Происхождение Руси. История ДНК-родов населения России. Г.В. Трутнев
О книгеВторая часть. Происхождение славян6. История славян в период от 3 до 1 века до н.э.

6. История славян в период от 3 до 1 века до н.э.

 

6.1. Нашествие сармат в 3 веке до н.э.

Известные на сегодняшний день наиболее поздние археологические памятники традиционного для причерноморских скифов облика датируются не позже рубежа 4 - 3 веков до н.э. или первыми десятилетиями 3 века до н. э. По археологическим исследованиям в 3 веке до н.э. происходит значительное расширение ареала прохоровской археологической культуры в западном направлении. 

 

В Причерноморье появляются захоронения сармат прохоровской культуры. Именно эту миграцию сармат большинство современных исследователей связывает с упомянутым у Диодора сарматским нашествием на Скифию.

 

Древнегреческий историк 1 века до н.э. Диодор Сицилийский записал: «Эти последние (сарматы) много лет спустя, сделавшись сильнее, опустошили значительную часть Скифии и, поголовно истребляя побеждённых, превратили большую часть страны в пустыню»[1. Диодор Сицилийский].

 

В рассказе писателя Лукиана из Самосаты (2 век н.э.) «Токсарис или дружба» скифы Дандамис и Амизок испытывают свою верность дружбе в тяжёлых событиях сарматского нашествия. «Вдруг напали на нашу землю сарматы в числе десяти тысяч всадников, — рассказывает скиф Токсарис, — а пеших, говорят, явилось втрое больше того. А так как их нападение было непредвиденно, то они всех обращают в бегство, многих храбрецов убивают, других уводят живыми. …Тотчас же сарматы начали сгонять добычу, собирать толпой пленных, грабить шатры, овладели большим числом повозок со всеми, кто в них находился»[2. Лукиан].

 

В настоящее время не обнаружено источников с более подробным описанием завоевания Скифии. На основании археологических исследований [3. Тадеуш Сулимирский], можно предположить, что в начале 3 века до н.э. сарматы подчинили племена, жившие между Северским Донцом и Волгой. Затем в середине 3 века в лесостепном и степном Причерноморье и Приазовье исчезли следы скифской археологической культуры. Население  покинуло города и поселки лесостепной зоны. В период 280-210 годов до н.э. в лесостепной зоне бывшей Великой Скифии археологами не обнаружено следов оседлого земледельческого населения.

 

Постоянные набеги и постепенный захват сарматами скифской территории завершились массовым переселением сарматских племён в Северное Причерноморье. После завоевания большей части Великой Скифии сарматы приобрели славу одного из наиболее могущественных народов древнего мира. Вся Восточная Европа вместе с Кавказом получила название Сарматии. Племена сармат в  1 веке до н.э. вошли в состав союзов племён роксолан и языгов. В настоящее время историкам неизвестно, какие племена назывались сарматами и почему название сармат распространилось на все кочевые племена Восточной Европы периода от 2 века до н.э. до 3 века нашей эры. Начиная от 2 века до н. э. сарматы всё чаще и чаще фигурируют в трудах греческих, римских и восточных авторов. Мы узнаём от Страбона названия их племён — языги,  роксоланы,  аорсы,  сираки,  аланы [3. Тадеуш Сулимирский].

 

По словам Диодора, сарматы, поселившиеся при реке Танаис, были вывезены туда из Мидии (II. 43). Плиний также сообщал, что сарматы родственны мидийцам. Ми́дия (греч. Μηδία,  староперсидское  Māda, ассирийское и вавилонское Mādāya) — древнее восточное государство, а также древняя этногеографическая область на западе Ирана, от реки Аракс и  гор Эльбурс на севере до границ Персиды (Фарса) на юге и от гор  Загроса на западе до пустыни Деште-Кевир на востоке, населенные ираноязычными племенами. Мидийское царство существовало в 670 до н. э.  — 550 до н. э. и в годы своего расцвета было гораздо шире границ этнической Мидии. Около 590 - 585 годов до н.э. Мидия завоевала Урарту и часть Малой Азии. В составе Мидии было множество племён различного этнического происхождения. По сведениям из Истории Геродота в древности мидийцев называли ариями (Геродот. VII, 62). В священном писании мидян сообщается  о «Стране ариев» (авест. Airyanam Dahyunam)

 

.Сарматы, по сообщениям древних авторов, были кочевниками. Жилищем им служили шатры и кибитки. «Сарматы не живут в городах и даже не имеют постоянных мест жительства. Они вечно живут лагерем, перевозя имущество и богатство туда, куда привлекают их лучшие пастбища или принуждают отступающие, или преследующие враги» [4. Помпоний Мела, III, 4, 33]. Как сообщил греческий географ конца 1 века до н. э. — начала I века н. э. Страбон: «Кибитки номадов (кочевников) сделаны из войлока и прикреплены к повозкам, на которых они живут, вокруг кибиток пасётся скот, мясом, сыром и молоком которого они питаются»[5. Страбон].

 

Кочевые племена оставляют очень мало археологических следов. При проникновении какого-либо кочевого народа на новую территорию и столкновении с прежними ее обитателями, кочевники, как правило, далеко не сразу полностью осваивают и заселяют эти земли. Поначалу кочевники ограничиваются спорадическими набегами с целью захвата добычи,  погибших во время таких рейдов воинов стараются не хоронить в чужой земле, а увозят с собой. Позже, по мере военно-политического ослабления прежних хозяев этой территории, её начинают осваивать для своих кочевок отдельные группы завоевателей, и лишь затем переселение их сюда становится массовым. Поскольку как скифы, так и сарматы вследствие кочевого характера их культуры археологически представлены в основном погребальными курганами, первый из трех перечисленных этапов скифо-сарматского взаимодействия археологически вообще не может быть прослежен, ибо при отсутствии поселений (и соответственно их разрушенных остатков) он никак не проявляется в археологических материалах. Зато там, где обитало оседлое население, можно выявить, так сказать, «негативные» последствия этого процесса [3. Тадеуш Сулимирский].

 

Это относится, например, к северной, лесостепной, периферии Скифии, куда, как показали исследования последних лет [6. Абаев], сарматы также проникали и где именно этим временем датируются следы военного разгрома ряда поселений и городищ [3. Тадеуш Сулимирский].Немногочисленные же известные в Причерноморье сарматские погребения соответствуют периоду 3-2 веков до н. э., а массовые курганные захоронения сарматов и даже целые сарматские могильники появляются в 1 веке до н.э.[3. Тадеуш Сулимирский].

 

У некоторых кочевников были очень необычные семейные традиции. В поэтическом произведении Валерия Флакка «Аргонавтики восемь книг» есть интересное сообщение о языгах, которые не знают «убеленного сединами возраста». Ибо когда пожилой человек не в состоянии владеть оружием в бою, то сын или более молодой потомок помогает уйти ему из жизни при помощи меча [7. Валерий Флакк, VI, 120].

 

Во 2 веке до н.э. по Днепру установилась граница между правобережными сарматами и левобережными племенами роксолан и языгов. Единственное упоминание названий племён правобережных кочевников сохранилось в надписи на мраморной плите из Ольвии, который получил название «декрет в честь Протогена»: Гражданин Ольвии Протоген выстроил за счет собственных средств городскую стену в тот опасный год, когда «перебежчики извещали, что галаты и скиры составили союз и собрали большие силы, которые и явятся зимою, а сверх того еще, что фисамиты, скифы и савдараты ищут укрепленного места, точно так же боясь жестокости галатов...»[8. Струве].

 

Племя скиров известно в первые века нашей эры в районе Карпат. Тит Ливий называл бастарнов галатами. По мнению историков «декрет в честь Протогена» был принят в 3 веке до н.э.  Из декрета в честь Протогена следует, что племена кочевников в междуречье Дуная и Днепра включали фисамитов, скифов, савдаратов, следует отметить, что племена языгов и роксолан не упомянуты. Возможно племена языгов появились в междуречье Дуная и Днепра только в 1 веке до н.э. В составе племён скифов могли быть жители бывшей Великой Скифии и потомки «других скифов», которые во времена Геродота кочевали в районе от Средней Волги до Южного Урала.

 

В Истории Геродота упоминалось племя меланхлены – название которых переводится с греческого как «носящие черные плащи». По Геродоту в 5 веке до н.э. племена маланхленов жили в районе Среднего Дона. Греческое название племени савдараты похоже на осетинское  "шаударатǽ", которое переводится как "носящие черные одежды". Вероятно  савдараты и меланхлены это одно и тоже племя. В 3 веке до н.э. через район Среднего Дона происходило переселение сармат из Поволжья. Вероятно племена меланхленов приняли участие в завоеваниях сарматов и в 3 веке до н.э. и переселились на правый берег Днепра.  

 

Племя меланхленов упомянуто в Географии Птолемея (2 век н.э.): «побережье океана у Венедского залива занимают вельты, выше их — осени, затем самые северные — карбоны, восточнее их — каресты и салы (ниже этих — гелоны, иппоподы и меланхлэны); ниже их — агафирсы (агатирсы), затем аорсы и пагириты; ниже их — савары (савры, саубры, сауры) и боруски до Рипейских гор»[9. Птолемей].

 

В «декрете в честь Протогена» упомянуты племена фисамитов, название которых похоже на фиссагетов из Истории Геродота:  «22. За будинами к северу сначала простирается пустыня на семь дней пути, а потом далее на восток живут фиссагеты – многочисленное и своеобразное племя. Живут они охотой»[10. Геродот].

 

По описанию Геродота племена фиссагетов и меланхленов в 5 веке до н.э. кочевали в районе между средним течением рек Дона и Волги. В 3 веке до н.э. эти земли захватили роксоланы. Можно предположить, что племена фиссагетов и меланхленов были вынуждены переселиться в правобережье Днепра. Таким образом, во 2 веке до н.э. в степях правобережья Днепра в «декрете в честь Протогена» упоминаются племена кочевников: фисамиты, скифы и савдараты. После первой волны сарматского нашествия царские скифы сохранили контроль за кочевьями в районе Нижнего Днепра до середины 1 века до н.э. Вероятно часть племён скифов переселились в район Юго-Восточной Прибалтики, часть в район Южной Прибалтики и  реки Висла, часть в район Дуная.  

 

6.2. Сведения о племенах кельтоскифов и кимвров. Исследование субклада N1c>L1026>CTS10760>VL29.

О политической ситуации в Северном Причерноморье в период 3-1 веков до н.э. нам  известно очень мало. По археологическим исследованиям разгром Великий Скифии произошел в период 280-230 годов до н.э., в лесостепной зоне на территориях скифов-пахарей, скифов-земледельцев, борисфенитов и гелоно-будинов во второй половине 3 века до н.э. оседлого населения не было. Вероятно, часть населения была истреблена, часть продана в рабство, часть мигрировала в другие регионы. У нас нет оснований считать, что в период сарматского завоевания в 280-230 годах до нашей эры погибли все  племена лесостепной зоны Великой Скифии.

 

По исследованиям археологов часть земледельцев Скифии переселились в Крым и в район Дуная. Потомки земледельцев Скифии построили города в Крыму и в Малой Скифии в низовьях Дуная. Можно предположить, что часть земледельцев Великой Скифии бежали от сармат на север и на запад. Маршрут переселений 3 века до н.э. можно реконструировать по аналогии с нашествием авар во второй половине 6 века (по письменным источникам) и гуннов во второй половине 4 века (по археологическим исследованиям). В 6 веке часть племён славян и антов  переселились в верховья Днепра, другая часть переселилась в район реки Висла и затем расселились в Померанию, междуречье Ельбы и Одера, по янтарному пути в Паннонию. 

 

В 4 веке племена готов переселились в низовья Дуная, а племена славян переселились на север в верховья Днепра и район рек Висла, Западный Буг и Неман. На основании Повести временных лет, можно предположить, что в 3 веке до н.э. из района Среднего Днепра часть племён славян переселились в район современной Болгарии, другая часть в верховья Днепра, часть расселились по маршруту  Припять, Западный Буг, Висла, по янтарному пути до Паннонии. Затем в конце 3 века до н.э. произошла обратная миграция, как это описано в Повести временных лет: по Мораве, Висле, Припяти до Днепра. Вероятно в Паннонии в 3 веке до н.э. произошло формирование нового союза племён. После этого славяне стали считать себя новым этносом и с этого времени в польских преданиях и в Повести временных лет стали отсчитывать историю славян.    

 

По археологическим исследованиям в 3 веке до н.э. часть скифов-земледельцев поселились на территориях кельтских племён и переняли от кельтов предметы материальной культуры. У античных историков сохранились сведения о племенах кельтоскифов. В сохранившихся «Жизнеописаниях» Плутарха фрагменте «Истории» Посидония Анамейского охватывавшей 145-82 года до н.э., упоминаются кельтоскифы и кимвры. При внимательном прочтении этот фрагмент распадается на две части, судя по всему, смешанных механически. Первую часть мы отметим цифрой (1), вторую (2).

 

Текст до звёздочки (*) принадлежит Плутарху [11. Ерёменко.Стр. 168 ].  1. «Кимвры ни с кем не вступали в сношения, а та страна, из которой они явились, была так обширна, что никто не знал, что это за люди и откуда они, словно туча, надвинулись на Италию и Галлию. Большинство предполагало, что они принадлежат к германским племенам, живущим около Северного Океана, как свидетельствуют их огромный рост, голубые глаза, а также то, что кимврами германцы называют разбойников*[12. Плутарх].

 

Но некоторые утверждают, будто земля кельтов так велика и обширна, что от Внешнего моря и самых северных областей обитаемого мира простирается на восток до Меотиды и граничит со Скифией Понтийской. Здесь кельты и скифы смешиваются, и отсюда начинается их передвижение; и они не стремятся пройти весь свой путь за один поход и не кочуют непрерывно, но, каждое лето, снимаясь с места, продвигаются всё дальше и дальше и уже долгое время ведут войны по всему материку.

 

И хотя каждая часть племени носит своё имя, всё войско носит общее имя — кельтоскифы. (2) Третьи же говорили, что киммерийцы, знакомые в старину грекам, составляли только небольшую часть племени, ибо это были лишь предводимые неким Лигдамидом беглецы, которых скифы вынудили переселиться с берегов Меотиды, в Азию, (1) а самая большая и воинственная часть киммерийцев живёт у Внешнего моря, в стране столь лесистой, что солнце там никогда не проникает сквозь чащи высоких деревьев, простирающихся до самого Гергинского леса»[13. Латышев. Том 1, ч.2, стр. 487-488] [11. Ерёменко. Стр.168 ].   

 

Интерес к кимврам и кельтоскифам возник вследствие Кимврской войны в период 113-101 годов до н.э., между Римской республикой и вторгшимися на её земли германскими племенами кимвров, тевтонов и рядом кельтских племён. 

 

Реконструкция переселений  союзов племён кимвров и тевтонов в конце 2 века до н.э.

 

В первом сражении в 113 году до н. э. кимвры разгромили напавшие на них римские войска в северо-восточных Альпах, после чего прошли через Рейн в Галлию, где в 109 году до н. э. нанесли ещё одно поражение римским легионам. Когда римляне осенью 105 года до н. э. попытались преградить путь варварским племенам (кимврам и присоединившимся к ним германцам и галлам) из Галлии в Италию, то две римские армии были последовательно уничтожены близ Араузиона. Тем не менее, варвары отказались от немедленного вторжения в Италию, предпочитая грабить кельтскую часть Галлии.Только в 102 году до н. э. кимвры, тевтоны, амброны и гельветы-тигурины пошли в Италию, разделившись на 3 части. Летом того же года тевтоны и амброны были разгромлены консулом Гаем Марием при Аквах Секстиевых (Нарбонская Галлия), а в 101 году до н. э.  при  Верцеллах (верховья  реки По) соединённые силы консула Гая Мария и проконсула Катула полностью уничтожили кимвров. Кимврская война не привела к территориальным изменениям, однако её масштабы и несколько разгромленных римских армий произвели большое впечатление на современников. «Что касается кимвров, некоторые вещи, которые о них рассказывают, неточны, а другие истории совершенно невероятны»[5. Страбон. 7.2.1.].

 

Хотя античные авторы относили кимвров к германцам, указывая на их нахождение в Ютландии, современные историки обращают внимание на ряд черт, сближающий  кимвров  с кельтами,  в частности имена их вождей [4].Маршрут их движения до столкновения с римлянами изложил Страбон со ссылкой на Посидония [5. Страбон. 7.2.2.].

 

Сначала кимвры вошли в земли бойев (Богемия, совр. Чехия), но были отражены местными племенами, после чего, форсировав Дунай, двинулись на юг в земли кельтов-скордисков, населявших Паннонию. Оттуда они пошли на запад в соседний Норик, где их в 113 году до н. э. атаковали римские войска консула Карбона, увидевшего угрозу для границ Римской республики от мигрирующего варварского народа.В 113 году до н. э. кимвры вторглись в Норик (современная Австрия), альпийские земли на правом (южном) берегу Дуная, населённые племенами кельтского и иллирийского происхождения. Консул Гней Папирий Карбон занял горные проходы в северо-восточных Альпах, чтобы преградить путь кимврам из Норика в Италию, а потом двинулся на них, обвиняя их в нападении на нориков  — друзей римлян. Кимвры повели себя миролюбиво, отправив послов к Карбону с обещаниями воздержаться от нападений.

 

Обнадёжив послов, Карбон приказал проводникам вести их назад длинной окружной дорогой, а сам с войском пошёл коротким путём и внезапно атаковал расположившихся на отдых кимвров. Однако римляне были разбиты. Дождь с громом остановил сражение и позволил солдатам Карбона бежать в окрестные леса.Вероятно в период нахождения в Паннонии в состав союза племён кимвров вошли племена переселившиеся в 3 веке до н.э. из Великой Скифии, этот союз племён стали называть кельтоскифами. Упоминание о войске кельтоскифов является единственным историческим свидетельством нахождения во второй половине 2 века до н.э. в Паннонии переселенцев из Скифии. А также косвенным признаком переселения дунайских славян из Скифии.Название племени балтийских кимвров очень похоже на название черноморских киммерийцев.

 

Вероятно после поражения от скифов около 7 века до н.э. часть киммерийцев переселились в район Среднего Дуная, затем в юго-западную Прибалтику и от них произошло название племён кимвров. На основании материалов ДНК-генеалогии можно предположить, что в составе племён киммерийцев были представители субкладов R1a1>Z2124, N1c1>L550,  Q1a2>L804.Из археологических исследований А. И. Тереножкина следует, что толчком к формированию киммерийской археологической культуры был приход в 10 веке до н.э. в Поволжье и северное Причерноморье сибирских племён карасукской культуры [15. Тереножкин].

 

Вероятно союзниками этих племён были представители субклада N1c1>L550. Субклад  N1c1>L550 особо интересен тем, что представители этого субклада составляют у русских - 6,3%, у украинцев – 7,2%, у белорусов – 15,6% мужчин, у литовцев и латышей – 45% [16. Рожанский]. 

 

Современные потомки княжеских родов Рюриковичей и Гедиминовичей в основном являются представителями ветви N1c1>L550. По материалам ДНК-генеалогии формирование этноса дунайских славян совпадает с началом распространения у славян субклада  N1c1>L550. Возможно в районе Паннонии произошло объединение племён славян с потомками киммерийцев, которое привело к формированию нового этноса,  история которого в Повести временных лет начинается от переселения славян из района Дуная. Напомним, что по преданиям из Повести временных лет славяне произошли от нориков, затем, через «много лет» славяне  поселились («сели») на Дунае в районе средневековых  Венгрии и Болгарии (в границах 11 века). Затем, через некоторое время стали расселяться по рекам Морава, Висла, Припять Днепр.  Расселение современных представителей субклада N1c1>L550 похоже на историю киммерийцев. Около 10 века до н.э. представители субклада   N1c1>L550 появились в Северном Причерноморье, затем разделились на несколько ветвей. По московским преданиям предки Рюриковичей происходят от царя Пруса, который в 1 веке правил в Юго-Восточной Прибалтике. По польским преданиям предки прибалтийского Пруса происходят от царской династии Вифинии [17. Трутнев].

 

В IV части настоящей книги  история субклада N1c>L550 и происхождение Рюриковичей будет подробно исследовано. К потомкам киммерийцев, живших в I тыс. до н.э. на территории Южной Прибалтики, можно отнести известные по историческим источникам племена балтийских кимвров, гуннов и дунайских савар, по имени которых римляне в 1 веке назвали город Савария в Паннонии. Из времени разветвлений и расселения современных представителей субклада N1c>L550 следует, что их предки во II тыс. до н.э. жили в неизвестных районах Южной Сибири, Монголии или Северного Китая. Затем около 10 века до н.э. представители субклада N1c>L550 поселились в районе Средней Волги и вошли в союз племён киммерийцев.

 

По сведениям сайта YFull YTree  субклад N1c>L1026 появился около 45 века до н.э., стал разветвляться около 29 века до н.э. Около 22 века до н.э. появилось две ветви субклада N1c>L1026>CTS10760. Ветвь субклада N1c>L1026>CTS10760>Y285526 стала разветвляться во 2 веке нашей эры и соответствует народу коми-зырян. Обнаружено два представителя субклада   N1c>L1026>CTS10760>Y285526 один в республике Коми (Западное Приуралье) другой в России [18. YFull YTree]. 

 

Субклад N1c>L1026>CTS10760>VL29 появился около 22 века до н.э.,  около 18 века до н.э. появилось две крупные ветви. Представители ветви N1c>L1026>CTS10760>VL29>CTS9976 расселились по территории Финляндии, Эстонии, Карелии [18. YFull YTree].  Расселение представителей субклада  N1c>L1026>CTS10760>VL29>CTS9976 соответствует истории распространения в начале I тыс. нашей эры уральских языков в Северо - Восточной Прибалтике. В настоящее время обнаружены представители двух ветвей субклада N1c> L1026>CTS10760>VL29>Z4908. Маленькая ветвь N1c>VL29>Z4908> BY33095 разветвилась около 3 века нашей эры, представитель обнаружен  на Средней Волге в городе Самара.

 

Большая ветвь N1c>VL29>Z4908>L550 появилась около 13 века до н.э., около 9 века до н.э. разветвилась на 8 ветвей [18. YFull YTree]. Современные представители этой ветви расселились от Скандинавии и  региона Балтийского моря до Балканского полуострова. Представители ветви N1c>VL29>Z4908>L550 в основном говорят на индоевропейских языках. Разветвление и расселение современных представителей соответствует истории киммерийского союза племён в начале I тыс. находящихся в районе Северного Причерноморья и разгромленного скифами около 7 века до н.э. 

 

Разветвление субклада N1c>L1026>CTS10760 [19. Eupedia].

 

Среди представителей субклада N1c>VL29>L550>Y4341 обнаружена ветвь династии Рюриковичей  N1c>VL29>L550>Y4341>Y10931. По преданиям князь Рюрик был потомком царя Вифинии Пруса. Государство Вифиния существовало в 7-1 веках до н.э. на северо-западе полуострова Малая Азия и было населено в основном фракийскими племенами.

 

Субклад N1c>VL29>Z4908>L550>L1025>M2783 появился около 7 века до н.э. и в 7 веке до н.э. разветвился на 6 ветвей. Вероятно около 7 века до н.э. представители субклада N1c>L550>L1025>M2783 возглавляли союз племён в районе Дуная. Часть племён поселились в районе Фракии   и перешли на язык фракийской группы и стали называться астами (восточными). В 1 веке до н.э. племена астов переселились в район Юго-Восточной Прибалтики. Вероятно асты стали основой племени пруссов. Потомки астов составили около 45% современных литовцев и латышей.  

 

Вероятно часть племён субклада N1c>L550>L1025>M2783 в составе умбров переселились в  Италию    Культурный центр умбров —Перуджа  был захвачен этрусками в 5 веке до н. э. К началу нашей эры умбры были покорены римлянами и романизированы. Народ умбров дал название региону Умбрия. Среди представителей субклада N1c>L550>L1025>M2783 обнаружена ветвь династии Гедиминовичей  N1c>L550>L1025> M2783>L551.

 

По преданиям предки Гедиминовичей происходили от этрусских царей и в 1 веке нашей эры переселились в Янтарный край из Рима. Разветвление субклада N1c>L550>L1025>M2783>L551 соответствует  преданиям о происхождении Гедиминовичей.Разветвление субклада N1c>L550>L1025>M2783>Z16981>CTS8173 совпадает с историей дунайских славян, этот субклад появился около 7 века до н.э., около 3 века до н.э. появилось 5 ветвей [18. YFull YTree]. 

 

Возможно племена славян около середины 3 века до н.э. поселились в Паннонии на территории  местного племени и признали власть местного князя.  Княжеской династии больше других соответствует субклад N1c>L550>L1025>M2783>Z16981>CTS8173>Y6070, который активно разветвлялся около 2 века до н.э. Современные потомки этих ветвей обнаружены в Польше, Словакии, Чехии [18. YFull YTree].   

 

У современных русских, украинцев и белорусов представителей субклада N1c>L550 в несколько раз больше, чем представителей субклада R1a>YP234. Подробных последовательностей снипов субклада  N1c>L550 у русских, украинцев и белорусов пока не опубликовано.

 

В связи общим славянским происхождением снипы  у русских, украинцев по субкладу N1c>L550 не будут сильно отличаться от польских. По расчётам А.А. Клёсова патриарх славян субклада N1c>L550 жил около середины I тыс. до н.э. При более точных расчётах для  ветви субклада N1c>L550>L1025>M2783>Z16981>CTS8173>Y6070 патриарх славян этого субклада  жил около 2 века до н.э. В последующем покажем, что по археологическим исследованиям  формирование этноса дунайских славян произошло до 2 века до н.э. Вероятно в 3 веке до н.э. вожди небольших славянских племён отдавали своих дочерей в жены князю обладавшему субкладом N1c>L550>L1025>M2783>Y6070. Родившиеся сыновья  становились вождями славянских племён, и от них у славян распространился субклад N1c>L550>Y6070.

 

Такая схема логичнее объясняет большую относительную численность представителей субклада N1c>L550 по сравнению с R1a>YP234. Следует учитывать, что племя с доминирующим субкладом N1c>L550 не могло быть основателем славянского языка.  Возможно процесс ассимиляции славянами представителей субклада N1c>L550 происходил в другое время и по другой схеме. Для более точной реконструкции сведений пока недостаточно.

 

6.3. Дунайские славяне.

На Среднем и Нижнем Дунае в период 12-7 веков до н.э. существовала гава-голиградская культура или гавская археологическая культура. По исследованиям археологов племена иллирийцев происходили от племён гава-голиградской археологической культуры. 

 

Гавская культура оказала влияние на формирование некоторых черт чернолесской культуры  [20. Крушельницкая]. Можно предположить, что  на территории чернолесской культуры в междуречье Днестра и Днепра и гавской культуры на Дунае жили племена общего этноса с доминирующим субкладом R1a>Z280>CTS1211. Затем в 7 веке до н.э. на территории чернолесской культуры сформировалась скифская земледельческая культура (скифы-пахари), а на территории гавской культуры на Среднем Дунае поселились племена скифов – сигиннов. В бассейне Тисы были открыты большие могильники, определяемые как скифские (Тапиосель, Сентеш-Векерзуг). Здесь найдены предметы скифского стиля (стрелы, мечи, украшения, зеркала) и захоронения лошадей, как правило, отдельно от людских погребений.

 

Этой группой, обнаруживающей связи с материальной культурой скифов Северного Причерноморья, была культура, определяемая одними авторами как «скифская группа Большой Венгерской низменности». Находки памятников этой скифской группы на запад прослеживаются от Словении до побережья Адриатики. Существует и другое мнение о принадлежности этой культуры. Считают, что ее носителями были сигинны, народ скифского происхождения, принадлежавший к родственным ираноязычным племенам. Сигинны имели торговые связи с венетами. Они действовали в качестве посредников в торговых сношениях придунайских племен со средиземноморским миром [21. Колосовская. гл. XII].

 

Возможно среди этих племён скифского круга были племена с доминирующим субкладом N1c>L550>L1025.  Сигинны стали известны грекам уже в раннем железном веке. По свидетельству Геродота, лигии, которые жили к северу от Массилии, сигиннами называли мелких торговцев. Сингидун (современный Белград), расположенный при слиянии Савы и Дуная, неоднократно упоминаемый римскими и византийскими авторами, был сначала племенным центром сигиннов. Осевшее позднее при слиянии Савы и Дуная кельтское племя скордисков назвало город Singidunum; на кельтском языке -dunum означает крепость [21. Колосовская. гл. XII].

 

В Трансильвании скифы появились около 7 века до н.э. Они захватили верхнее течение реки Муреш. Отсюда происходят скифские находки (акинаки, трехперые стрелы, колчаны, бронзовые зеркала с зооморфными ручками). Влияние скифской культуры явилось значительным фактором в истории племен карпато-дунайского региона. В районе нижнего течения Дуная скифы обосновались в 4-3 веках до н.э.. Область Добруджи в римское время получила у древних название «Малой Скифии» [21. Колосовская. гл. III].

 

Из преданий Повести временных лет и сведений ДНК-генеалогии следует, что после разгрома Великой Скифии племена скифов-пахарей (родственных иллирийцам ветви R1a>CTS1211) и борисфенитов (славян) переселились в район Среднего Дуная. Вероятно в период от 280 до 210 годов до н.э. племена борисфенитов (славян) жили в районе Среднего Дуная, затем часть славян переселилась на территорию современной Польши. Район нахождения дунайских борисфенитов (славян) по археологическим и историческим исследованиям не определён. Вероятно славяне вошли в неустановленный союз племён в районе Среднего Дуная. Среди известных в районе Среднего Дуная союзов племён интерес представляют союзы племён озериатов и серреты.  

 

Название озериатов похоже на происхождение от русского слова озеро. Но подобное слово могло быть у многих племён индоевропейцев. Общеславянское слово – jezero. Начальное «е» в данном слове изменилось в «о» только в восточнославянских языках (русский, украинский, белорусский), тогда как во всех остальных до настоящего времени сохраняется «е». Точное расположение союза племён озериатов неизвестно. Согласно Птолемею, это племя обитало в Верхней Паннонии (Geogr., II, 14); Плинием они названы без указания области. Название племени озериатов и упомянутая Равеннским географом река Bustricius в Паннонии (Geogr. Ravenn., 218, 18) (в славянских землях нередки названия рек Быстрина) дают основание предполагать присутствие в Паннонии славянского населения [22. Кудрявцев].  

 

Следует учитывать, что расположение племён в районе Среднего Дуная постоянно менялось. Римские источники описывают ситуацию  начиная с конца 1 века до н.э. По ситуации 3 века до н.э. надежных источников не обнаружено. У нас нет оснований считать, что дунайские славяне в 3 веке до н.э. обладали значительной численностью и занимали большую территорию. 

 

Племена Паннонии в 1 веке. 

 

В 4-3 веках до н.э. племена кельтов вытеснили паннонские племена в район реки Драва и южнее. Из преданий Повести временных лет следует, что племена славян жили на территории, которую заняли кельты. Вероятно в 3 веке до н.э. славяне жили в районе озера  Нойзидлер-Зе. Площадь озера Нойзидлер-Зе около 315 км², глубина при этом в среднем составляет около одного метра, наибольшая — 1,8 метра. Озеро имеет неправильную форму, вытянуто с севера на юг. Береговая линия — изрезанная, с несколькими глубокими заливами. Длина озера с севера на юг — 36 километров, ширина колеблется от 6 до 12 километров. В озеро впадает несколько ручьёв, крупнейший из которых Вулка. Озеро принадлежит к бассейну Рабы и Дуная, оно имело сток в своей юго-восточной оконечности. Несколько раз в истории отмечалось полное высыхание озера (последний раз в 1866 году, когда можно было пересечь его по дну, не намочив ботинок).

 

Вероятно именно озеро Нойзидлер-Зе римляне называли «Мелкое озеро» (лат. Lacus Pelso). По моему мнению, озериаты жили в районе озера Нойзи́длер-Зе (на территории Австрии; нем. Neusiedler See), Фе́ртё (на тер. Венгрии; венг. Fertő-tó), на границе современных Австрии и Венгрии.  Племена озериатов  в 1 веке жили в Паннонии, об их этносе сведений не сохранилось. В работах Страбона, Плиния Старшего и Аппиана Александрийского упоминаются некоторые из паннонских племён, благодаря чему историки и археологи смогли локализовать некоторые из них. На карте племён Паннонии в 1 веке союзы  племён серреты и серапиллы показаны по рекам Драва и Мура на границе с нориками (таврисками). 

 

Возможно союзы племён серреты и серапиллы были созданы переселенцами из района реки Серет (Сирет)– левого притока Дуная на востоке современной Румынии.Вероятно в 3 веке до н.э. племена озериатов, серретов и серапилл находились в районе озера  Нойзидлер-Зе и реки Раба.  В  1 веке нашей эры на этих территориях находились кельтские  племена бойев.  Племена бойев известны в Италии с 4 века до н.э. и Южной Германии.  На территории современной Чехии находилась Богемия (Boiohaemum) — «материнский дом Бойев». Доминирующий субклад племени бойев не определён.В написанном около 850 года «Описании городов и областей к северу от Дуная» именуемом «Баварский географ» сообщается: «Зеруяне (Zeriuani), у которых одних есть королевство и от которых все племена славян, как они утверждают, происходят и ведут свой род» [23. БГ. Дьяконов].

 

Название зеруян (сериян) похоже на названия  групп племён серреты и серапиллы. Латинское написание названия королевства Zeriuani (Зериуане) полностью совпадает с древнерусским написанием племени зыряне. Следует отметить, что в латинском алфавите нет букв для «Ы» и «Я». Потомков зырян в настоящее время называют народом  коми-зыряне. Народ коми-зыряне происходит из множества племён живущих в районе Западного Приуралья.  Сведения из Баварского географа подтверждаются наличием в современной Польше в верховьях реки Варта города Серадз. В 1231—1338/1339 годах существовало Серадзское удельное княжество (польск. Księstwo sieradzkie).

 

При сопоставлении преданий о королевстве зериян из Баварского географа и Повести временных лет, получается, что зерияне переселились из Паннонии.  Вероятно славяне входили в союз племён серретов (зериян) и в составе этого союза переселились в район Вислы. Никаких сведений о славянском королевстве  зеруян (сериян) не сохранилось. Возможно королевство зеруян появилось в середине I тыс. до н.э. после распада империи гуннов.

 

Серадзское удельное княжество королевства Польша в 14 веке.

 

По материалам ДНК-генеалогии у современных коми-зырян представители субклада N1c1 составляют около 50%, представители гаплогруппы R1a составляют около 30%, представители остальных гаплогрупп и  субкладов составляют около 20%. В настоящее время не опубликовано точных сведений по субкладам N1c1 у коми-зырян. По археологическим исследованиям предки коми-зырян переселились в район современного проживания в I тыс. до н.э. из низовьев реки Кама. Современные коми-зыряне говорят на коми-зырянском языке, относящемся к пермской ветви финно-угорской семьи языков. 

 

Субклады гаплогруппы N в Европе. Цифры у круговых диаграмм отмечают примерную долю гаплогруппы в процентах [24. Рожанский].

 

По сведениям И.Л. Рожанского в низовьях Камы у  современных казанских татар представители субклада N1c>L550 составляют около 3,1% мужчин, а у поляков около 5%, у русских около 6,3%, у белорусов - 15,6%, украинцев - 7,2%, литовцев и латышей - 45,8%[16. Рожанский].

 

По сведениям сайта Eupedia у пермских и волжских жителей встречается большое разнообразие субкладов N1c, включая N1c1a1 (L708), N1c1a1a (L1026), N1c1a1a1 (VL29), N1c1a1a2a (Z1935) и N1c2b (P43) [29. Eupedia]. Вероятно название зыряне, зерияне или сериане происходит от древнего самоназвания племени с доминирующим субкладом N1c>L550. Следует отметить совпадение названия зырян - сериян с племенами серов, через которых в древности происходила торговля с Китаем. Названия племён за тысячи лет могут значительно искажаться, но разветвление субклада  N1c>L550 является объективным признаком, который показывает на происхождение племён с этим доминирующим субкладом из региона Северного Китая.

 

Сведения из Баварского географа: «Зеруяне (Zeriuani), у которых одних есть королевство и от которых все племена славян, как они утверждают, происходят и ведут свой род» [23. БГ. Дьяконов], и присутствие у славян  субклада N1c>L550 показывают, что союз племён зеруян (zeriuani) и славян мог  образоваться в период от 3 века до н.э. в Паннонии, до 8 века на территории современной Польши. Вероятно с представителями славянской ветви субклада N1c>L550 связано распространение культа Велеса, который был известен у племён чуди.    

 

Расселение коми-зырян

 

В Повести временных лет нет никаких упоминаний о королевстве зеруян, вероятно, поляне никогда не участвовали в этом союзе племён.  Во второй половине 1 века до н.э.  доминирующее положение в районе верховьев реки Одер занял  союз племён князя Вилькина. Из сведений Баварского географа следует, что середине 9 века союз племён зериян находился в районе низовьев Вислы.  

 

Карта янтарного пути

 

Продолжим исследование древних дунайских славян. На карте Паннонии 1 века нашей эры интерес представляет город Савария. На месте древней Саварии в настоящее время находится город Сомбатхей — старейший город Венгрии. Он был основан римлянами в 45 году до н. э. под именем Савария и являлся столицей провинции Паннония. В городе были построены императорская резиденция, бани и амфитеатр. Будущий император Септимий Север возглавлял Паннонию и был провозглашён императором именно в Саварии. Через Саварию проходил древний янтарный путь.

 

Города Паннонии в 1 веке

 

Название города Савария, вероятно, происходит от названия племени савар. Сави́ры, сува́ры, сувазы (греч. Σάβιροι, чуваш. сува́рсем, сăва́рсем, тат.  суа́рлар) — кочевые племена, населявшие со 2 века Западный Прикаспий.  Позже савиры (сувары) известны в Среднем Поволжье, где они влились в состав волжских булгар. От имени савиров, возможно, произошло название Сибири [25. Петрухин].

 

Иногда суварами называют потомков булгаризованых савиров. О времени переселения савар в район Дуная ничего не известно. Возможно савары переселились в  Паннонию в 7 веке до н.э. вместе с племенем зырян (серуян).Вероятно от названия города Савария произошло название племени северян. В район реки Сейм (приток Днепра) северяне переселились в 8 веке из низовьев Дуная. На территории современной Болгарии в 7 веке известно племя северов, которое входило в славянский союз «Семь родов». Вероятно после появления авар в 568 году племя северов из района города Савария в Паннонии переселились в  низовья Дуная. Известно, что в 17 веке язык северян (севрюков) сильно отличался от  русского языка. Вероятно, северяне были потомками славян поселившихся в Паннонии в 3 веке до н.э.   

 

В районе Среднего Дуная в 3 веке до н.э. была очень сложная этническая ситуация. В книге археолога С.П. Пачковой  «Зарубинецкая культура и латенизированные культуры Европы» исследовано происхождение фибул зарубинецкой культуры: «Сложению фибульного комплекса зарубинецкой культуры положили начало фибулы фазы латен Clb (225—190 годов до н. э.)… Расчлененные фибулы с восьмеркообразными петлями и мелкими выпуклостями на ножке, фибулы с треугольным щитком на ножке были характерны для кельто-иллирийских и латенских древностей Балкано-Дунайского региона»[26. Пачкова].  

 

На основании происхождения зарубинецких копьевидных фибул с треугольным окончанием ножки, можно предположить, что дунайские славяне  в конце 3 века до н.э. жили на территории Паннонии.В «Великопольской хронике» сообщается: В древних книгах пишут, что Паннония является матерью и прародительницей всех славянских народов… от этих паннонцев родились три брата, сыновья Пана, владыки паннонцев, из которых первенец имел имя Лех, второй — Рус, третий — Чех. Эти трое, умножась в роде, владели тремя королевствами: лехитов, русских и чехов, называемых также богемцами»[27. ВХП. Янин].

 

Под русскими в «Великопольской хронике» следует понимать  восточных славян зарубинецкой культуры. Следует отметить, что название русин стало распространяться на восточных славян после разгрома племён зарубинецкой культуры в середине 1 века. По вопросу происхождения славян наблюдается расхождения между преданиями Повести временных лет и Великопольской хроникой. По Великопольской хронике славяне происходят из Паннонии, а по Повести временных лет славяне происходят от нориков. Древние славяне – потомки нориков через много лет поселились на Дунае, затем начали расселяться по Мораве, Висле, Припяти, Днепру. По лингвистическим исследованиям славянский язык не мог сформироваться в районе Дуная [28. Филин].

 

На территории Польши длительное время с 2 века до н.э. до 9 века существовал союз племён зериян в котором, вероятно, доминировали представители субклада N1c>L550>Y6070. Вероятно представители субклада  N1c>L550>Y6070 в период 7-3 веков до н.э. жили в Паннонии и там были ассимилированы местными племенами, поэтому для них Паннония стала местом формирования племени зериян. Вероятно потомки элиты союза племён зериян стали частью дворян Польши и их предания повлияли на содержание Великопольской хроники. 

 

Карта-схема распространения среднелатенских фибул на некоторых латенских и латенизированных памятниках в Центральной и Юго-Восточной Европе (составлена по работам Т. Домбровской, М. Бабеша, 3. Марича, X. Кайлинга, Р.-М. Мюллер, Л. Д. Поболя, К. В. Каспаровой, А. И. Кубышева, Л. Е. Скибы и др.)- Условные обозначения: 1 — фибулы с треугольным щитком на ножке (зарубинецкого и копьевидного типов); 2 — фибулы с восьмеркообразными петлями (тип Р2). (Рис. 33) [26. Пачкова].

 

Сравнивая погребальный обряд — кремацию — из десяти регионов латенской культуры Средней и Юго-Восточной Европы и из трех регионов зарубинецкой культуры, археолог К. В. Каспарова пришла к выводу, что значительное число характерных для него признаков являются одинаковыми для обеих культур. Среди них нет таких, которые имелись бы только в одной из них. Более того, многие из признаков характерны и для других европейских культур «полей погребений», что затрудняет поиски истоков зарубинецкого обряда [29. Каспарова. Стр. 66].

 

По мнению К. В. Каспаровой, погребальные обычаи не могут быть результатом торговых контактов и опосредованных культурных влияний, поэтому их появление можно объяснять только инфильтрацией носителей латенских традиций в ареал зарубинецкой культуры в период ее формирования. Она полагала, что на территорию зарубинецкой культуры проникали носители латенских традиций не только из числа кельто-иллирийских племен, но и из Карпатской котловины [29. Каспарова. Стр.68][26. Пачкова. Стр.212].

 

История формирования зарубинецкой культуры очень похожа на описание в Повести временных лет переселения дунайских славян на Днепр. Напомним, что славянский язык и славянский этнос сформировались во II тыс. до н.э. далеко за пределами Дунайского региона [28. Филин]. Кроме преданий из Повести временных лет и Польской хроники нет исторических сведений о присутствии славян в Дунайском регионе до 5 века нашей эры [30. Седов]. 

 

Еще раз напомним описание из Повести временных лет: «По разрушении же столпа и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама - южные страны, Иафетовы же взяли запад и северные страны. От этих же 70 и 2 язык произошел и народ славянский, от племени Иафета - так называемые норики, которые и есть славяне.Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели. Так одни, придя, сели на реке именем Морава и прозвались морава, а другие назвались чехи. А вот еще те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи - лутичи, иные - мазовшане, иные - поморяне.

 

Так же и эти славяне пришли и сели по Днепру и назвались полянами, а другие - древлянами, потому что сели в лесах, а другие сели между Припятью и Двиною и назвались дреговичами, иные сели по Двине и назвались полочанами, по речке, впадающей в Двину, именуемой Полота, от нее и назвались полочане… Все эти племена имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, и каждые - свой нрав. Поляне имеют обычай отцов своих кроткий и тихий, стыдливы перед снохами своими и сестрами, матерями и родителями; перед свекровями и деверями великую стыдливость имеют; имеют и брачный обычай: не идет зять за невестой, но приводит ее накануне, а на следующий день приносят за нее - что дают. А древляне жили звериным обычаем, жили по-скотски: убивали друг друга, ели все нечистое, и браков у них не бывали, но умыкали девиц у воды»[31. ПВЛ. Лихачев].

 

Следует отметить, что совпадает содержательная часть преданий из Повести временных лет и Польской хроники. Племена славян жили на Дунае в Паннонии (Венгрии). Часть дунайских славян осталась в Дунайском регионе от них произошли племена: моравы, хорутане, северяне. Часть племён переселились в район реки Висла, затем часть племён переселились в район рек Припять и Днепр. От славян на реке Висла произошли племена лехов (ляхов), от лехов произошли племена поляков, лутичей, мазовшан, поморян. От славян на реке Днепр произошли племя полян и дреговичей.

 

От лехов и славян на реке Припять произошло племя древлян. Следует отметить, что по Повести временных лет племя русков или русин в предании о дунайских славянах не упоминается. Это соответствует материалам ДНК-генеалогии, по которым племена русин ветви R1a-CTS8816>Y2902 отделились от славян в середине II тыс. до н.э. Происхождение племени русин и ДНК-рода R1a>CTS8816>Y2902 будет исследовано в III части настоящей книги. На основании Вилькина-саги можно предположить, что род  Руса был в составе сармат басилеев (царских) известных в 1 веке до н.э. в Северном Причерноморье. Вероятно от потомков племён скифов-земледельцев происходили племена  уличей и тиверцев, о которых в Повести временных лет сообщается, что греки их назвали «Великая Скифь»: «Поляне же, жившие сами по себе, как мы уже говорили, были из славянского рода и только после назвались полянами, и древляне произошли от тех же славян и также не сразу назвались древляне; радимичи же и вятичи - от рода ляхов. Были ведь два брата у ляхов - Радим, а другой - Вятко; и пришли и сели: Радим на Соже, и от него прозвались радимичи, а Вятко сел с родом своим по Оке, от него получили свое название вятичи. И жили между собою в мире поляне, древляне, северяне, радимичи, вятичи и хорваты. Дулебы же жили по Бугу, где ныне волыняне, а уличи и тиверцы сидели по Днестру и возле Дуная. Было их множество: сидели они по Днестру до самого моря, и сохранились города их и доныне; и греки называли их "Великая Скифь"»[31. ПВЛ. Лихачев].

 

Археологи подробно исследовали культуры Восточной Европы в период  от V тысячелетия до н.э. Описанию переселения дунайских славян из Повести Временных лет соответствуют только переселения из юго-западной Паннонии в конце 3 века до н.э. племён, создавших пшеворскую и  зарубинецкую археологические культуры. По археологическим исследованиям получается, что в район Дуная славяне могли попасть в 3 веке до н.э. в составе племён из Великой Скифии, других вариантов не выявляется.Получается, что славяне несколько поколений жили в Паннонии, от племени зеруян приобрели материальные признаки латенской археологической культуры, новые семейные традиции, но сохранили славянский язык. В период жизни в районе Вислы славяне приобрели некоторые материальные признаки племён поморской культуры.

 

6.4. Происхождение зарубинецкой культуры.

С начала 4 века до н.э. наступил период «исторической экспансии» кельтов. На протяжении двух веков они завоевали Северную Италию, западные и северные районы Франции, Британию, проникли в Испанию, на Балканы, в Карпаты, в Силезию и Малую Азию. Все варварские культуры Средней и Юго-Восточной Европы покрылись «латенской вуалью»[26. Пачкова].

 

В Повести временных лет сообщается: «Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская... Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами»[31. Лихачев].

 

Из летописи следует, что определяющую часть материальных признаков зарубинецкой археологической культуры славяне приобрели от дунайских племён иллирийцев, фракийцев и завоевателей - племён волохов. В 3 веке до н.э. дунайских иллирийцев и фракийцев следует относить к представителям гальштатской археологической культуры, а завоевателей волохов следует относить к представителям латенской культуры.Вероятно славяне называли волохами не конкретное племя а этнос, говоривший на общем языке. В славянских языках «влахами», «влохами» или «волохами» назывались романские народы [32. Фасмер]. Чехи и поляки ещё в начале 20 века «валахами» называли итальянцев; а русские, южные славяне, греки и турки — румын [33. ЭСБЕ, 1890] после образования Румынии во второй половине 19 века. В польском языке поныне  Италия называется Włochy [34. ЭСБЕ, 1892].

 

В старо-немецком языке словом  Welschland называлась Италия и Франция, а в современном немецком языке так называется франкоговорящая часть Швейцарии [35. Lexicon. 2012]. Можно предположить, что французский язык возник на основе языков племён волохов –  предков средневековых франков. По преданиям предки франков до переселения в Западную Европу в 3 веке нашей эры жили в  Паннонии районе Среднего Дуная в районе города Сикамбрия [36. Книга истории франков].

 

По предположениям историков город Сикамбрия находился на месте  римской крепости Аквинк, затем города Буда в столице Венгрии Будапеште. Вероятно в конце 3 века до н.э.  предки франков (волохи) завоевали дунайских славян и вынудили часть славян переселиться в район реки Морава. Поныне на Балканах существуют несколько этнических групп, называющих себя «влахи»Происхождение этнонима волохов связывают с вольками (лат. Volcae, др.-греч. Οὑόλκαι, гэльск. folc «celer, alacer») — конфедерацией кельтских племён, расселившихся от Роны и Эбро до Баварии и Дуная, и известной примерно с 4 века до н. э.[32. Фасмер][37. Liberman.][38. Орёл].

 

Этноним зафиксирован в записях Цезаря, Страбона, Птолемея. По археологическим признакам к волохам следует отнести племена велетабов, вельтов и других племён  которые, возможно, в 4 веке до н.э. жили в районе верхнего течения реки Эльба. На основании материалов ДНК-генеалогии, можно предположить, что в основе скандинавских, кельтских, италийских и славянских языков были языки племён бхригу, бхарат и синдов с доминирующим субкладом R1a>Z645.

 

В Центральную Европу индоевропейский язык занесли племена археологической культуры шнуровой керамики, боевых топоров с доминирующим субкладом R1a>Z645>Z283, а также само племя бхригу в середине II тыс. до н.э. Еще раз повторим, что по материалам ДНК-генеалогии из многочисленных родов племен шнуровой керамики, боевых топоров до настоящего времени дожили потомки 4 больших ветвей, которые образовались около 30 века до н.э., это R1a>Z283>Z284, R1a>Z283>М458, R1a>Z283>Z280>CTS1211, R1a>Z283>Z280>Z92. Можно предположить, что каждая из перечисленных 4 ветвей была связана с формированием одного из европейских языков индоевропейской семьи.

 

Субклад R1a>Z283>М284 распространён в основном в Скандинавии и Британских островах. В настоящее время нет оснований для гипотезы о происхождении германских языков на основе языка племён с доминирующим субкладом  R1a>Z283>М284. Вероятно язык племён с доминирующим субкладом R1a>Z283>М284 вымер.  Субклад  R1a>Z283>Z280>CTS1211 распространён в основном у потомков славянских народов, поэтому его можно сопоставить с языками славянской группы и иллирийцами. Современные представители субклада R1a>Z283>М458, не считая России, Украины и Белоруссии больше распространены в Центральной Европе. Формирование италийских и кельтских языков, вероятно, произошло на основе племён с доминирующими субкладом R1a>Z283>М458.

 

Современные представители субклада R1a>Z283>Z280>Z92, не считая России, Украины и Белоруссии больше распространены в балтийском регионе.  Поэтому субклад  R1a-Z283>Z280>Z92, вероятно, был распространён у племён венетов говоривших на особом венетском языке. Происхождение кельтского языка неизвестно, на основании распространения в Центральной Европе в 14-10 веках до н.э. обряда кремации покойников и сведений о племенах бхригу, брегов, фригийцев, можно предположить, что кельтский язык возник на основе языка племени бхригу с доминирующим субкладом R1a>Z283>Z93>Z94>L657.Во второй половине II тыс. до н.э. в районе Среднего Дуная находилось много племён разных этносов с разными доминирующими субкладами.

 

По существующим материалам ДНК-генеалогии в настоящее время мы не можем определить доминирующие субклады предков древних италийцев. По территориальному признаку, можно предположить, что представители субклада R1a>М458   в районе Центральной Европе во II тыс. до н.э. участвовали в формировании италийского праязыка. Вероятно доминирующим субкладом у волохов и велетов был R1a>М458. У современных русских представители субклада R1a>М458 составляют около 8,8% [16. Рожанский] или более 5 миллионов мужчин. Из этого следует, что потомки этноса волохов оказали очень существенное влияние на формирование русского этноса. 

 

Лингвистическая карта Италии около 550 г. до н. э. 

 

Древнюю историю этноса волохов можно реконструировать на основании распространения  языков италийской группы и археологических исследований. По археологическим исследованиям племена, говорившие на италийских языках, пришли с севера на Апеннинский полуостров во втором тысячелетии до н. э. Отмечаются две волны — более ранняя (латино-фалискские языки, включая ушедший далеко на юг сикульский язык) и более поздняя (оско-умбрские языки).

 

Ранее было принято отождествлять первую волну с культурой террамар, вторую с культурой Протовилланова; современные археологи указывают на более сложные процессы. 

 

Италийские языки делятся на 2 ветви:

 

1. Оскско-умбрская (сабельская), включающая:оскскийумбрская группа, включающая:умбрскийвольскиймарсийскийюжно-пиценский, см. пиценысабинский, см. сабины

 

2. Латино-фалискская, включающая:фалискскийлатинскийроманские языки, потомки латинского.эквский, вестинский языки (вероятно, отдельные ветви)

 

Территория племени вольски

 

В составе племён италийцев было племя вольски, которые оставили заметный след в истории Рима. Оскско-умбрская ветвь включает языки оскский и умбрский. Оскский представлял собой совокупность родственных диалектов или языков, на которых говорили сабельские племена (пелигны, вестины, марруцины, самниты и др.).

 

Ведущую роль играл язык кампанских осков, на котором писались официальные  документы. Оскские памятники датируются 5 веком до н. э. — 1 веком н. э. Памятники умбрского языка относятся к 3—1 векам до н. э. К этому языку близко стоит язык вольсков (Игувинские таблицы, 3—2 века до н. э.). Оско-умбрские языки (а также венетский), по сравнению с латино-фалискской ветвью, обнаруживают значительно большее сходство с германскими языками в плане лексики и фонологических инноваций [39. Кузьменко]. На этом основании можно предположить, что на формирование италийских языков значительное влияние оказали представители субклада I1.

 

Вероятно часть племён вольски переселились в Италию, а часть осталась в Центральной Европе и участвовала в формировании латенской археологической культуры. Происхождение латенской археологической культуры предполагают в районе юго-восточной границы ясторфской культуры, в северо-восточной Чехии, на правобережье Рейна от Среднегерманской возвышенности до Липпы и в бассейне Эльбы-Заале [26. Пачкова. Стр.224].

 

В северной части Чехии сосредоточены плоские кельтские могильники, чаще всего приписываемые племенам бойев и волков-тектосагов, хотя названия этих племен упоминаются и в других регионах Европы. Вероятно, эти племена часто меняли свое местоположение или, что более вероятно, часть их выделялась из племенного объединения и переселялась в другие места [26. Пачкова. Стр.211].

 

Вероятно итальянские племена вольски, Центрально Европейские волки-тектосаги и племена вельтов, велетов имели общее происхождение. Можно предположить, что описанные в Повести временных лет волохи состояли из племён волков-тектосагов и бойев.   Ясторф — археологическая культура раннего железного века (6—1 век до н. э.) — занимала территорию Средней и Северной Германии. Ядро культуры — это лесисто - болотистые равнины Шлезвига-Гольштинии, Ганновера, западного Мекленбурга и Бранденбурга, то есть в основном правобережье нижнего течения Эльбы. Остальные группы ясторфского круга охватывали большую часть территории Германии, за исключением Баварии, и распространялись на полуостров Ютландия (Дания) и на южную часть Скандинавии. Они образовались, как считается, с участием мигрантов из ядра ясторфской культуры с включением в каждом регионе местных компонентов [26. Пачкова. Стр.224].

 

Из последующих исторических событий следует, что  культуру ясторф создали племена древних германцев с доминирующими субкладами I1>Z60 и R1b>S21. Представители этих субкладов не оказали заметного влияния на формирование славянского этноса. В районе северной Чехии в 6 веке до н.э. началось формирование латенской археологической культуры. Древнегреческие историки племена, жившие на территориях латенской культуры, относили к этносам кельтов и галлов. Можно предположить, что племена латенской культуры говорили на языках кельтской и италийской групп. Расселение современных представителей субклада R1b>S28 совпадает с историческими сведениями о племенах кельтов. Представители субклада R1b>S28 не оказали заметного влияния на формирование славянского этноса. Для латенских культур характерны особые формы украшений и, прежде всего, фибул, некоторые типы железных орудий труда и вооружения (топоров, серпов, наконечников копий и дротиков), обычай помещения в могилы металлических украшений и оружия, отдельные приемы оформления глиняной посуды. 

 

Исторические источники знают кельтов уже в 5 веке до н. э., когда Геродот упоминает их на верхнем Дунае. Однако в Италии и Средней Европе сообщения о них появились только около 400 года. Главный натиск кельтов в Северной Италии был направлен на богатые города. Захваты территорий и господство над ними были непродолжительными, и уже в 295 г. до н. э. поражение кельтов вблизи Сентинума в Умбрии и покорение римлянами страны сенонов означало крах галльского господства в Италии. После битвы при Теламоне в 225 г. до н. э. Средняя Италия освободилась от кельтских вторжений, а упорная борьба с кельтами в Северной Италии продолжалась в 225—190 гг. [26. Пачкова. Стр.210].

 

Последствия кельтских набегов испытала также Средняя и Юго-Восточная Европа. Кельты проникли во Фракию, Македонию и Грецию. В 279 г.  до н. э. они угрожали Дельфам (предания свидетельствуют о полном разграблении дельфийского храма). Часть кельтов в этом же году переправилась в Малую Азию, где основала провинцию Галация. В начале 3 в. до н. э. кельты, вероятно, господствовали в Европе. В Чехию и Карпатскую котловину они вторглись еще в 4 веке  до н. э. [36. Щукин. Стр. 80—83]. Со второй половины 3 века до н. э. главным оплотом кельтов становится Средняя Европа [40. Щукин. Стр. 83—86].

 

Археологические материалы подтверждают большую концентрацию их в это время в различных регионах Средней Европы. Более того, высказано мнение, что кельты, перейдя Карпаты, вышли к Верхнему Поднестровью [41. Крушельницкая. Стр. 119— 122]. 

С северо-запада кельтов теснили германцы. На рубеже 2/1 веков до н. э. усилилось могущество даков, которым в Карпатской котловине противостояли кельты-бойи. Столкновение даков под предводительством Буребисты с бойями зафиксировано разорением кельтских поселений в Паннонии. Тем не менее, римляне сообщали про бойев в этих местах еще в 35 году до н. э. (надпись на камне в Тускулуме, где упоминаются котины, принимавшие участие также в Маркоманских войнах)[26. Пачкова].

 

На основании Повести временных лет, археологических исследований  и исторических сведений, можно предположить, что летописные волохи соответствуют галльскому племени бойи, которые переселились из Верхней Силезии. Доминирующий субклад племени бойи не определён. На территории Чехии открыто небольшое количество погребений с трупосожжениями, больше кремаций в Верхней Силезии, Моравии и Нижней Австрии, а самое большое их количество сосредоточено в Карпатской котловине (центральная и северо-западная Румыния, Северо-Восточная Югославия, восточная Словакия) [26. Пачкова. Стр.213]. 

 

В книге археолога С. П. Пачковой «Зарубинецкая культура и латенизированные культуры Европы» сообщается: «Анализ погребального обряда трупосожжения в латенской и зарубинецкой культурах показывает, что у них много общих элементов, хотя их сочетание в конкретных погребениях этих культур часто не было адекватно. Из 78 зарубинецких признаков погребального обряда 62 встречаются в обеих сравниваемых культурах, причем 38 из них по тенденции их распределения в сравниваемых культурах могли бы исходить из латенского круга (табл. 20). Однако многие из них распространены и в других культурах, более близких территориально, или в тех, которые непосредственно контактировали с зарубинецкой. И, тем не менее, такие черты, как ориентация могильных ям, вложение в могилы целой или реставрируемой посуды, фибул, украшений (признаки 6.2, 10.2, 10.5, 12.1, 12.3, 20.1), скорее всего, происходят именно из латенской культуры (табл. 20)»[26. Пачкова. Стр.216].

 

Сопоставление фибул из памятников зарубинецкои культуры и памятников латенских культур Юго-Восточной Европы. Условные обозначения: I — из зарубинецких памятников; II — из латенских па мятников, * — редкие экземпляры. Тип Р1 — 1 — могильник Велемичи-2, погребение №108; 2 — Мокроног (Каринтская Крайна); 3 — Ленешице (Чехия); тип Р2 — 4 — могильник Воронино, погребение №25; 5 — могильник Пирогов, погребение №26; 6 — могильник Голубиче (Моравия), погребение №6; 7 — Лепешице (Чехия), 8 — Могильник Маня (Словакия), погребение №143; тип LT 11.2а — 9 — могильник Воронино, погребение №4; 10 — могильник Холиаре (Словакия), погребение №741; тип РЗ — 11 — могильник Велемичи-2, погребение №105; 12 — могильник Пирогов, погребение №129; 13 — могильник Рибич (Босния), погребение №92; 14 — могильник Гостилья (Босния); 15 — могильник Рибич (Босния), погребение №153; 16, 17 — могильник Вир у Посушья (Югославия); 18 — могильник Шмарьета (Каринтская Крайна); тип 3T-I — 19 — могильник Велемичи-2, погребение №105; 20 — могильник Езерине (Югославия); 21 — могильник Чаплин, погребение №103; тип ЗТ-IVa — 22 — могильник Велемичи-2, погребение №23; тип 3T-IV6 — 23 — могильник Велемичи-2, погребение №85; тип 3T-V — 24 — могильник Гриневичи Вельки (Польша), погребение №13; 25 — могильник Карабурма (Югославия), погребение №29; 26 — могильник Карабурма (Югославия), погребение №4. Рис. 90 [26. Пачкова].

 

Сопоставление фибул из памятников зарубинецкой культуры и латенских памятников. Условные обозначения: I — из зарубинецких памятников; II — из латенских памятников, * — редкие экземпляры. Тип Ак — 1 — могильник Пирогов, погребение №128; 2 — городище Вышний Кубин (Чехия); тип В/А — 3 — могильник Велемичи-1, погребение №70; 4 — городище Страдонице (Чехия); тип D — 5 —могильник Чаплин, погребение № 241; 6 — городище Страдонице (Чехия); тип G — 7 — могильник Чаплин, погребение №7; 8 — могильник Карабурма (Югославия); тип Nla — 9 — могильник Чаплин, погребение №146; 10 — могильник Дитценбах (округ Гессен); тип N16 — 11 — могильник Чаплин, погребение №133; 12 — городище Братислава (Словакия); тип Nle — 13 — могильник Ве лемичи-1, погребение №75; 14 — городище Липтовска Мара (Словакия); тип N2e — 15 — могильник Велемичи-1, погребение №61; 16 — могильник Девин (Словакия); тип МЗб — 17 — могильник От- вержичи, погребение №1; 18 — городище Липтовска Мара (Словакия); тип N36 — 19 — могильник Семурадцы, погребение №21; 20 — Берн-Энгхальбинзель (Швейцария); тип О.З — 21 — могильник Велемичи-2, погребение №81; 22 — Добжихов Пичора (Словакия); тип Амброз Гр. 12, вариант 3 — 23 — поселение Марьяновка; 24 — могильник Рибич (Босния); тип «щипцовая» — 25 — могильник Чаплин, погребение №152; 26 — могильник Вертиллум-Вертаулт (Франция). Рис. 91[26. Пачкова].

 

Местонахождения фибул с треугольным щитком на ножке вне пределов основной территории зарубинецкой культуры. Условные обозначения: А — граница основных регионов зарубинецкой культуры, Б — местонахождения фибул: 1 — Слободка, 2 — Рахны, 3 — Лукашевка, 4 — Неаполь Скифский, 5 — совхоз «Аккермень», 6 — Россь, 7 — Гриневичи Вельки, 8 — Хольте, 9 — Стична, 10 — Донья Ламинцы, 11 — Езерине, 12 — Рибич, 13 — Горица, 14 — Маревичи, 15 — Карабурма, 16 — Земун, 17 — Сремска Митровице, 18 — Гостилья, 19 — Лиляче, 20 — Кермен-Кыр [Каспарова 1977, рис. 1] (Рис. 92)[26. Пачкова].

 

«При сравнении фибульного комплекса зарубинецкой культуры с латенским не возникает сомнений в том, что зарубинцы, как и остальные варварские народы Средней и Восточной Европы, переняли схему фибул от кельтов. Более того, наибольшее количество конкретных форм зарубинецких фибул находит аналогии в фибулах латенских памятников Средней и Юго-Восточной Европы — это фибулы среднелатенской и позднелатенской схемы: фибулы с шариками на спинке и ножке, с петлями на спинке и ножке, с ножкой, украшенной различным расчлененным орнаментом или оканчивающейся ромбовидной площадкой и треугольным щитком различной величины (рис. 90—92)»[26. Пачкова. Стр.219].

 

«Из кельто-иллирийского Подунавья в зарубинецкую культуру пришли копьевидные фибулы с треугольным окончанием ножки, которые в зарубинецкой культуре считаются «этнографическим признаком» и называются фибулами зарубинецкого типа (ЗТ) [42. Каспарова. Стр. 68— 78; 43. Пачкова 1988. Стр. 10—24]. С этим же регионом связана бронзовая ситула типа Баргфельд в Суботове [44. Щукин 1989. Стр. 61—70] [23. Пачкова. Стр.221-222].

 

«Из кельто-иллирийских областей, возможно, распространилось в латенизированные культуры специфическое черное и темносерое лощение посуды, фацетирование и легкое утолщение горловин и венчиков тех видов, которые зафиксированы в керамике поенешти-лукашевской и зарубинецкой культур. С юго-восточным ареалом латенской культуры связаны и многие общие элементы погребального обряда» [26. Пачкова. Стр.221-222].

 

В настоящее время археологи не связывают происхождение зарубинецкой культуры с племенами дунайских славян из Повести временных лет. Многие выражают сомнения, что в составе племён зарубинецкой культуры были славяне. Некоторые считают, что славяне жили в районе Припяти и Днепра до прихода племён зарубинецкой культуры и затем вошли в состав зарубинецкой культуры. Из проведенного исследования следует, что племена геродотовских невров и борисфенитов, а также потомков дунайских славян зарубинецкой культуры следует относить к славянскому этносу.

 

Таким образом, племена дунайских славян зарубинецкой культуры поселились на территориях потомков геродотовских невров и пустующих землях Среднего Днепра. Для обоснования происхождения зарубинецкой культуры от дунайских славян необходимо рассматривать последовательность исторических событий от появления нориков (нериков) - предков славян на Днепре в период от 19  до 14 века до н.э. и до формирования на Днепре Киевского княжества в 10 веке.  Связующей нитью исторических событий за 4 тысячи лет может быть только разветвление ДНК рода R1a>Z283 с которым связано распространение славянского языка. За 4 тысячи лет менялись языки, материальные признаки, антропологический тип, но разветвление снипов порождало последовательность ДНК родов, которую с помощью ДНК-генеалогии можно реконструировать. 

 

Из исследования происхождения и последующей истории племён зарубинецкой культуры следует, что племена зарубинецкой культуры были предками племени днепровских полян, участвовавших в создании Киевского княжества Руси. Из Повести временных лет следует, что предки полян участвовали в формировании племён морава, ляхов, древлян и дреговичей. 

 

6.5. Формирование племён морава, лехов, полян, древлян, дреговичей.

В книге археолога С. П. Пачковой «Зарубинецкая культура и латенизированные культуры Европы» сообщается: «Зарубинецкая культура наряду с такими европейскими культурами как ясторфская и пшеворская позднего предримского и начала раннеримского времени, оксывская и поенешти-лукашевская, а также с другими более мелкими группами памятников Центральной и Северной Европы, входила в круг латенизированных культур. Все вместе они занимали громадную территорию, протянувшуюся дугой от Скандинавского побережья Балтийского моря до Карпато-Днестровского региона, от Нижнего Рейна до берегов Днепра»[26. Пачкова. Стр.25].

 

«Объединенные близким обрядом погребения — кремацией умершего с захоронением останков преимущественно на грунтовых могильниках — «полях погребений», использованием изготовленных вручную лепных сосудов с чернолощеной и хроповатой поверхностью, распространением фибул средне - и позднелатенской схем и рядом иных общих черт, они выделялись на фоне других культурных образований Европы. Это были культуры с «кельтской вуалью», приобретенной благодаря контактам и влиянию латенской культуры кельтов или смешанных с ними племен. Они составляли, по выражению М. Б. Щукина, «третий мир» варварских племен Европы» [44. Щукин 1994.Стр. 18—21] [26. Пачкова.Стр.25].

 

Карта-схема распространения культур 2 век до н.э. – 2 век н.э. [Русанова 1993, с. 17, с добавлениями С. П. Пачковой]. Условные обозначения: а — латенская, б — зарубинецкая, в — пшеворская, г —поенешти-лукашевская, д — липицкая, е — ясторфская, ж — оксывская,  з — западнобалтская, и —культура штрихованной керамики, к —юхновская, л — сарматские памятники, м — позднескифские городища, н — черниченская группа памятников. (Рис. 1) [26. Пачкова].

 

«Латенизированные культуры четко отличались от своих соседей. К северо-востоку от Западного Буга и на территории современной Калининградской области России, в западных районах Литвы и Латвии были сосредоточены памятники культуры западнобалтских курганов. К востоку от них значительная часть Литвы и Беларуси была занята культурой штрихованной керамики. У истоков Днепра, Западной Двины, Сожа и Десны располагалась днепро-двинская культура. К югу, в бассейне Десны и Сожа, сосредоточены памятники юхновской культуры. В них преобладали груболепные горшки банковидных форм, а фибулы довольно редки. У большинства из них не известны могильники. Все культуры имеют архаический облик»[26. Пачкова. Стр.25].

 

«К югу от зарубинецких памятников в степях Поднепровья и Подонья в 3 веке до н. э. скифское господство сменилось сарматским. В состав новых властителей входили различные кочевые племена и народы. По образу жизни и материальной культуре мир кочевников разительно отличался от мира латенизированных культур»[26. Пачкова. Стр.25].

 

На основании предания из Повести временных лет и последовательности изменений археологических культур следует, что при формировании пшеворской археологической культуры (2 век до н.э.- 4 век н.э.) принимали участие племена потомков дунайских славян, от которых произошли племёна лехов (ляхов) говоривших на славянских языках: «Когда волохи напали на славян дунайских, и поселились среди них, и притесняли их, то славяне эти пришли и сели на Висле и прозвались ляхами, а от тех ляхов пошли поляки, другие ляхи - лутичи, иные - мазовшане, иные – поморяне [31. ПВЛ. Лихачев].

 

Следует отметить, что по археологическим исследованиям в 5 веке нашей эры переселение славян на территорию современной Польши происходило из районов современной Украины (с востока на запад). В период 2-4 веков до н.э. в районе Западного Буга доминировали племена готов, поэтому переселений восточных славян на территорию Польши не было. По материалам археологических исследований и в соответствии  с Повестью временных лет славяне-лехи (ляхи) могли переселиться из региона Дуная в район Вислы только в период формирования пшеворской культуры во 2 веке до н.э. После переселения дунайских славян на Припять и Днепр в первой половине 2 века до н.э., практически прекратилось влияние племён кельтов.  В книге С. П. Пачковой сообщается: «С начала следующей фазы LT C2 развитие зарубинецкой культуры проходит более или менее изолировано от культур латенского и латенизированного мира. Во всех основных регионах зарубинецкая культура начала формироваться одновременно в один хронологический период» [26. Пачкова.Стр. 92].

 

«Зарубинецкая культура формировалась в трех регионах — в Припятском Полесье, Среднем Поднепровье и Верхнем Поднепровье. Эти регионы признаются всеми исследователями. Их локальные особенности достаточно полно проанализированы в работах Ю. В. Кухаренко [1964], Е. В. Максимова [1972; 1982], К. В. Каспаровой [1981], А. М. Обломского [1983]»[26. Пачкова. Стр. 136].

 

Карта-схема территории зарубинецкой культуры и предшествующих культур. Условные обозначения:1 — территория зарубинецкой культуры; 2 — территория поенешти-лукашевской культуры; 3 —восточные границы поморской культуры; 4 — границы милоградской культуры; 5 — границы Киево-Черкасской группы лесостепной культуры скифского времени; 6 — границы Посульской группы лесостепной культуры скифского времени. (Рис. 58) [26. Пачкова].

 

В книге С. П. Пачковой сообщается: «Анализ археологических материалов показывает, что формирование зарубинецкой культуры проходило в один хронологический отрезок во всех трех регионах, но «стекался» этот процесс в Среднее Поднепровье, поскольку его территория находилась южнее, на пути следования тех мигрантов, которые шли в Подунавье в обход, с востока. Это хорошо подтверждается также набором тех типов в керамическом комплексе региона, которые по тенденции распределения были свойственны другим регионам»[26. Пачкова.Стр. 160]. 

 

«Подводя итоги анализу локальных особенностей зарубинецкой культуры, можно сделать вывод, что выделяется три основных региона зарубинецкой культуры, расположенных в какой-то мере изолированно друг от друга — это полесский, среднеднепровский и верхнеднепровский, на территориях которых происходил процесс формирования, становления и развития зарубинецкой культуры. Выделяются также территории, отражающие процесс расселения зарубинецких племен, который привел в конце концов к распаду зарубинецкой культуры — это вторичные зоны, в которых происходил процесс интеграции уже сложившейся зарубинецкой культуры с местными культурными общностями: на верхней Десне — почепская группа, на Южном Буге — памятники типа Рахны, на территории западной Волыни и в верхнем Поднестровье — зубрицкая группа памятников, на востоке Днепровского Левобережья и в бассейне Северского Донца — памятники типа Картамышево 2— Терновки 2. [26. Пачкова.Стр. 160]. 

 

«Последствия внутренней миграции отразились и на территории самой зарубинецкой культуры: Полесский регион опустел к середине 1 века н.э.; памятники типа Гриней, сложившись на базе верхнеднепровской группы Чечерск—Кистени, по А. М. Обломскому, продвинулись на территорию Среднего Поднепровья и к юго-востоку от него. Лишь памятники Среднего Поднепровья функционировали дольше других основных регионов зарубинецкой культуры в виде группы Лютеж—Оболонь, когда проходил уже интенсивный процесс формирования новых культурно - этнических общностей»[26. Пачкова.Стр. 162]. 

 

«Зарубинецкие памятники Среднего Поднепровья локализованы на территории, где в предшествующее скифское время располагались несколько групп лесостепных культур, прежде всего, Киево-Черкасская и в какой-то мере волынская, ворсклинская и посульская группы (рис. 58)»[26. Пачкова.Стр. 163]. По археологическим исследованиям в зарубинецкой культуре наблюдаются материальные признаки потомков племён скифских лесостепных культур, дунайских латенских культур, поморской культуры [45. Третьяков. Стр. 217—218].

 

Переселение племён славян на Дунай и возвращение в район Среднего Днепра произошло в период около одного века, поэтому славяне зарубинецкой культуры сохранили некоторые традиции скифского быта широкого хронологического диапазона (определенные типы браслетов, шпилек, стрел, копий и дротиков)[26. Пачкова.Стр. 167].

 

В книге С. П. Пачковой исследованы взаимосвязи зарубинецкой и поморской археологических культур: «Статистический сравнительный анализ выборок керамики поморской и зарубинецкой культур подтверждает мнение тех исследователей, которые признают вклад поморской культуры в генезис зарубинецкой, хотя и неравномерный на всех ее территориях. Влияние поморской культуры в какой-то мере ощущается также на конструкции и типах жилищ, отдельных чертах погребального обряда. Однако зарубинецкая культура не была дальнейшим развитием или продолжением поморской культуры. Поморские племена и их культура были одной из составляющих зарубинецких племен и их культуры. Зарубинецкая культура представляет новое и своеобразное явление не только по сравнению с предшествующими культурами, но и синхронными культурами Юго-Восточной Европы [26. Пачкова.Стр. 209].

 

Из археологических исследований и Повести временных лет можно предположить, что племена  славян в первой половине  3 века до н.э. расселились на территории от верховьев Днепра, на запад по Припяти, Висле, Мораве. Часть славян осели в районе Вислы и смешались с местными племенами поморской культуры. Часть славян поселились в Паннонии и смешались в 3 веке до н.э. с местными племенами латенской культуры. Зачем часть дунайских славян переселились обратно по маршруту указанному в Повести временных лет. Вероятно во возвращении в район Днепра вместе с дунайскими славянами участвовали племена потомков славян осевших в районе Вислы в первой половине 3 века до н.э. и перенявшие многие материальные признаки поморской культуры. 

 

Вероятно в составе поморской культуры были племена венетов с доминирующим субкладом R1a>Z92. По расчётам И.Л. Рожанского представители субклада  R1a>Z92 без ветви R1a>Z92>YP569 (кривичей) составляют у русских 2,7%, у белорусов  - 2,6%, украинцев - 2,4%, поляков - 3,7%, литовцев и латышей - 4,6% [16. Рожанский]. Вероятно часть венетов субклада R1a>Z92 участвовали в формировании зарубинецкой культуры и вошли в состав славян. Уже в районе Дуная в 3 веке до н.э. в состав славян входили рода  субклада R1a>YP234 (славяне, невры), R1a>YP237 (невры), R1a>CTS3402 (фракийцы), N1c1>L550>Z16975, N1c1>L550>CTS8173 (савары и зеруяне  -потомки киммерийцев). Затем в районе Вислы в состав славян вошли  венеды субклада   R1a>Z92 и в 1 веке до н.э. в верховьях Одера и Вислы были ассимилированы велеты субклада R1a>M458.

 

В районе Припяти и Днепра в состав славян вошли местные невры и славяне субкладов  R1a>YP234 и R1a>YP237. У современных русских потомки славян зарубинецкой культуры могут составлять более 10% мужчин. Следует отметить, что для 2 века до н.э. на территории пшеворской культуры реконструируется  широкое распространение славянского языка. На первую княжескую династию союза племён зеруян похоже разветвление субклада N1c1>L550>CTS8173, но для формирования гипотезы сведений пока не достаточно.   

 

Вероятно союз племён зеруян первоначально был небольшим по численности и постепенно ассимилировал окружающие племена. Резкое увеличение численности и территории славян-лехов произошло при князе Вилькине (ДНК-рода R1a>M458>L1029) в начале 1 века нашей эры. В книге С. П. Пачковой исследованы взаимосвязи зарубинецкой и позднескифской  археологических культур: «Зарубинецкие среднеднепровские жилища не были идентичны лесостепным скифского времени, но по некоторым деталям устройства близки жилищам позднескифского периода. Они также немного углублены, прямоугольные или квадратные в плане с длиной сторон 3—5 м, с плетнево-каркасными стенами, обмазанными глиной. Около них, а иногда и внутри располагались хозяйственные ямы» [26. Пачкова.Стр. 169].

 

«По типологическим признакам (а не другим признакам, как-то орнаменту, обработке поверхности и т. д.) скифские степные и зарубинецкие сосуды Среднего и Верхнего Поднепровья близки. Преемственность определенно проявляется в технологических особенностях производства глиняной посуды, а именно, в составе глиняного теста, основной примесью в котором, как и в скифское время, остается шамот. Эта примесь характерна для лесостепи и степи, но не встречается ни в поморской, ни в милоградской, ни в культурах ясторфского круга» [26. Пачкова.Стр. 173].

 

«Однако отдельные сходные элементы в погребальном обряде, а также в технологии производства керамики и в домостроительстве дают возможность рассматривать местное население Среднего Поднепровья скифской поры как одного из творцов зарубинецкой культуры, но преувеличивать его вклад в сохранение культурных традиций предшествующей эпохи нельзя, поскольку он достаточно скромен…  Зарубинецкая культура — это новое явление, а не продолжение развития лесостепной скифского времени. В сложении зарубинецкой приняли участие различные племена и культуры, а не только потомки лесостепных племен скифского времени»[26. Пачкова.Стр. 173].

 

Вероятно племена потомков дунайских славян во 2 веке до н.э. селились в районах, где жили потомки славян из группы племён борисфенитов из Великой Скифии и племён милоградской культуры, включая потомков невров. Из археологических исследований и Повести временных лет следует, что в результате расселения потомков дунайских славян на территории среднеднепровского региона началось формирование племён полян. Поляне были прямыми потомками геродотовских борисфенитов и дунайских славян из Повести временных лет.В книге С. П. Пачковой исследованы взаимосвязи зарубинецкой и милоградской археологических культур: «Зарубинецкой культуре на территории севернее Киева предшествовала милоградская культура, вариантом которой была подгорцевская группа памятников. Памятники милоградской культуры расположены в Беларуси в Верхнем Поднепровье до устья Березины. Они охватывают также северную часть Украины к югу от реки Горынь до верховьев Южного Буга и на восток до Стугны, перекрывая, таким образом, широкой полосой северную окраину лесостепных культур скифского времени» [26. Пачкова.Стр. 176].

 

«Сравнительный анализ основных артефактов зарубинецкой и милоградской культур позволяет сделать вывод об определенном вкладе милоградского элемента в формирование зарубинецкой культуры. Наиболее сильно он ощущается в топографии и типах поселений, в погребальном обряде, в технологических особенностях производства глиняной посуды. И это, естественно, связано с вкладом потомков племен милоградской культуры. Однако его нельзя преувеличивать, поскольку зарубинецкая культура не являлась простым продолжением милоградской. Последняя была лишь одним из субстратов зарубинецкой культуры, которая складывалась и развивалась в других, новых условиях, по сравнению с милоградской культурой. Потомки милоградских племен были составной частью племен складывавшейся зарубинецкой культуры, которые на территории Верхнего Поднепровья, по всей вероятности, в численном отношении превосходили мигрантов, что и отразилось на региональных особенностях зарубинецкой культуры. Вероятно, латенизация культуры милоградского населения, которая проявилась в приобретении ею зарубинецкого облика протекала медленнее по сравнению с полесским и среднеднепровскими регионами [26. Пачкова.Стр. 183].

 

Из археологических исследований и Повести временных лет следует, что в результате расселения потомков дунайских славян на территории полесского региона началось формирование племён древлян. В результате расселения потомков дунайских славян на территории верхнеднепровского региона началось формирование племён дреговичей. В настоящее время не найдено прямых доказательств происхождения дунайских славян от геродотовских борисфенитов. До настоящего времени археологи не исследовали следы переселений племён борисфенитов, скифов-пахарей и скифов–земледельцев, которые в 3 веке до н.э. переселились из лесостепи Великой Скифии в районы Среднего и Нижнего Дуная. В районе Дуная в 3 веке до н.э. происходили значительные переселения племён, которые очень скупо отражены в источниках. Вероятно в 3-2 веках до н.э. племена славян находились в районе Дуная менее 100 лет были малочисленными и не оставили характерных археологических следов. Затем часть славян переселилась в район реки Морава, а часть в район Вислы, как это описано в Повести временных лет. Доказательства происхождения дунайских славян следует искать в районе реки Морава в период от 2 века до н.э. до 5 века нашей эры. В районе реки Морава и  верховьях  реки Варта следует искать археологические следы древних дунайских славян латенской культуры. Из реконструкции происхождения дунайских славян следует, что славянский язык от 2 века до н.э. начал распространяться в районе Поннонии, в районе реки Морава и на территории современной Польши. По историческим исследованиям на территории Моравии от 2 века до н.э. до 4 века нашей эры  жили племена вольков-тектосагов [46. Филип Ян].

 

Вероятно славяне – моравы входили в состав союза племён вольков-тектосагов.    По археологическим исследованиям в районе Среднего Днепра наблюдается преемственность  археологических культур: сосницкой (19-11 век до н.э.), лебедовской (11-8 век до н.э.), милоградской  (8-1 век до н.э.), зарубинецкой (2 век до н.э. – 2 век н.э.), киевской (2-5 век) и колочинской (2-5 век),  пеньковской (6-8 век). Племена колочинской культуры большей частью археологов (П. Н. Третьяков, Л. Д. Поболь, В. Д. Баран, Р. В. Терпиловский, М. Б. Щукин, Н. В. Лопатин, И. О. Гавритухин, А. М. Обломский, И. В. Исланова, А. Г. Фурасьев, М. Парчевский и др.) признаны славянскими. Племена пеньковской культуры относят к славянам и к антам  (В. Д. Баран, Е. А. Горюнов, В. К. Михеев, О. М. Приходнюк, О. В. Сухобоков, П. И. Хавлюк и др.). 

 

По археологическим исследованиям в район Среднего Днепра значительные археологические инновации во 2 веке до н.э. были занесены племенами зарубинецкой культуры и во 2 веке нашей эры племенами черняховской культуры. История формирования черняховской культуры описана в преданиях Вилькина-саги, записанных в 12 веке  и в «Гетике» византийского историка Иордана жившего в 6 веке. В период от 28  до 3 века до н.э. и от 1 века до н.э. до 5 века нашей эры нет никаких археологических следов переселений из района Среднего Дуная в район Среднего Днепра. По археологическим исследованиям, только зарубинецкая культура содержит признаки переселения из района Среднего Дуная. Из этого следует, что записанное в Повести временных лет предание о происхождении славянских племён морава, ляхов, древлян, дреговичей, полян соответствует периоду формирования пшеворской и зарубинецкой археологических культур во 2 веке до н.э.

 

По материалам ДНК-генеалогии в районе Среднего Днепра в период от 28 века до н.э. до настоящего времени наблюдается прямая преемственность субкладов ветви R1a>Z280. После сопоставлений расселения современных представителей четырех наиболее многочисленных субкладов   ветви R1a-Z283 и археологических культур Восточной Европы, я предположил, что с историей славянского этноса связан субклад  R1a>CTS3402>YP234. Из всех известных ветвей субклада R1a>Z280 истории дунайских славян соответствует ветвь R1a>CTS3402>YP237>YP234. Доказать это предположение можно будет только с помощью ископаемых гаплотипов.

 

Следует отметить, что в Повести временных лет ничего не сообщается о происхождении названия славян и древних мест проживания. Сообщается только о происхождении славян от нориков. По исследованиям лингвистов славянский язык не мог образоваться в районе реки Дунай [28. Филин]. В период разгрома Великой Скифии предки дунайских славян пережили этническую катастрофу, о которой их потомки - киевские поляне не захотели упоминать при написании Повести временных лет.По археологическим исследованиям в I тыс. до н.э. к переселениям на Дунай из района Среднего Днепра привело нашествие сармат в 3 веке до н.э.  После разгрома Великой Скифии предки дунайских славян переселились в район Дуная, где соединились с местными племенами и переняли археологические признаки от местных племён иллирийцев и  завоевателей волохов. В результате племена славян стали воспринимать себя как новый этнос, образовавшийся в районе Дуная. У нового этноса – дунайских славян появились новые археологические признаки, которые проявились при формировании зарубинецкой культуры на Припяти и Днепре и пшеворской культуры на Висле.

 

Литература

1. Диодор Сицилийский. Книга 2, 43. Пар. 7. Перевод П.И. Прозорова в SC,I, стр. 459.

 

2. Лукиан «Токсарис или дружба». Перевод: Д. Н. Сергеевский.По изданию: Лукиан. Сочинения, т. 1. Алетейя, 2001 г.Spellchecked OlIva.

 

3. Тадеуш Сулимирский. Сарматы. Древний народ юга России. Сайт Древние кочевые и некочевые народы. http://admw.ru (дата обращения к сайту 15 декабря 2015г.).    

 

4. Помпоний Мела. Местоположение земли / Помпоний Мела ; пер. С. К. Апта // Античная география. – М. : Географгиз, 1953. – С. 176–238.

 

5. Страбон. География.  Пер. с др.-греч. Г. А. Стратановского под ред. О. О. Крюгера, общ. ред. С. Л. Утченко. — 2-е изд., репр. — М.: Ладомир, 1994.

 

6. Абаев В.И. О некоторых лингвистических аспектах скифо-сарматской проблемы. — В кн.: Проблемы скифской археологии. М., 1971, с. 13.

 

7. Валерий Флакк Сетин Бальб. Аргонавтики восемь книг // ВДИ. – 1949. – № 2 (28). – С. 340– 351. – В работе: Известия древних писателей о Скифии и Кавказе / В. В. Латышев.

 

8. Фрагмент из «декрета в честь Протогена» по : «Хрестоматия по истории древнего мира» под ред. В. В. Струве, т. 2, "Учпедгиз", -М., 1951 г.

 

9. Птолемей. География (III, 5. 19—25). Перевод К. С. Апта. 67.

 

10. Геродот. История в девяти томах. Научно-издательский центр "ЛАДОМИР" "АСТ" М., 1999г.

 

11. Ерёменко В.Е.  «Кельтская вуаль» и зарубинецкая культура. Санкт-Петербург. Издательство Санкт-Петербургского университета, 1997г.

 

12. Плутарх «Сравнительные жизнеописания». Под ред. М.Е. Грабарь. М.. 1963. Т.2. 

 

13. Латышев В.В. Scythika et Caucasica. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. 1-2. СПб.. 1893-1906. 

 

14. Щукин М. Б., Еременко В. Е. К проблеме кимвров, тевтонов и кельтоскифов. // АСГЭ. — 1999. — № 34. — С. 134—160. 

 

15. Тереножкин А. И. Киммерийцы. М.: Наукова думка, 1976.

 

16. Рожанский И.Л. Загадки Русской равнины: монголы, финно-угры и викинги. Переформат, 3.02.2015. http://pereformat.ru/ (дата обращения 11.05.2015).

 

17. Трутнев Г.В. Происхождение князя Рюрика. Вестник ДНК-генеалогии №1, 2016 г.

 

18. Сайт YFull YTree (дата обращения 20.03.2018).

 

19. Eupedia. http://www.eupedia.com. (дата обращения 20.03.2018). 

 

20. Крушельницкая Л. И., Малеев Ю. Н. «Племена культуры фракийского гальштата (Гава-Голиграды)» // Археология Прикарпатья, Волыни и Закарпатья. — Киев, 1990.

 

21. Колосовская Ю.К.  Кельты, иллирийцы, фракийцы на Дунае в V-I вв. (из гл. III и гл. XII  кн. История Европы с древнейших времен до наших дней. Т.1. 1988г.).

 

22. Кудрявцев О. В.  Исследования по истории балкано-дунайских областей в период Римской империи и статьи по общим проблемам древней истории. М., 1957, стр. 103— 112

 

23. Дьяконов И. В. Перевод «Баварского географа». 2005. http://www.vostlit.info/Texts/rus12/Bav_geogr/text.phtml?id=61(дата обращения 15.11.2016).

 

24. Рожанский И.Л. Современные гаплокарты. Переформат. http://pereformat.ru/ (дата обращения 11.04.2018).

 

25. Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневековье. — М.: Знак, 2004. — С. 416.

 

26. Пачкова С. П. Зарубинецкая культура и латенизированные культуры Европы. К., 2006.

 

27. Великая хроника о Польше, Руси и их соседях. Перевод В. Л. Янина, Л. М. Поповой, Н. И. Щавелевой. М. МГУ. 1987.

 

28. Филин Ф.П. Образование языка восточных славян. М.—Л., 1962. (стр. 122-123).

 

29. Каспарова К.В. Об одном из возможных компонентов зарубинецкого погребального обряда // СА. - 1988. - №1. - С.53-72. с. 66.   

 

30. Седов В.В. Славяне в древности. Москва: Издательство «Научно-производственное благотворительное общество «Фонд археологии», 1994.

 

31. Повесть временных лет. Изд. 2-е, исправленное, дополненное. – Спб.: "Наука", 1991. Подготовка текста, перевод, статьи и комментарии Д. С. Лихачева. Под редакцией В. П. Адриановой-Перетц.

 

32. Этимологический словарь русского языка = Russisches etymologisches Wörterbuch : в 4 т. / авт.-сост. М. Фасмер; пер. с нем. и доп. чл.кор. АН СССРО. Н. Трубачёва, под ред. и с предисл. проф.Б. А. Ларина. — Изд. 2-е, стер. — М. : Прогресс, 1986. — Т. I : А—Д. — С. 345.

 

33.  Валахи // ЭСБЕ, 1890.

 

34. Волохи // ЭСБЕ, 1892.

 

35.Welschland // Универсальный — Lexicon. 2012; Welschland  // Pierer’s Lexicon. 1857—1865.

 

36. Книга истории франков. Перевод - Thietmar. 2002. Das Buch von der Geschiche der Franken // Quellen zur Geschichte des 7. und 8. Jahrhunderts. Ausgewaehlte Quellen zur deutschen Gechichte des Mittelalters. Bd. 4a. Darmstadt. 1982. Сайт Восточная литература. 

 

37.  Ringe, Don. Inheritance versus lexical borrowing: a case with decisive sound-change evidence, Language Log, Mark Liberman (January 2009).

 

38. Орёл В. Э. walxaz // A Handbook of Germanic Etymology. — Leiden – Boston: Brill, 2003. — P. 443-444

 

39. Кузьменко Ю. К. Ранние германцы и их соседи: Лингвистика, археология, генетика. СПб.: Нестор-История, 2011.

 

40. Щукин М.Б. На рубеже эр. Опыт историко-археологической реконструкции политических событий III в. до н. э. — I в. н. э. в Восточной и Центральной Европе. — СПб., 1994, с. 18—21.

 

41. Крушельницкая Л.И. Кельтский памятник в Верхнем Поднестровье. КСИА, вып. 105. М. 1965, с. 119— 122.

 

42. Каспарова К. В. О фибулах зарубинецкого типа//АСГЭ 1977. Вып. 18.

 

43. Пачкова С.П. Могильник Вишенки и его место среди памятников зарубинецкой культуры. Труды 5 Международного конгресса археологов— славистов. Киев, 18—25 сентября 1985.— К., 1988.— Том 4. Секция 1. Древние славяне. — С. 165—169.

 

44. Щукин М.Б. Фибулы типа «Алезия» из Среднего Поднепровья и некоторые проблемы римско—варварских контактов на рубеже нашей эры // СА.— 1989.— №3. — С. 61—70.

 

45. Третьяков П.Н. Финно-угры, балты и славяне на Днепре и Волге. М. 1966, с. 217—218.

 

46. Филип Ян. Кельтская цивилизация и её наследие. Прага: Издательство Чехословацкой Академии Наук, 1961.