как временное прерывание местных традиций и линий развития, хотя ташковская орнаментация и вбирает в себя местные орнаментальные традиции»[3. Григорьев, стр. 226].

 

Около 19 века до н.э. началось массовое переселение племён из Южной Сибири в Поволжье. Следует отметить, что до нашего времени из племён сейминско-турбинского феномена в основном дожили представители субкладов J2a>L25 (тураны), E>V13 (арии), R1a>SRY10831.2.   

 

Миграция в западном направлении развернулось широкой полосой по всей лесостепи, захватывая юг лесной зоны. Движение шло отдельными группами с временным оседанием по маршруту. Часть коллективов опускалась вниз по Иртышу и далее по его левым притокам попадала в Приуралье: по Конде на Печору, по Туре, Пышме и Исети на Каму и Волгу [3. Григорьев, стр. 246].

 

Повторим выводы из книги С. А. Григорьева: «От Средней Волги часть мигрантов проникала в Прионежье. По всей вероятности, эта группа какое-то время задержалась в Поволжье, поскольку типичный сейминско-турбинский кремневый и металлический набор здесь сопровождается не валиковыми банками, восходящими к кротовским, а чирковскими горшками с вертикальным венчиком, наследующими балановские керамические традиции (Ошибкина,1987, с. 148, 149; Ошибкина, 1984). Последнее обстоятельство лишний раз подчеркивает связь сейминско-турбинского металла с чирковско-ташковско-кротовско-елунинским культурным пластом»[3. Григорьев, стр. 227].

 

Евразийская степная металлургическая провинция [23.Черных]

 

В книге С. А. Григорьева сообщается: «Другая группа проникла в Восточную Прибалтику, в Эстонию и Южную Финляндию, где обнаружен металлический инвентарь сейминского типа (Черных, Кузьминых, 1989, с. 16). Отдельные коллективы мигрировали в южном направлении и вступили во взаимодействие с каким-то населением, находящимся в тесном контакте с микенской Грецией, либо с микенскими греками. Это маркируется характером металла и другими изделиями Бородинского клада в Северном Причерноморье, но не только ими. В самих Микенах обнаружено втульчатое копье с петлей для привязывания на втулке, что может служить свидетельством более ранних контактов с сейминским населением (Schliemann, 1878, S. 320)»[3. Григорьев, стр. 227].

 

«На территории Среднего и Верхнего Поднепровья формировалась сосницкая культура, которую можно рассматривать как вариант тшинецко-комаровской культуры (Березанская,1967, с. 132). На поселениях ее раннего этапа известны укрепления. Кинжалы и копья этой культуры восходят к сейминско-турбинским прототипам. Местное производство этих изделий маркируется обнаружением литейной формы для отливки кельта и долот. Могильники известны курганные и грунтовые. Погребения совершены по обряду трупоположения скорчено на боку или трупосожжения, как правило, в неглубоких могильных ямах.

 

Примечательно, что кремация больше тяготеет к неглубоким могильным ямам. Посуда имеет тюльпанообразную форму и близка сусканско-лебяжинской, часть горшков имеет валики (Березанская, 1967;  Артеменко, 1987б, с. 107, 209)»[3. Григорьев, стр. 274].

 

«Исследователи связывают происхождение сосницкой культуры со среднеднепровской культурой. Во многом это справедливо. Культурная преемственность проявляется и в керамике и в погребальном обряде [Артеменко, 1987б, с. 112; см. Бондарь, 1974].

 

Однако классические этапы культур резко различаются. По всей видимости, в Среднем Поднепровье имела место длительная ассимиляция пришлым населением автохтонного и сосуществование этих популяций. При этом первые импульсы в этот регион из Волго-Уралья происходят до начала формирования сосницкой культуры, что хорошо документируется присутствием здесь металла раннесрубного времени (Черных, 1976 , с. 156-158). Впоследствии происходит нарастание уральских черт, как в металле, так и в керамике. В последней это проявилось в появлении валиков и такого специфически межовского орнамента, как обрамленные “бахромой” треугольники (Артеменко,1987б, рис. 50,10,13)»[3. Григорьев, стр. 275].

 

В книге С. А. Григорьева сообщается: «Восточнее простиралась территория тшинецкой культуры, близкой предлужицкой группе и культуре курганных погребений (Coles,Harding, 1979, p. 57, 79). Распространена она была от Днепра до Юго-Восточной Польши. Керамика этой культуры тоже может содержать валик в нижней части шейки, известна кремация, а металл наследует сейминско-турбинские традиции металлообработки. Вместе с тем, и в металле, и в керамике этой культуры более велика доля центральноевропейских традиций по сравнению с сосницкой культурой (Березанская, 1967;  Артеменко, 1987a)»[3. Григорьев, стр. 279].

 

Таким образом, по археологическим признакам получается, что предки племён, которые можно условно назвать «уральские норики» в период 22-20 веков до н.э. из неизвестного района  переселились в район от Средней Волги до Среднего Урала. У нас нет никаких сведений от том, как назывались племена предков «уральских нориков».  Затем «уральские норики» около 19 века до н.э. из района Среднего Урала переселились в район Днепра и дальше на запад. Тюльпановидные сосуды также были обнаружены на территории лужицкой археологической культуры.

 

Керамика Белогрудовского этапа (11-9 век до н.э.): 1, 2 — тюльпановидные сосуды, 3 — кубок (Рис. 127) [24. Граков].

 

По результатам археологических исследований для периода 22-18 веков до н.э. не обнаружено признаков проникновения индоевропейцев фатьяновской и балановской культур восточнее  реки Кама. Вероятно в период   22-18 веков до н.э. в районе реки Чусовой – восточного притока реки Кама и на Среднем Урале жили племена ямочно-гребенчатой керамики. В древности изготовлением керамических сосудов в основном занимались женщины, поэтому керамическая посуда является признаком переселения всего племени, а не дружины молодых мужчин.  Создателями технологии сёймо-турбинского бронзового литья, вероятно, были представители субклада J2a>L25. По сведениям  И.Л. Рожанского у русских представители субклада J2a-M410 составляют 1,5%, у украинцев – 2,5%, белорусов – 0%, поляков -1,2%, литовцев и латышей – 1,9%, казанских татар – 7% [7. Рожанский].

 

Субкладом J2a-M410 обладали множество племён разных этносов. В настоящее время подробные субклады ветви J2a-M410 неизвестны, поэтому нет сведений о распространении субклада J2a>L25. По существующим сведениям пока не удалось обосновать субклад создателей  технологии сёймо-турбинского бронзового литья.  По археологическим признакам в формировании сосницкой культуры принимали участие племена индоевропейцев среднеднепровской культуры (шнуровой керамики, боевых топоров), пришельцы из Среднего Урала потомки племён культуры ямочно-гребенчатой керамики и представители сейминско-турбинского феномена, а также  индоевропейцы из западных районов фатьяновской культуры с доминирующим субкладом R1a>YP237>YP234.

 

Керамика I ступени Чернолесской культуры: 1, 2 — тюльпановидные сосуды, 3, 4, 5 — кубки, 6 — горшок с выпуклым туловом, 7, 8 — черпаки (Рис. 128) [24. Граков].

 

Тюльпановидные горшки были широко распространены на территориях белогрудовской и чернолесской культур (11-6 веков до н.э.). Самые древние  тюльпановидные сосуды обнаружены в районе верховьев реки Кама и Среднего Урала в период около 19 века до н.э. В этом районе в период 22-16 веков до н.э. происходили значительные переселения с запада на восток и затем в обратном направлении. Можно предположить, что формирование облика тюльпановидных сосудов произошло под влиянием множества племён разных этносов, включая племена семинско-турбинского феномена, в составе которых были племена ариев субклада E>V13>CTS1273. 

 

По сведениям сайта YFull YTree  субклад E>V13>CTS1273 появился около 28 века до н.э., разветвился около 20 века до н.э. на 9 ветвей, 8 отдельных субкладов. Следует учитывать погрешность около 10% в определении дат появления субкладов. По расчётам И.Л. Рожанского у русских представители субклада E>V13(CTS1273) составляют около 4,6% мужчин, у украинцев -5,5%, белорусов – 4,5, поляков – 2,6%, литовцев и латышей – 1,9%, казанских татар – 3,1%. Подробные последовательности снипов неизвестны, поэтому в составе представителей субклада E>V13(CTS1273) могут быть потомки греков, фракийцев, скифов земледельцев и других самых разных племён.  Возможно потомки ариев участвовали в формировании сосницкой археологической культуры. Затем были ассимилированы местными племенами и потомки ариев вошли в этносы предков литовцев и латышей, а также предков славян.

 

По существующим сведениям, можно предположить, что в состав славян вошли потомки ариев субклада E>V13>CTS1273>Z16659>L241, который появился около 20 века до н.э.,  последовательно разветвился около 10 века до н.э. Современные представители субклада E>V13>CTS1273>Z16659>L241 обнаружены в Албании, Италии, Украине. Возможно основу племени нориков в восточных Альпах составили потомки ариев субклада   E>V13>CTS1273>Z16659, потомки племён волосовской культуры субклада I1a2>Z63 и потомки индоевропейцев субклада R1a>Z280>CTS1211>CTS3402. 

 

Напомним, что во второй половине I тыс. до н.э. в Восточных Альпах существовало царство Норик. По языку альпийские норики относились к иллирийской группе. По исследованиям лингвистов многие рефлексы сближают иллирийские языки с балтийскими (древнепрусским, литовским и латышским) и славянскими языками. По материалам ДНК-генеалогии можно предположить, что около 15 века до н.э. предки иллирийцев отделились от предков славян и от предков литовцев и латышей.

 

Восточными соседями альпийских нориков были племена паннонцев. Паннонцы (лат. Pannonii, др.-греч. Παννόνιοι) — название группы племен, родственных иллирийцам и населявших южную часть римской провинции Паннония к югу от реки Драва, а также северную часть провинции Далмация.

 

Паннония в 1 веке

 

По археологическим исследованиям племена паннонцев происходили от племён гава-голиградской или гавской культуры. Название образовано от названий трупоположенного могильника Гава в Венгрии и украинского названия поселения Голограды. На восток распространяется до Закарпатской Украины и Поднестровья. Известно около 300 памятников, 11 из них относятся к середине 7 века до н. э. По мнениям археологов К. Хоредта и Г. И. Смирновой гавско-голиградский комплекс сложился около 12 века до н.э. в землях Верхнего Потиссья, поскольку именно там зарегистрированы наиболее ранние его памятники. 

 

На основании распространения в Центральной Европе изделий сеймо-турбинского типа [3. Григорьев], можно предположить, что  племена альпийских нориков были пришельцами с востока, участвовали в формировании  гавской культуры и оказали влияние на формирование этноса предков славян. Вероятно около 18 века до н.э. часть нориков осела на реке Славутич (Днепр), другая часть нориков поселилась в районе Северных Карпат и участвовали в формировании тштинецкой и затем гавской культур. Следует отметить, что часть нориков в Восточных Альпах сохранило племенное название до конца I тыс. до н.э.

 

Таким образом, у нас есть основания считать, что название племени нориков могло происходить от одного из племён ташковской археологической культуры или сеймо-турбинского феномена. Следует отметить, что эти племена перешли на индоевропейский язык в первой половине II тыс. до н.э. Доминирующий субклад R1a>YP237 и племенной язык племена пледков славян, литовцев, латышей могли получить от племён, живших в западной части фатьяновской археологической культуры. По археологическим признакам и материалам ДНК-генеалогии в формировании этноса славян участвовали представители нескольких этносов. По языку и доминирующему субкладу наибольшее влияние на формирование этноса славян оказали  племена фатьяновской культуры. Вероятно в этом и заключалось отличие предков славян от альпийских нориков.

 

Субклад R1a>YP237>YP234>L365 мог быть у племён фатьяновской археологической культуры, которые жили около озера Неро (современное название Ростовское озеро) и реки Нора. От названия озера Неро и реки Нора могли произойти названия племён нерики (город Нерик в Хеттском царстве). Название нериков близко к названию племени нервиев, воевавших с Юлием Цезарем. Авторы Повести временных лет не нашли письменных источников  о предках славян -  нероян, но, вероятно, были знакомы с римскими источниками о царстве Норик, поэтому в тексте упомянули близких по племенному названию нориков. Следует отметить что окончание «ик» в названиях славянских племён не использовалось. 

 

По справочникам Не́ро (Росто́вское о́зеро) — пресноводное озеро на юго-западе Ярославской области России. Площадь — около 51,7 км². Длина 13 км, ширина 8 км, глубина — до 3,6 м. Озеро мелководно. Берега низменны. Дно покрыто толстым слоем сапропеля. Озеру по оценкам приблизительно 500 тысяч лет. Оно одно из немногих озёр предледникового периода в центральной России. Этимология названия Неро восходит к древнему озерно-речному термину нер, от того же корня называется и река Нерль.

 

Первые люди обосновались на озере около 6 тыс. лет назад. В бассейне озера Неро были найдены могильники фатьяновской культуры: Сарский, Воронинский, Пужбольский, Карашский, Осокинский, Голузиновский, Халдеевский. 

 

Карта расположения озера Неро

 

Река Нерль — правый приток Волги, имеющий своим истоком Сомино озеро (Ярославская область). Впадает в Волгу в Калязинском районе Тверской области. Другие названия: Нерль Волжская, Нерль Большая, в отличие от другой Нерли (Клязьменской, Малой).

 

Корень  «нер» в названии озера Неро и рек Нерль, Нерехта сопоставим с литовским nara «поток», а литовский суффикс «-el» может отражаться в виде «-ль-». Одноимённость притока Волги и притока Клязьмы, почти соприкасающихся верховьями, рассматривается как  топонимическое свидетельство их использования в качестве водного пути из Новгорода в Суздаль и Владимир или даже в целом на пути «из варяг в арабы».

 

В России есть  три реки с названием Нора, которые являются притоками Волги, Оки, Селемджи бассейна Амура. Наибольший интерес представляет правый приток Волги, который впадает в Волгу в посёлке Норское, на северной окраине Ярославля. В средневековье называлась Нижней Норкой. До революции на обеих сторонах оврага при впадении Норы в Волгу были построены церкви Успения и Троицы, составляющие единое архитектурное украшение Норского. На левом берегу у устья Норы до 1980-х годов была скважина с солёным минеральным источником, бьющим круглый год.

 

По археологическим исследованиям наблюдается преемственность древнего населения со времён волосовской и фатьяновской археологических культур. Вследствие этого в междуречье Волги и Оки могли сохраниться топонимы с конца III тыс. до н.э. Пережитки фатьяновской культуры прослеживаются в Волго-Окском междуречье вплоть до исторических времён, особенно в культуре ярославской мери [25. Крайнов]. На основании топонимов  с корнем нер и нор, можно предположить, что в период фатьяновской культуры в районе современного города Ярославля  жили племена, от одного из которых произошли  предки славян.

 

1.4. Происхождение предков славян по материалам ДНК-генеалогии. Исследование субклада R1a>CTS3402>YP237.

По лингвистическим реконструкциям славянская группа языков отделилась от языков предков латышей и литовцев во II тыс. до н.э. С помощью ДНК-генеалогии через сопоставление основных ДНК-родов с археологическими исследованиями и историческими сведениями мы можем определить доминирующие субклады славянских племён и предков литовцев и латышей. Затем по времени разветвлений субкладов можно определить исторический период,  в который произошло формирование славянских племён и археологическую культуру, на территории которой произошло формирование славянских племён. Зная место и время начала формирования славянских племён, по археологическим исследованиям и материалам ДНК-генеалогии мы сможем реконструировать все этапы истории славян.

 

В соответствии с Повестью временных лет славяне и ляхи были общего происхождения, а племена литвы (литовцы) и зимигола (латыши) относились к другим этносам говоривших на неславянских языках. По гипотезам лингвистов в III тыс. до н.э. племена предков литовцев, латышей, прусов, части предков славян говорили на общем языке близком к языку индийских вед. Следует отметить, что в Повести временных лет не отмечены предания говорящие об общем происхождении славян и племён «литва, зимигола, корсь».  По реконструкциям лингвистов и сведениям ДНК-генеалогии разделение предков славян от предков литовцев и латышей произошло во II тыс. до н.э. после распада археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров и её восточного варианта фатьяновской культуры.

 

Из последующих исторических событий следует, что в составе племён культур шнуровой керамики, боевых топоров (30-18 век до н.э.) были представители субкладов R1a>Z417, R1a>Z93 и R1a>Z283. Ветви субкладов R1a>Z93 и R1a>Z283 стали доминирующими в двух разных группах этносов на территории позднего этапа трипольской археологической культуры или (31-27 век до н.э.). 

 

Из последующей истории следует, что ветвь R1a>Z93 стала доминирующий у племён говорящих на языках индоиранской группы, а ветвь   R1a>Z283 стала доминирующей у племён, расселившихся в I тыс. до н.э. по Центральной Европе и западным областям Восточной Европы.

 

Повторим, что по материалам археологических исследований разделение ветвей субкладов R1a>Z93 и R1a>Z283 в период около 30-28 веков до н.э. соответствует формированию среднеднепровской археологической культуры и группы восточнокарпатских культур. 

 

По археологическим исследованиям около 32 века до н.э. в районе восточнее Карпат поселилось часть племён культуры шаровидных амфор. Затем в период 28-17 веков до н.э. подобные сосуды были широко распространены на территории фатьяновской культуры. На основании преемственности некоторых признаков археологических культур периода 30-15 веков до н.э., можно предположить, что на территории среднеднепровской культуры жили представители ветви R1a>Z93. Племена с доминирующим субкладом R1a>Z93 многие элементы хозяйственного уклада заимствовали у племён ямной археологической культуры. Представители ветви R1a>Z283 в период 28-23 веков до н.э. из района Восточного Прикарпатья широко расселились от Западной Европы до Средней Волги и участвовали в формировании группы культур шнуровой керамики, боевых топоров.

 

Распространение памятников культур шнуровой керамики на территории юго-западной полосы лесов и лесостепей Русской равнины и Карпата — среднеднепровской культуры (1—146); б — подкарпатской культуры (147—200); в — городокско-здолбицкой культуры (201—220); г — стжижовской культуры (221—254); д — почапского типа (255—258); е — граница распространения памятников верхнеднестровской группы подкарпатской культуры [13. Артёменко].

 

По сведениям сайта YFull YTree субклад R1a>Z283>Z282 образовался около 30 века до н.э. и разветвился на три крупные ветви и несколько небольших субкладов, потомки которых живут в Германии, Польше, Италии, Сирии, Пакистане. Около 27 века до н.э. стал разветвляться центральноевропейский субклад   R1a>Z283>Z282>M458 и скандинавская ветвь R1a>Z283>Z282>Z284. Около 26 века до н.э. от субклада R1a>Z283>Z282>Z280  произошли  две большие ветви: R1a>Z280>Z92 и предковая для балтов (литовцев и латышей) и славян R1a>Z280>CTS1211. [5. Сайт YFull YTree].

 
 

Разветвление субклада R1a>M417

 

Субклад R1a>Z280>CTS1211 образовался около 26 века до н.э. и до нашего времени дожили потомки общего предка этого субклада, которых жил около   24 века до н.э. Около 16 века до н.э. жил общий предок  субклада R1a>Z280>CTS1211>YP343. Около 23 века до н.э. жил общий предок  ветви субклада R1a>Z280>CTS1211>CTS3402 [5. Сайт YFull YTree].

 

Распространение поселений и могильников культуры шнуровой керамики Восточной Прибалтики

Условные обозначения: а — поселения; б — могильники.

 

Разветвление субклада R1a>Z283>Z282>Z280   совпадает с началом формирования археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров в Восточной Прибалтике. Находки боевых топоров на всей территории Восточной Прибалтики свидетельствуют о широком расселении новых пришельцев. Вероятно пришельцы длительное время сосуществовали рядом с местными племенами, не смешиваясь с ними, так как они были этнически различны и имели разное хозяйство. Находки шнуровой керамики вместе с поздненеолитическими вещами указывают, что носители культуры шнуровой керамики расселились среди поздненеолитического населения и впоследствии ассимилировали его. К северу от Западной Двины распространены поздненеолитические поселения со шнуровой керамикой. Часть их расположена в бассейне озера Лубанас: Абора 1, Асне 1, Ича, Лагажа и Эйни. На территории Восточной Прибалтики встречаются каменные топоры 5 основных форм: ладьевидной, фатьяновской, типом карлова, острообушные, простые ладьевидные. Для фатьяновских топоров характерно выдающееся вниз или отведенное назад лезвие, трапециевидное или сегментовидное сечение, крышеобразный верх. Однако на территории Латвии и Эстонии встречены лишь наиболее простые формы этих топоров, тогда как на территории Литвы и Калининградской области распространены и типичные формы фатьяновских топоров. 

 

По мнению археолога Д.А. Крайнова  культуры шнуровой керамики и ладьевидных топоров Восточной Прибалтики близки фатьяновской культуре, они генетически связаны и представляют единый культурный и этнический массив населения [25. Крайнов]. 

 

Антрополог Р. Я. Денисова на основе детального анализа краниологического материала племен культур боевых топоров и шнуровой керамики Европы показала сходство антропологических типов племен культуры боевых топоров Восточной и Юго-Восточной Прибалтики и фатьяновцев, что позволило ей выделить их в отдельную группу племен, имеющих общее происхождение [26. Денисова].

 

Вероятно на территории культуры шнуровой керамики и боевых топоров Восточной Прибалтики сформировались племена, часть из которых участвовала в формировании  фатьяновской археологической культуры. Разветвление субклада R1a>Z280>CTS1211>CTS3402 совпадает с периодом  значительного расселения  племён фатьяновской археологической культуры. У современных русских представители ветви субклада R1a>CTS3402 составляют около 22%, что соответствует половине русских мужчин обладающих гаплогруппой R1a [7. Рожанский.2015]. Можно предположить, что у древних славян присутствовал субклад из ветви R1a>CTS3402.

 

Каждая древняя ветвь субкладов имеет особую географию расселения современных представителей. Через сопоставление времени начала разветвления субкладов, географии расселения и современной численности представителей субкладов, а также археологических исследований и исторических сведений можно определить племя, с которым связана история каждого крупного древнего субклада. В третьей части  книги Происхождение Руси будет обосновано соответствие субклада   R1a>CTS3402>Y33>CTS8816>Y2902 роду Руса. В четвёртой части  книги Происхождения Руси будет обосновано присутствие в племени фракийских финнов субклада   R1a>CTS3402>Y2613. 

 

Субклады ветви R1a-CTS3402 [27.Клёсов.2015]

 

После сопоставления расселения современных потомков основных ветвей гаплогруппы R1a наиболее близко истории славян и предков литовцев и латышей соответствует расселение современных представителей субклада  R1a>CTS3402>YP237. По сведениям  сайта YFull YTree субклад R1a>CTS3402>YP237 образовался около 23 века до н.э.,  до нашего времени дожили потомки общего предка, который жил около 18 века до н.э. [5. Сайт YFull YTree].

 

Около 13 века до н.э. образовался субклад  R1a>CTS3402>YP237>YP234. Около 8 века до н.э. жил общий предок современных представителей  субклада  R1a>YP237>YP234>YP295. Около 8 века до н.э. образовался  субклад  R1a>YP237>YP234>L365 и около 2 века до н.э. жил общий предок современных представителей этого субклада  [5. Сайт YFull YTree]. 

 

Субклады ветви R1a>CTS3402>YP237 [27.Клёсов.2015]

 

Следует отметить, что у современных литовцев и латышей пока не обнаружено представителей субклада R1a>YP237>YP234, но представители других субкладов ветви R1a>YP237 составляют около 7,6% мужчин. После анализа всех субкладов современных литовцев и латышей можно утверждать, что литовский и латышский язык сформировались на основе языков племён с доминирующими субкладами  R1a>YP237>YP578, R1a>YP237>YP419, R1a>YP237>YP958. Из этого следует, что около 18 века до н.э. жил общий предок субклада R1a>YP237 потомки которого говорили на языках, от которых произошли современные языки славянской группы, а также литовский и латышский. 

 

Из материалов ДНК-генеалогии следует, что разделение между предками славян и предками литовцев и латышей произошло по ветви  R1a>YP237>YP234 для предков славян и ветвям R1a>YP237>YP578, R1a>YP237>YP419, R1a>YP237>YP958 для предков литовцев и латышей.

 

Представители субклада R1a>YP237>YP234>L365 около 2 века до н.э. пережили «бутылочное горлышко». Другими словами около 2 века до н.э. у племени с доминирующим субкладом R1a>YP237>YP234>L365 произошло резкое сокращение численности мужчин, в результате которого современные представители субклада R1a>YP237>YP234>L365 происходят от одного патриарха, который жил около 2 века до н.э. Эта ситуация соответствует разгрому Великой Скифии племенами сармат в первой половине 3 века до н.э. Можно предположить, что субклад R1a>YP237>YP234>L365 получил распространение у части славян переселившихся в район Дуная в 3 веке до н.э. Затем в конце 3 века до н.э. представители субклада R1a>YP237>YP234>L365 расселились по Центральной и Восточной Европе в порядке, описанном в Повести временных лет. Преданий об имени патриарха субклада R1a>YP237> YP234>L365 не обнаружено.

 

Разветвление субклада R1a>YP237>YP234 соответствует истории племени борисфенитов из Истории Геродота. Из сведений ДНК-генеалогии следует, что до 3 века до н.э. род патриарха дунайских славян R1a>YP237> YP234>L365 был частью  племён борисфенитов на территории Великой Скифии. Вероятно в составе борисфенитов и скифов земледельцев были представители других субкладов ветви R1a>YP237>YP234, а также представители субкладов I1 и I2 и других гаплогрупп.   

 

Племёна  борисфенитов описаны в Истории Геродота. Название борисфениты происходит от реки Борисфен (современный Днепр). В древности славяне реку Борисфен называли Славутич. Вероятно племенное название славян происходит от названия реки Славутич, которую греки называли Борисфен (Днепр). При этом получается, что название борисфениты является греческим переводом названия славян. Можно предположить, что в древности верховья реки Борисфен соответствовали современной реке Березина, а современный верхний Днепр, во II тыс. до н.э. назывался Славутич. Затем в I тыс. до н.э. распространилось название Данапр, от которого произошло современное название Днепр.  

 

Не обнаружено древних преданий о названиях племён - общих предков славян, литовцев и латышей. По климатическим исследованиям в период 22-19 веков до н.э. была сильная засуха, в результате которой в 22 веке до н.э. население покинуло степные районы Русской равнины. По археологическим исследованиям в степных районах Русской равнины не обнаружено захоронений периода 22-19 веков до н.э.

 

Бассейн Верхнего Днепра

 

По откалиброванным радиоуглеродным датам формирование фатьяновской  археологической культуры началось около 28 века до н.э. В период 28-14 веков до н.э. происходило много разных миграций, которые невозможно реконструировать без ископаемых гаплотипов. По археологическим исследованиям разделение предков славян от предков литовцев и латышей произошло на территории сосницкой археологической культуры (19-11 век до н.э.). О древних миграциях предков  литовцев и латышей ничего не известно. 

 

Следует отметить, что у современных русских представители субклада R1a>YP237>YP234 составляют около 2,6% мужчин, у украинцев - 2,5%, у белорусов – 3,2%, у поляков – 4,4%. У литовцев и латышей субклада R1a>YP237>YP234 не обнаружено. Отделение предков славян от предков литовцев и латышей произошло около 18 века до н.э. по разным ветвям субклада  R1a>YP237. Субклад R1a>YP237>YP234  появился около 13 века до н.э. и стал последовательно разветвляться. Из разветвлений субклада  R1a>YP237>YP234  следует, что этот субклад был доминирующим у древних славян и до 3 века до н.э. славяне были небольшим племенем и занимали незначительную территорию.  Это соответствует содержанию  Повести временных лет, в которой ничего не сообщалось о славянах до переселения на Дунай.  

 

У русских численность потомков славян субклада R1a>YP237>YP234 около 2,6% выглядит очень незначительно по сравнению с потомками субклада R1a>Z92 - 13,2% и потомками рода Руса R1a>Y2902 - 10,2% [7. Рожанский.2015]. При этом русский, украинский, белорусский и польский языки произошли от языка потомков дунайских славян, у которых был субклад R1a>YP237>YP234>L365.У современных потомков славян широко распространён субклад  I2a>L621. По материалам ДНК-генеалогии происхождение этого субклада не определяется. Общий предок субклада I2a>L621 жил около 3 века до н.э. Живший около 3 века до н.э. патриарх субклада I2a>L621 мог происходить от потомков альпийских нориков, от племён, живших на Дунае, от легендарных волохов, которые в Повести временных лет угнетали дунайских славян, от бастарнов, от фризского Аттилы, или другие варианты. По значительному разветвлению субклада I2a>L621 во 2 веке, он соответствует преданиям о славянском патриархе Аттиле и преданиям о фризском Аттиле из Вилькина-саги.  По расчётам И.Л. Рожанского представители субклада I2a>L621 у современных белорусов составляют около 16,2% мужчин, у украинцев – 15,7%, у русских – 6.7%, у поляков – 7,1% [7. Рожанский.2015].     По материалам  сайта Eupedia представители субклада I2a>L621 составляют в Боснии 50%, в Болгарии 20% мужчин [9. Eupedia].

 

Вероятно у легендарных дунайских славян, описанных в Повести Временных лет в 3 веке до н.э. были представители нескольких субкладов, из которых в настоящее  время можно определить R1a>YP237>YP234> L365. Затем у потомков восточноевропейских славян в период с 2  до 15 веков произошло постепенное расширение и частичное  замещение древних субкладов  R1a>YP237>YP234>L365 на субклады потомков, жившего в первой половине 1 века басилея (царя) сармат - русков Гертнита и его потомка Вальдимара (древнего князя Владимира, жившего в первой половине 2 века) - R1a>Y2902, жившего в первой половине 1 века конунга лехов Вилькина - R1a>M458>CTS119621, жившего в первой половине 2 века фризского конунга Аттилы - I2a>L621, жившего во 2 веке патриарха Крива - R1a>Z92. В последующих главах эта тема будет подробно исследована.

 

Для реконструкции истории предков дунайских славян периода 18-3 веков до н.э. необходимо подробно исследовать археологические культуры в районе Верхнего и Среднего Днепра, а также сведения из Истории Геродота. 

 

Литература

1. Гомер. Илиада. Тронский И. Литературная энциклопедия. Т. 4. — 1930.Песнь вторая. Строки 851-855.

 

2. Снорри Стурлусон. Круг Земной. — М.: Наука, 1980. Издание подготовили: А. Я. Гуревич, Ю. К. Кузьменко, О. А. Смирницкая, М. И. Стеблин-Каменский.

 

3. Григорьев  С. А. Древние индоевропейцы. Издание 2-е доп. Челябинск: Цицеро,2015. — 660 с. http://www.academia.edu

 

4. Клёсов А.А.  статья «Шквал новых данных по молекулярной истории человечества (1)». Сайт Переформат Часть 1, 10.06.2017.  http://pereformat.ru/ (дата обращения 20.07.2017).

 

5. Сайт YFull YTree (дата обращения 20.01.2018).

 

6. Сага о гутах / Пер. с древнегутского и прим. С. Д. Ковалевского // Средние века. 1975. Вып. 38. С. 307–311.

 

7. Рожанский И.Л. Загадки Русской равнины: монголы, финно-угры и викинги. Переформат, 3.02.2015. http://pereformat.ru/ (дата обращения 11.05.2015).

 

8. Крайнов Д. А. Волосовская культура. Эпоха бронзы лесной полосы СССР. Археология СССР. М., 1987

 

9. Eupedia. http://www.eupedia.com. (дата обращения 20.02.2018). 

 

10. Повесть временных лет. Изд. 2-е, исправленное, дополненное. – Спб.: "Наука", 1991. Подготовка текста, перевод, статьи и комментарии Д. С. Лихачева. Под редакцией В. П. Адриановой-Перетц.

 

11. Герни О.Р. Хетты. Перевод с англ. Н.М. Лозинской и Н. А. Толстого. Послесловие В.Г. Ардзинба. Главная редакция восточной литературы издательства 'Наука'. М.: 1987 (По следам исчезнувших культур Востока). 

 

12. Тит Ливий. История Рима от основания города. В 3 т. / Переводы под ред. М. Л. Гаспарова, Г. С. Кнабе, В. М. Смирина. Отв. ред. Е. С. Голубцова. (Серия «Памятники исторической мысли»). М.: Наука. 1989—1993.

 

13. Лисовый И.А. ,  Ревяко К.А.  Античный  мир в терминах,  именах и названиях:  Словарь-справочник поистории и культуре Древней Греции и Рима / Науч. ред. А.И. Немировский. - 3-е изд. - Мн: Беларусь, 2001.

 

14. Тацит. О происхождении германцев и местоположении Германии. Корнелий Тацит.  Сочинения в двух томах.    Т.1. Анналы. Малые произведения. Л., Наука, 1969. Перевод А.С.Бобовича.

 

15. Мария Гимбутас. "Цивилизация Великой Богини: мир Древней Европы". Москва, РОССПЭН, 2006. (Науч. ред. О.О.Чугай. Рец. Антонова Е.М. Пер. с анг. Неклюдовой М.С.) Оригинал был издан в 1991 в С.-Франциско.

 

16. Andrén A., Jennbert K., Raudvere C. Old Norse Religion in Long-term Perspectives: Origins, Changes, and Interactions : an International Conference in Lund, Sweden, June 3-7, 2004 — Nordic Academic Press, 2006. 

 

17. Прокопий Кесарийский. Война с готами. Книга VII (книга III Войны с готами). Пер. С. П. Кондратьев. — М.: Наука, 1950.

 

18. Кологривов Иоанн. Очерки по истории русской святости (Essai sur la sainteté en Russie) / перевод и под редакцией С. С. Оболенского. — Брюссель: Жизнь с Богом, 1961.

 

19. Татищев В. Н. История Российская с самых древнейших времен неусыпными трудами через тридцать лет собранная и описанная покойным тайным советником и астраханским губернатором, Василием Никитичем Татищевым. Книга первая. Часть первая.  Императорский Московский Университет. 1768. http://www.runivers.ru/.

 

20. Топоров B. Н., Трубачёв О. Н. Лингвистический анализ гидронимов Верхнего Поднепровья. М., 1962.

 

21. Клёсов А.А.  статьи Миграции ариев от 6000 до 3000 лет назад. Сайт Переформат Часть 1, 33.04.2016.   Часть 2, 24.04.2016, Часть 3, 16.05.2015  http://pereformat.ru/ (дата обращения 17.05.2016).  

 

22. Седов В. В. Древнерусская народность. М., 1999, с. 273.

 

23. Эпоха бронзы лесной полосы СССР. М., 1987; Черных Е. Н., Кузьминых С. В. Древняя металлургия Северной Евразии. М., 1989; Chernykh Е. N. Ancient metallurgy in the USSR: the early metal age. N. Y., 1992; Черных Е. Н. Каргалы. М., 2007. Т. 5: Феномен и парадоксы развития.

 

24. Граков Б.Н. Ранний железный век. М.: Изд-во МГУ, 1977.

 

25. Крайнов Д.А., Гадзяцкая О.С. Фатьяновская культура: Ярославское Поволжье. 1987

 

26. Денисова Р. Я. Антропология древних и современных балтов. М., 1973. 

 

27. Клёсов А.А. «Венеты и венеды – кто их современные потомки?». Часть 1, 23.02.2015.   Часть 2, 6.03.2015 http://pereformat.ru/ (дата обращения 11.05.2015).